руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
08 авг.
14:36
Сообщества
100 лет Арону Израилевичу
© Nadya
Все записи | Искусство
суббота, ноябрь 30, 2013

Арсен Амирян - Часть вторая : Парикмахер Минай

aвтор: Partorg
6

Глава 2. Парикмахер Минай


Минай Каспарович Амирян, не пошёл по стопам отца. Окончив
курсы парикмахеров и брадобреев в училище имени святых Санасара и Багдасара,
что находилось на Каменистой улице, Минай начал свой трудовой путь в
парикмахерском салоне братьев Карамазовых. На первом рабочем месте Минай долго
не задержался. Прекрасно освоив своё дело, Минай любил убрать у клиента лишнее
– или усы покороче подстричь, или сбрить последние волосы на залысине,
отполировав последнюю специальной фетровой тряпочкой.

Однажды в парикмахерскую зашёл молодой розовощёкий
офицер, с пышными длинными усами, в сверкающей пуговицами кавалерийской форме,
украшенной эполетами и лафетами. Так этому офицеру Минай начисто сбрил усы,
сославшись на то, что за них цеплялась его новая электрическая бритва Филипс.
Офицер разразился пятиэтажным матом, проклиная Братьев Карамазовых и молодого
парикмахера, и угрожая "разнести эту халабуду вдребезги пополам".
Когда Тимофей Карамазов напомнил офицеру, что он ещё не отсидел за "то
дело", тот, шипя и размахивая кулаками, покинул заведение.

 

В тот же день Минай был уволен. Братья Карамазовы не хотели портить отношения с сыном городского полицмейстера Михаила
Будённого Сёмой.



Придя на следующее утро в свою парикмахерскую, Братья Карамазовы не поверили своим глазам. Какая-то сволочь,
несколько откорректировала рекламный плакатик "Жиллет – лучше для мужчины нет", красовавшийся над их заведением. Кто-то зачеркнул слово
"Жиллет", и заменил его одним нехорошим словом, которое сотавляло некоторый симбиоз слов Минай и Жилет. Следующие 15 суток Минай Каспарович
провёл в полицейском участке на второй Хребтовой, и был выпущен только по просьбе отца.

 

Шли годы. Минай остепенился, клиентура его становилась всё солиднее и состоятельнее, и тогда он решил открыть свою
собственную парикмахерскую.

 

Салон "Айнур", принадлежавший Минаю Амиряну, находился на углу Базарной и Почтовый улиц, был самым фешенебельным и
почитаемым салоном Баку. У входа дорогих гостей встречал швейцар, в фойе
находился гардероб, огромное хрустальное зеркало и фотографии довольных клиентов.
Шкафы, стулья, кресла, короче вся мебель в "Айнуре" былa из красного дерева, работы самого мастера Гамбса. Минай
Каспарович никогда не забывал похвастаться новому клиенту, что "у него и
дома весь мебель такой". Клиентам, ожидавшим свою очередь, подавали
шербет, сладости, газету "Биробиджанен Штерн" и холодное Жигулёвское.
По праздникам в парикмахерской "Айнур" пел сам легендарный Бока,
которого Минай Каспарович за это бесплатно стриг и брил.


Среди клиентов Амиряна были такие известные буржуи как Муртуз Мухтаров, Салимов, Сеид Мирбабаев, Манташев, Мирзоев, Шибаев,
Лионозов. С особым почётом встречал хозяин "Айнура" архитектора
Тер-Микелова. Ага Муса Нагиев, самый богатый человек в Баку, частенько вызывал
парикмахера к себе домой.

 

Однажды, жарким летним днём, в салон "Айнур" зашёл побриться сам Гаджи Зейналабдин Тагиев. Удобно
устроившись в роскошном кресле, Тагиев стал справляться о здоровье отца,
вспомнил роскошный Дилижанс, который сам давно сменил на новую
"Волгу", подаренную ему самим Александром Третьим.

 

В Парикмахерской было жарко, и Тагиева быстро
одолела жажда. Отказавшись от шербета, он попросил просто стакан воды.
Восхитившись изумительным вкусом воды, Тагиев, недавно проведший в город воду
из Шолларского источника, поинтересовался, откуда такая превосходная вода.

-"Гаджи Ага", ответил Минай, "
я Вам один умный вещь скажу, только Вы не обижайтесь. У нас в Дилижане открой
любой кран, вода идёт, первое место в Мире"

-"А Шолларская?" – рявкнул
побагровевший от злости меценат. "Сначала думай, потом говори".

Минай Каспарович закончил работу молча, боясь
снова что-то не то ляпнуть.

Уже в фойе, Тагиев нацепил позолоченный
монокль – подарок Карла Цейса, подозвал побледневшего Миная и строго спросил:

- "Ты любишь долма?"

- "Нет", на всякий случай соврал
Амирян.

- "Это потому что у Вас не умеют
готовить долма" ответил Тагиев, и покатил домой.

Всю дорогу он думал о том, как вконец
обнаглели "эти…". Гаджи Зейналабдин был настоящим Бакинцем и
"этих" любил. В глубине души. Где-то очень глубоко. Но сейчас он
испытывал к зарвавшемуся цирюльнику такую личную неприязнь, что кушать не мог.

Ранним утром Гаджи Зейналбдин проснулся от
крика "Мацони, Мацони". Обычно Тагиев спал крепко, и зычный голос
хуторского молочника Дяди Арно его никогда не будил . Но эта ночь была тревожной.
Послав слугу за кружкой свежего мацони, (которое он сам очень любил, хотя и
морщился, когда им его угощали "эти") Гаджи-ага подумал, что зря
вчера осерчал на цирюльника, мало ли какое разговоры будут, да и вода из
Дилижана совсем не уступала Шолларской. Тем не менее, когда слуга принёс ему
дымящийся мяхмяри чай в мельхиоровом подстаканнике, Тагиев поинтересовался, в
какой воде заваривался чай. Удивлённый слуга ответил, что конечно на
Шолларской, и был послан за цирюльником. Поздоровавшись с мамой, Тагиев
попросил её приготовить долму, для одного очень дорогого гостя и подмигнул
старушке . Мама всегда понимала сына с полуслова.

Днём в гостиную Гаджи Зейналабдина робко зашёл Минай.
Тагиев просиял, и извинился, за то что вчера его то ли муха покусала, то ли он
с цепи сорвался. Минай услужливо ответил, что наверное, скорее всего это была
муха и стал сетовать что городской Голова совсем не следит за чистотой.

Скоро на столе уже дымилась долма, политая
свежим мацони, бутылка Чинара и кутабы с зеленью.

Отведав чаю со сладостями, Минай Каспарович распрощался с
Тагиевым и довольный пробрёл домой.

На следующий день салон "Айнур" уже был
подключён к Шолларскому водопроводу, к неудовольствию архитектора Тер-Микелова
и промышленника Манташева, которые скучали по родной Дилижанской воде.

По правде говоря и Манташев и Тер-Микелов
одними из первых провели в свои дома Шолларскую воду, но на людях утверждали,
что они продолжают платить бешеные деньги, за бочки с Дилижанской.

Тагиев оставался клиентом Миная до самой своей смерти,
успев отрекомендовать его Нариману Нариманову. Выйдя на пенсию Минай Каспарович
брил только самого Мирджафара Багирова, который наградил легендарного
цирюльника и отца двух комиссаров орденом Трудового Красного Знамени.



Вот в такой знаменитой семье и родился наш герой – Арсен
Минаевич Амирян.



 

loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.

Друзья
Вот, читайте
© Manyasha1