руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
08 май
09:01
Обозрения
Сериальное
© Eugene
Все записи | Заметки
понедельник, март 8, 2021

7 остановок весны

aвтор: Ruslana ®
12
view
Израильский автобус — это центр вселенной. Знаете, сколько всего может произойти между 7-ю остановками? Да почти вся жизнь.
Вначале в автобус вошёл контролёр. Даже два контролёра. Они проверили у всех билеты. На следующей остановке они вышли, чтобы в переднюю дверь вошёл ещё один. Когда на 3-й остановке вошла опять контролёрша, пассажиры уже не сдерживали своих эмоций.
“Сколько можно! Третий раз за 5 мин! Вам делать больше нечего…. Вот работа, ходи проверяй ничего не делай…”
Весёлая контролёрша не огрызалась, весело отбивая все жалобы:
“Я уже третья? Так мне мороженое полагается. Осторожно, бабушка, садись быстрее, иначе упадешь. Ага, я так люблю свою работу. Вы такие милые, я поеду с вами до центральной станции, и больше ни одному контроллеру не дам войти.”
Вся эта перебранка означала одно: мы возвращаемся к обычной жизни, или хотя бы верим в это. Обрывок ленты на переднем сидение за водителем развевался по ветру, напоминая о тех днях, когда автобусы ездили полупустые, и проверять билеты было некому и не у кого. Теперь же автобус бурлил как электрический чайник, который наконец-то включили в сеть. А за окнами автобуса плескалась весна, такая короткая для Израиля, и такая красивая.
Проверив всех, заодно помогала одной пожилой даме купить билет, контролёрша плюхнулась на свободное сидение рядом со мной.
- А ты почему молчишь? Все уже свои претензии высказали, а ты?
- Я рада, что мы возвращаемся в нашу рутину, - вступила я в разговор.
- О, да, это точно. Вот ещё бы это снять. (Она показала на свою маску).
- Так это тоже хорошо. Косметики много не надо. Гриппом никто не болеет.
- А, это точно. Я вот сделала прививку, ты не беспокойся, я сейчас тебе покажу свою справку.
И до следующей остановки я узнала почти всю её жизнь, и про операции, и про справки, и про детей, и про маникюр, и про то, как скачать аппликацию на телефон. И это тоже означало, что мы просто соскучились по всему вот этому. По этим разговорам ни о чём, по этой жажде поделиться с незнакомым человеком своей радостью о встрече с детьми, и своим мнением обо всём что творится в мире.
А потом автобус остановился перед въездом на центральную станцию. Полицейские машины перегородили въезд, и выезд: обнаружен неопознанный предмет. Да, мы возвращаемся в нашу обычную жизнь с её обычными проблемами. Звучит более чем цинично, но это наша реальность.
Пассажиры:
- Эй, водитель, открой двери! Я на автобус опоздаю. А у меня очередь к врачу. А у меня уже перерыв закончился.
И водитель открывает двери. Пассажиры высыпаются из автобуса, разбегаясь по сторонам. Контролёрша не теряется, тут же встает руководить парадом.
- Люди, осторожнее, вы прыгаете на проезжую часть. Что, по-вашему, лучше под колеса попасть, или взлететь на воздух? (о, этот своеобразный израильский юмор, понятный только тому, кто здесь живёт) Спокойнее, берегите себя.
За секунду я понимаю, что на воздух мы не взлетим, но застрянем здесь надолго. Мне еще ехать 2 остановки, но я уже опаздываю, и наверняка, лучше и быстрее будет пешком идти.
Увидев, что я смотрю на часы и делаю движение встать, неугомонная контролёрша строго спрашивает меня:
- Что случилось? Куда ты опаздываешь?
- В ателье. Я платье новое заказала, в декабре ещё.
После того, что между нами произошло между двумя остановками, я смело могу ей рассказать о том, что меня заставило сесть в автобус в первый день снятия ограничений карантина.
- А, понимаю. Не выходи, сейчас всё закончится, и мы поедем.
И через дверь она кричит полицейскому, который перегородил дорогу.
- Гади! Как дела?
- Нормально, - отвечает Гади, не оборачиваясь.
И по этой будничной рутиной фразе “нормально (бэсэдер)”, я понимаю, что все страшное уже позади, и мы сейчас действительно двинемся дальше. В автобусе осталось не так много пассажиров. Напротив меня сидит пожилая пара: она с палочкой, это её контролёрша быстро усадила, чтобы она не упала. Он все время в телефоне.
- Гади, тебе не стыдно? - продолжает контролёрша. - Женщина платье новое ждёт ещё со второго карантина, а ты дорогу закрыл.
- Она, что замуж выходит? - Гади по-прежнему не оборачивается, смотрит туда, где стоит его напарник, на остановку напротив. И да, платье в Израиле шьют к свадьбе, а не в обычной рутиной жизни.
- А тебе-то что? Ты же женат, -отбивается контролёрша.
- Да, ладно. А она красивая?
- А я стала бы просить за некрасивую? Ты пойми, у нее же платье заказано.
- Вы все теперь красивые. Под маской.
Весь этот диалог я быстро перевожу сидящей передо мной женщине. Она уже нервничает, может быть нужно было выйти из автобуса, вдруг там что-то серьёзное, а она не поняла… А муж всё время “в телефоне” ...
Тут в разговор вступает водитель:
- Гади, маньяк, имей совесть. Женщина без платья останется, а я без обеда.
- Не переживай. Тебе уже все приготовили. Ладно, езжай вон по той стороне.
Он наконец повернулся к нам и улыбнулся. Так, как можно улыбнуться через маску, одними глазами. Отбой тревоге, всё чисто, можно жить дальше. И наш автобус плавно въезжает на остановку. Контролёрша выпрыгивает, на ходу мне машет рукой.
— Вот видишь, все обошлось. С обновкой тебя, - кричит она.
Я в ответ тоже машу рукой. В автобус входят новые пассажиры.
- Женщина, а можно спросить, какое платье вы себе шьёте? - неожиданно подает голос дама с тросточкой, что сидит напротив.
Меня уже ничего не удивляет. Весна, снятие ограничений карантина, минувшая опасность неопознанного объекта- этот бесконечный клубок нашей жизни опутывает своими нитями всех, кто попадается ему на пути.
- Серое, с сиреневым кантиком, - отвечаю я.
Над маской вскидываются брови моей попутчицы. Ну собственно, какой вопрос, такой ответ.
- Эдик, - обращается она к тому, кто за всё это время так и не оторвался от телефона. - Почему у меня в молодости не было серого платья с сиреневым кантиком?
- Какая проблема? Купи сейчас, -отвечает Эдик ровным голосом, продолжая смотреть в свой телефон.
- Сейчас… Кто меня в нём увидит сейчас? - спрашивает она уже сама себя, и грустно смотрит в окно.
Да, жизнь она такая, всего две остановки, а между ними столько всего надо успеть….
Дальше мы едем молча, контролёры больше не заходят, полицейские остались позади. Рядом со мной садится ещё одна женщина, невольно задевая меня своей сумкой тележкой. Тут же извиняется. Обычная жизнь продолжается. Вот скоро и моя остановка. Я поднимаю руку, чтобы нажать кнопку на поручне.
- А вы носите платье, - вдруг снова обращается ко мне женщина, у которой в молодости не было серого платья с сиреневым кантиком. - И туфельки на каблучках. И брошку, обязательно. Носите, вопреки всему.
- Конечно, носите. И духи у вас такие приятные, весенние- вдруг подхватывает разговор женщина, которая сидит рядом со мной.
Я замерла на секунду. Я улыбаюсь, хотя под маской и не видно, но всё равно.
-Дамы, спасибо вам. И с наступающим вас праздником. Эдик, у вас замечательная супруга.
Эдик наконец-то оторвался от телефона, и посмотрел на свою жену.
Я иду к выходу, и замечаю, как водитель на секунду притормозил у круга возле остановки. Там кафе придорожное находится. Оттуда выскочила женщина, и перепрыгивая через пешеходный переход, протянула водителю пакет с едой.
Когда я вышла из автобуса, водитель просигналил мне, крикнув:
- С новым платьем! Хорошего дня!
Да, моё платье — это сила, как галантерейщик и кардинал, которые спасли Францию (ц).
Товарищи женщины! (голосом красноармейца Сухова)
С праздником нас, красивых. Любите себя любимых. Храните в памяти самые красивые воспоминания. Земной шар не прекратит вращаться вокруг своей оси. И давайте кружиться вместе с ним в этом сногсшибательном водовороте под названием “просто жизнь”.
loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.

Телеграмма № 5: Расизм в "Бриллиантовой руке", триумф служанки Гитлера, молитва Марка Аврелия