здесь и
сейчас
клубы и
сообщества
руccкий
english
забытый пароль
регистрация
Регистрация
зачем нужна
регистрация?
Логин
Пароль
Войти
 
Baku Pages Home
Баку:
01 сент.
16:10

Энциклопедия / "Неизвестные" бакинцы

Изменить категорию | Все статьи категории

Усейнов Микаэль Алескерович - архитектор

19.4.1905 - 7.10.1992

Бурный ХХ век со всеми сопровождавшими его политическими катаклизмами получил непосредственное отражение и в архитектуре Азербайджана. Выдающийся азербайджанский зодчий М.А.Усейнов стоял у истоков советской архитектуры и прошел весь сложный путь ее развития. Высокий интеллект и сила таланта позволила ему решать труднейшие архитектурные задачи, зачастую меняя стилевую направленность, но всегда сохраняя высокое мастерство.
Теперь, в начале ХХI века, мы с полным правом можем сказать, что силой его творческой мысли созданы лучшие произведения архитектуры Азербайджана ХХ века. Главным в творчестве этого великолепного мастера было привнесение в архитектуру национального колорита, которое он понимал как новаторское переосмысление национальных форм и деталей.

М.А.Усейнов родился в апреле 1905 года в семье очень состоятельных родителей. Его отец, как потом шепотом говорили, был миллионер, имел свои пароходы на Каспии и огромный особняк на набережной. Его происхождение долгие годы, как дамоклов меч, висело над ним - в любое время он мог быть арестован. И только большие успехи в творчестве и Сталинская премия за павильон Азербайджана на ВСХВ спасли его от репрессий.
Большая дружба связывала М.А.Усейнова с С.А.Дадашевым. Она продолжалась всю жизнь, вплоть до кончины Дадашева в 1946 году. Почти все произведения довоенных лет они проектировали совместно. Уже студентами Усейнов и Дадашев получили первую премию за совместный проект памятника Низами Гянджеви - выдающемуся поэту и мыслителю ХII века.
Баку 20-30-х годов был одним из важнейших стратегических центров Закавказья. Сюда были направлены лучшие градостроители и архитекторы России. В 1924-27 годах под руководством А.П.Иваницкого разрабатывался генеральный план города, строились поселки для рабочих, братья А. и Л. Веснины проектировали и строили дворцы культуры, фабрики-кухни. Профессор Ильин проектировал генплан города 1937 года.

Первый этап творчества М.Усейнова совпал с периодом конструктивизма в советской архитектуре. Тогда еще совсем юный зодчий, вдохновленный общим порывом, пытался постичь новый язык архитектуры. Из наиболее значительных работ того периода можно назвать фабрику-кухню (ныне родильный дом) на Баилово. Трехэтажное здание, решенное на контрасте глухих объемов, с большими плоскостями остекленения - типичный образец конструктивизма. Плоская крыша-терраса с панорамным видом на море - дань традиции. Проектов тогда было сделано гораздо больше, чем построено.

Поворот советской архитектуры в сторону классического, а затем и национального наследия нашел безусловную поддержку у молодого архитектора. Построенный в тот период ансамбль зданий кинотеатра «Низами» и жилого дома не потеряли своего художественного значения до наших дней. Симметрично расположенные, они образуют как бы пропилеи, акцентирующие начало улицы 28 Мая.

Настоящая зрелость приходит к архитектору вместе с пониманием места и роли национального наследия в создании современной архитектуры Азербайджана. Здания музыкального училища в Баку, павильона Азербайджана на ВСХВ в Москве и, наконец, музея им. Низами в Баку демонстрируют развитие идеи применения форм и мотивов Востока и национальной архитектуры.

Мастер национальной формы


Памяти Микаэля Усейнова
(1905-1992)

Микаэль Усейнов всегда утверждал: национальная архитектура - это национальная форма. Такая позиция порой воспринималась как формалистическая (вспомним модернистские мифы о «правдивости» архитектуры, нерасторжимой взаимосвязи всех ее «сторон»). Но в начале ХХI века профессиональное сознание, прошедшее через вспышку постмодернизма, спокойно приемлет ее как исторически оправданную, как одну из возможных альтернатив взаимодействия формы и содержания в архитектуре, которую, кстати говоря, чаще всего и исповедует практикующий архитектор.
Поражала внутренняя несокрушимость этого внешне мягкого, в высшей степени интеллигентного человека. С Усейновым нужно было говорить, общаться, чтобы понять его духовный и интеллектуальный уровень. Знаток архитектурной классики и новейших тенденций мирового зодчества, он тем не менее был плотью от плоти своего народа и его художественной культуры. Отсюда неискоренимая тяга к яркой декоративности приемов, головокружительной пышности форм при достаточно скромной палитре средств. Хороши или плохи эти особенности национальной культуры - так ставить вопрос бессмысленно и некорректно. Вне этого азербайджанского искусства, архитектуры просто не существует.
Как справедливо подчеркивает автор статьи о мастере И.Алиев (Мастер // Архитектура, 1985, № 9, с. 8), даже в самые «переменчивые» времена Микаэль Усейнов оставался верен себе, никакие «общепринятые» решения не принимая безоговорочно, а пропуская их через собственное понимание архитектуры. И, как показывает история, во многом был прав - его сооружения, подвергшиеся в свое время «строгой критике», не только эту критику пережили, но стали хрестоматийными.
Усейнов был поистине творчески неисчерпаем. Его наследие - более 200 проектов, и почти все они реализованы. Главное в творчестве мастера - уважение к традиции и ее использование в художественно и тектонически переосмысленных формах - всегда таких, которых ждало время. Поэтому и стал он выдающимся мастером советской архитектуры, в полном смысле слова народным архитектором, академиком, директором Института архитектуры и искусства, бессменным руководителем Союза азербайджанских архитекторов.
Блестяще окончив в 1929 году Азербайджанский политехнический институт, молодой Усейнов активно включился в архитектурную жизнь. Уже тогда в его творческой судьбе сошлись две линии - новая архитектура и историческая, традиционная. Правда, тогда они еще не взаимодействовали между собой. Будучи студентом Усейнов создает ряд проектов в обостренно-конструктивистском духе, часть из которых была реализована. В них акцентировался лаконизм геометрии, столкновение горизонталей и вертикалей, контраст объемных форм и плоскостей, глухих массивов и остекленных поверхностей. Непременными были эксплуатируемые крыши, легкие перголы, галереи, навесы, козырьки - столь же необходимые в теплом климате, как и внутренние дворики. Композиция одного из вариантов Дворца культуры с библиотекой (1928) выделяется не только на фоне местной архитектуры, но и художественных исканий конструктивизма в целом. Но, конечно, наиболее примечательна архитектура фабрики-кухни на Баилове (1930).
Разработка этой новаторской линии вовсе не подчинялась теоретическим догмам конструктивистского движения (строгое выделение формы из функции, конструкции и т.п.). Это был чисто художнический поиск в новой стилистике, с чем безуспешно пытались бороться идеологи конструктивизма. Однако автора занимали и аспекты социальные. Пожалуй, наиболее полно это проявилось в разработке домов-коммун и примыкающих к ним типов жилья (жилые дома «Портовик», «Ударник», «Новый быт», «Политкаторжанин», «Плановик» и др.). Характерен жилой комплекс в квартале 648 с четкой дифференциацией основных функций и развитым набором коммунально-бытовых учреждений (1929).
Одновременно с работами в новаторском ключе творческий поиск идет и в сугубо традиционной стилистике. Показательны конкурсные проекты памятника (1926) на могиле азербайджанского поэта и мыслителя ХII века Низами Гянджеви. Усейнов представил пять проектов, из которых два - награжденные премиями - в наибольшей степени воскрешали архитектуру Азербайджана XII-XIV веков.
Успех на конкурсе - не случайность. К тому времени Усейнов уже глубокий знаток национальной архитектуры. С 1924 года он проводил обмеры комплекса сооружений дворца Ширваншахов, которые произвели сенсацию среди специалистов и по рекомендации А.Щусева были опубликованы. Еще на студенческой скамье его воображение захватила мировая классика: увражи Палладио, Скамоцци, Барбаро, Летаруи; труды Шуази, Гнедича, Грабаря. Он тщательно изучает наследие русского классицизма - Казакова, Воронихина, Старова, Захарова, Стасова. Таков был фундамент профессионального образования.
Новая архитектура и историческая, традиционная пересеклись в его творчестве в первой половине 30-х - конфликтно и механически «обогащалась» конструктивистская архитектура. Автор искал «переходных» решений, пытался «смягчить» жесткую архитектуру 20-х перефразированными деталями классики. Но органичного слияния все же не произошло - в ту пору господствовал, как известно, «исключающий» подход -«или-или». Общежитие студентов Медицинского института (1934) с его пересказом мотивов Воспитательного дома Брунеллески знаменовало полный переход на позиции освоения наследия прошлого. Но почему не национальное наследие, а «ренессанс», характеризующий эту поворотную постройку? Конечно, здесь и контекст дореволюционного Баку с его ренессансными мотивами, и недавние еще студенческие увлечения памятниками итальянского Возрождения. Но была и чисто идеологическая причина. Вот свидетельство автора: «Даже после того, как вслед за Москвой у нас был взят курс на освоение классического наследия, возражения критики не вызывала только архитектура Ренессанса. Малейшее же обращение к формам национальной архитектуры, хотя бы к стрельчатой арке, встречало сильнейшее порицание не только в 1934 году, но и значительно позднее» (Дадашев С., Усейнов М. Наши искания // Строительная газета, 21 июля 1940 г.). Время, однако, брало свое, и национальная традиция заявляла о себе все громче.
Уже в 1934 году конкурсный проект Дворца Советов Азербайджанской республики в Баку отчетливо демонстрирует сочетание композиционных приемов классицизма с архитектурными формами и средствами убранства местной исторической архитектуры.

*****************
Вехи жизни и творчества:
- 1939 - профессор
- 1940 - Заслуженный деятель искусств Азербайджана
- 1941 - член-корреспондент Академии архитектуры СССР
- 1945 - действительный член АН Азербайджана
- 1947 - 1992 - председатель правления Союза архитекторов Азербайджана
- 1948 - 1988 - Директор института архитектуры и искусств АН Азербайджана
- 1950 - доктор архитектуры
- 1950 - действительный член Академии архитектуры СССР
- 1957 - действительный член Академии архитектуры и строительства СССР
- 1970 - народный архитектор СССР
- 1982 - почетный гражданин города Баку
- 1985 - почетный член Королевского Азиатского общества. Лондон
- 1985 - выставка работ в галерее Королевского института Британских архитекторов в Лондоне
- 1992 - почетный член Международной академии в г. Москве
- 1992 - президент международной академии архитектуры стран Востока
Награды:

- 1939, 1952 - орден Трудового Красного Знамени
- 1941 - лауреат Сталинской премии
- 1946, 1958 - орден Ленина
- 1978 - лауреат государственной премии Совета министров СССР
- 1985 - Герой социалистического труда

Делегат международных конгрессов архитекторов: в Варшаве (1954), Лондоне ( 1961), Гаване (1963), Венеции ( 1964), Париже ( 1965), Исфаган (Иран, 1970), Болгария (1972), Шираз (Иран, 1974), Мадрид (1975), Мехико (1980)

Source: http://www.archjournal.ru/rus/mnf.htm
 
Сайт: http://www.archjournal.ru/rus/01%2038%202005/100.htm