руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
15 июль
22:03
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Разное
пятница, декабрь 28, 2007

Приморский бульвар, или «Армянский след» в Баку

aвтор: Danak ®
12
Как и было мною обещано, после незначительных сокращений, вашему вниманию вновь представляется статья нашего Izdatelya:


Приморский бульвар, или «Армянский след» в Баку

Азербайджан


В январе 1990 года завершилась почти столетняя история некогда самой крупной в мире армянской общины – бакинской.


Город на Каспии подарил человечеству немало прославленных имен – взять хотя бы Льва Ландау или Мстислава Ростроповича. Интернациональный Баку, этот закавказский Вавилон, стал родиной многих известных представителей нетитульных наций - разведчика Рихарда Зорге, артистов Серго Закариадзе, Эммануила Виторгана, певицы Ларисы Долиной, киноведа Виталия Вульфа, писателей Леонида Зорина и Эдуарда Тополя, режиссеров Владимира Меньшова и Юлия Гусмана и других. Разумеется, здесь родились и крупные азербайджанские деятели науки и культуры. Баку был родиной и многих знаменитых армян. В разные годы они прогуливались по живописной набережной, ставшей визитной карточкой столицы Азербайджана...


Эта дугообразная и нарядная полоса суши омывается водами Бакинской бухты. Прежде она официально именовалась Приморским парком культуры и отдыха, сейчас - Национальным парком. Бакинцы же всегда называли его просто – бульвар. Любимое место проведения досуга и массовых гуляний. Здесь можно было укрыться от летнего зноя. В тени пальм и платанов, рододендронов и акаций, каштанов и кипарисов назначали свидания и встречи. Бульвар украшали многочисленные кафе и фонтаны, спортивные и культурные заведения. А любимым уголком горожан была живописная цепь прудов и каналов, которую с чьей-то легкой руки окрестили «бакинской Венецией». По этим каналам местные «гондольеры» в кепках «аэропорт» катали на моторных лодках детей и взрослых. Каждое уважающее себя семейство считало своим долгом раз в месяц прогуляться по этой чудесной набережной.


На бульваре любили устраивать променады еще до революции. Детские годы провел здесь профессор русской словесности Степан Бархударов. Под сенью ветвистых деревьев он думал свои думы о лингвистике. В нефтяной столице мира, куда приезжали отовсюду, вроде бы все говорили по-русски: и миллионщики разных вероисповеданий, и губернские чиновники, и простолюдины. Но коверкали, ох как коверкали язык великого Пушкина! И этот акцент, этот неистребимый кавказский акцент! Впрочем, вся эта «неправильность» вскормившей его языковой среды не помешала Бархударову стать крупным ученым, автором первого учебника по грамматике русского языка для средней школы.


В дореволюционные годы здесь частенько прогуливался архитектор Габриел Тер-Микелов (Тер-Микаэлян). Он уже успел прославиться в Тифлисе. Превратился в востребованного и даже модного зодчего. Бакинские нефтяные магнаты, словно соревнуясь друг с другом, стали строить пышные особняки, дворцы, театры. И тут талант Тер-Микелова пришелся ко двору. После ночных бдений над чертежами он любил спускаться рано утром к каспийской набережной, раздумывая над своими новыми проектами.


В этом городе прошло детство одного из самых ярких художников пред- и послереволюционных лет Георгия Якулова. Он родился в благополучной семье адвоката. Нянечка выводила маленького Георгия гулять на бульвар. Однако после смерти Якулова-старшего мать увезла 9-летнего сына в Москву. Он стал выпускником знаменитого Лазаревского института. Начал делать первые шаги в живописи. И вскоре превратился в крупнейшего художника, скульптора и сценографа. Про родной город Якулов не забывал: он стал одним из авторов памятника 26 бакинским комиссарам. В советские годы этот памятник был одним из символов Баку...


На бульваре любил пристраиваться с блокнотом, полным непонятных формул и чертежей, мальчик в гимназической форме. Звали его Ованес Адамян. Это был будущий основоположник цветного телевидения. Он рано покинул родной город, учился в Швейцарии и Германии. Но те прогулки по бакинскому бульвару вспоминал довольно часто.


Артемий Айвазян, один из основателей советского джаза, жил неподалеку от набережной, на улице Меркурьевской. Сын юриста, музыкального критика и филолога-переводчика в одном лице и пианистки, он рос в атмосфере достатка и высокого искусства. В их доме не раз музицировали Рахманинов и Шаляпин. Мама научила сына играть чуть ли не на всех музыкальных инструментах. Айвазян тоже рано покинул отчий дом. Но любил приезжать в родной город, где знал каждую улочку, каждую скамейку на любимом Приморском бульваре.


Через руки художника и педагога Арсена Аванесяна прошли все крупные живописцы Азербайджана. Он стоял у истоков республиканской школы сценографии. Оформил около 200 театральных постановок! А вместо пленэра Аванесян любил приходить с этюдником на любимый бульвар, где даже гомонящие мальчишки не отвлекали его от работы...

Величавой походкой, словно никак не может выйти из роли, ступал на набережную Бакинской бухты до боли знакомый мужчина. Пышные усы, проницательный взгляд, густая прядь волос, зачесанных назад. Прохожие открывали рот от изумления и чуть не вытягивались по стойке «смирно»! Но это был всего лишь двойник Сталина – Георгий Саакян. Инженер, ставший «актером одной роли». 35 раз (!) он играл вождя всех народов...

Как всегда, неспешно двигался в сторону городского шахматного клуба, расположенного здесь же на бульваре, Сурен Абрамян. Сухопарый седовласый красавец. Совсем не здешний типаж. Он тоже был инженером и тоже прославился на всю страну в иной сфере – шахматах. 30 лет во Дворце пионеров учил мальчишек и девчонок этой мудрой игре. Одним из первых среди шахматных педагогов получил звание «Заслуженный тренер СССР». Его учеником был лучший шахматист республики Владимир Багиров, а в последние годы жизни – внучатый племянник Володя Акопян, ставший вице-чемпионом мира ФИДЕ. Занимался Сурен Теодорович и с удивительным мальчиком, о котором сказал: «Я уверен, что Гарик станет чемпионом мира».


Гарри Каспаров оправдал ожидания педагога.


Семья шахматного гения жила неподалеку от бульвара. Мама Клара Шагеновна выводила на прогулки своего горячо любимого сына. Гарик приходил сюда и после школы, и с однокурсниками по институту иностранных языков. Всех манил бульвар – и коренных бакинцев-гениев, и приезжих торговцев из провинции.


В Приморском парке проводили часы не только за шахматной доской. «Традиционные» кавказские мужчины всех национальностей играли в нарды. Склонные к азарту и легкой наживе блатные резались в «очко» и «буру». А Виталий Габриэлян заглядывал «на огонек» к любителям шашек. Многократный и непобедимый чемпион СССР по шашкам, он так и не стал широко известен в мире по одной простой причине: играл в «обычные» шашки, то есть в русские. В то время, как международное сообщество признавало стоклеточный вариант этой игры.


Пацаны гоняли на бульваре в мяч. И были просто в восторге, когда в компании друзей или со своими родными здесь появлялись их кумиры из «Нефтяника» - Эдик Маркаров, Саша Мирзоян или Аркадик Андреасян. Технари и виртуозы мяча! В нашей 202-й школе, где учился Маркаров, все мальчишки были его фанатами. Хотя и слова такого тогда не знали.


– Ара, какой он гол «Зениту» вчера забил – красавчик!


Все трое закончили свою футбольную карьеру в ереванском «Арарате». Их давно туда звали. Но покидать родной клуб не хотелось. И только когда «Нефтяник» превратился в «Нефтчи» и в команду стали брать преимущественно представителей титульной нации... Вот тогда они переселились в Ереван.


На бульвар приходили в основном нарядно одетые бакинцы. Это было место гуляний после праздничных демонстраций 1 мая и 7 ноября. Однако многие появлялись здесь целыми семьями и в обычные дни. Как Экимяны, например, которые прогуливались с сыном. Тем самым, что стал известным музыкантом. Но в историю, можно сказать, Алексей Экимян вошел единственным в мире композитором (помните, «Не надо печалиться, вся жизнь впереди...»?), лиричным и душевным, с... погонами генерала милиции.


А маленького Вову Татосова, который бегал здесь и катался на деревянном самокате, родители увезли на брега Невы, где он вырос в блестящего актера театра и кино. Неподалеку от набережной располагалась знаменитая музыкальная школа при Бакинской консерватории. Старая большевичка Софья Михайловна Атарбекова водила сюда своего кудрявого ангелочка Котика. За ним присматривал и старший брат Гарик. Мальчик мог сутками сидеть за роялем и получал от игры истинное наслаждение. Он был талантливый и упрямый. Поставил цель создать свой оркестр – и добился ее. Были слава, головокружительный успех. И расставание с родиной. Сегодня Константин Орбелян в Лос-Анджелесе, а Гарри с послевоенных лет обитал неподалеку, в Сан-Франциско.


В эту же музыкальную школу бегала неугомонная и одаренная девочка по имени Ира. Ей, видимо, было предначертано самой судьбой стать певицей: в такой семье родилась – мама солистка оперы, папа –режиссер! У него, Александра Григорьевича Саркисова, дочь позаимствовала «по наследству» творческий псевдоним и стала Ириной Аллегровой. Она даже дочку Лалу не успела поводить по всем любимым местам на бульваре, потому что, оставив малышку на попечение родителей, поехала, как многие ее земляки, покорять Москву. И покорила, став звездой эстрады.


Так же рано оставил родной город и Евгений Петросян. Он с 1961 года в столице, может считать себя коренным москвичом. А вот тяга к сцене и публичным выступлениям зародилась у него еще в школьные годы. Выступал в домах культуры. Впервые появился перед зрителями в ДК им. Шаумяна. А первым учителем Жени была известная в те годы комическая актриса Маргарита Шамкорян.


На бакинскую набережную любил приходить и известный режиссер и актер Сергей Газаров. Здесь прошли его детство и юность. Забредал на бульвар с братом Володей, закадычными друзьями. Разумеется, и с девчонками, которые обожали артистичного, остроумного и веселого Сергея. Говорил он «чисто по-бакински». Закончив школу, отправился поступать не куда-нибудь, а сразу в ГИТИС, так как не сомневался, что сцена – его призвание. Но на экзамене... « Только приехал из Баку, и у меня был ярко выраженный рыночный акцент, - вспоминает С. Газаров. – Педагоги попадали с кресел. Умоляли Табакова меня не брать, а он поступил иначе».


Может, именно здесь, на одной из скамеек под пальмами, писал свои первые рассказы студент института нефти и химии, он же молодой начинающий прозаик Эдуард Акопов? А может, раздумывал над своими будущими киносценариями – «Шелковицей» или «Человеком с бульвара Капуцинов»? Вся атмосфера тут располагала к творчеству. Особенно в вечерние часы, когда жара спадала, а легкий ветерок с моря ласкал лицо.


Не исключено, что на бульвар залетали голуби будущего известного дрессировщика Михаила Багдасарова. Он с детства любил возиться с разной пернатой и хвостатой живностью. Устраивал с ними целые спектакли, на которые созывался весь двор. И так здорово у него все получалось! В большой семье Багдасаровых были уверены, что место Миши в зоопарке или на арене цирка. И не ошиблись. М. Багдасаров стал дрессировать тигров и львов. Добился славы. Воспитал достойную смену: его дети Карина и Артур тоже стали знаменитыми дрессировщиками. Династия Багдасаровых!


... Мы отдали все этому городу – свою нерастраченную любовь, свой труд и талант, свое безудержное веселье и свои незаживающие раны. Да не оскудеет рука дающего...


Хорошо, что мы, армяне, оставили в этом городе добрый след. Только больно от мысли, что мы оставили там еще и могилы своих родных – двух, а то и трех поколений. И брошенная, одиноко стоит в центре города, на Парапете, армянская церковь. Без креста на куполе. Прости нас, Господи!


Александр Геронян, Рига
loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.