руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
22 июль
15:46
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Заметки
четверг, июнь 11, 2015

Лондон Хогарта: переулок джина, пивная улица

aвтор: tsvetaeva ®
5

 

 

В прошлом году в Риме случайно забрели на выставку английских художников, Тернера, Гейнсборо, Констебля и  Хоггарта из собраний британских музеев. Это был замечательный  отдых от сочной, роскошной, страстной итальянской живописи и скульптуры, в которой иногда всего этого слишком. Около Хогарта простояли особенно долго. Он настолько подробный, настолько колоритный, саркастичный и реалистичный основременно, что в него хочется вглядываться без конца. Его истории как-будто читаешь, несмотря на то, что это только картинка. Автором очередного обзора очередной выставки является арт критик "Дейли телеграф" Алистер Соук, статью которого о Лукиане Фрейде я уже переводила. Ссылка на оригинал внизу. 

Центральная фигура гравюры Хогарта "Переулок джина" сумасшедшая полуодетая проститутка с сифилитическими язвами на ногах.

 

     Вильям Хогард любил изображать разнузданную, пьяную изнанку лондонской жизни. В то время, как в Стадел музее Франфурта открывается выставка его гравюр, Алистер Соук исследует представления художника о добродетелях и пороках. 

     "Я не знаю никого, кто бы имел менее пасторальное воображение, чем Хогардт",- написал эссеист 19 века Вильям Хазлитт. "Ему нравится утрированно изображать и Сeнт Джeймс, и Сeнт Жиль (очень богатый и очень бедный районы Лондона). От его полотен несет перегаром таверны". По моему мнению, точнее об английском художнике и гравере Вильяме Хогарте (1697-1764) не скажешь. 
    Хогарта редко посещало желание изображать журчащие ручейки или пасущихся коровок, предметом его картин становился неподвластный никаким правилам театр жизни, предлагаемый лондонским обществом, от трущоб Сент Жиля, до фешенебельных домов Сeнт Джeймса. Британская столица восемнадцатого века стала ареной социальной борьбы и необыкновенное чувство гротеска, присущее Хогарду, позволило ему создать серии очень живых, сатирических гравюр, включая сделавшие его знаменитым "Карьеру проститутки", "Карьеру мота". Действительно, написанные художником, мощные, полные энергии сценки из жизни низов, разыгранные в борделях или на других отвратительных задворках города, стали настолько популярными, что вдохновили целое направление его последователей "хогартиан" на изображение теневых сторон общества. Квинтэссенцией понимания убожества предметов творческого исследования Хоггарда может служить его скандально знаменитая гравюра 1751 года "Переулок джина" 

 

 

 

Гравюра Хогарда 1751 года, в которой он убедительно доказывает, что алкоголизм- это путь к разрушению и смерти
     
       Согласно Хогарту, это изображение городской преисподней было "рассчитано на исправление господства некоторых пороков, специфически присущим людям низкого сословия". Вместе с гравюрой "Переулок джина", ее парой -  "Улицей пива" еще 70 работ художника выставляются в Стадел музее Франкфурта на экспозиции "Пороки жизни: гравюры Уильяма Хогарта".
     К тому времени как Хогарт завершил "Переулок джина", он уже был в расцвете своей карьеры. Сын разорившегося школьного учителя, прежде, чем стал  учеником гравировщика по серебру, провел детство в ужасающей нищете. После двадцати начал свое собственное дело, украшая виньетками визитки и иллюстрации дешевых книг. Это была тяжелая и скучная работа. Но благодaря своему таланту и умению вести бизнес (то, что он не унаследовал от своего отца, который держал кофейный магазин, разорился и провел четыре года в печально знаменитой долговой тюрьме Флит), Хогард преуспел, как профессиональный художник.  В 1730 году он стал первооткрывателем жанра, смысл которого можно было бы определить названием "темы о современной морали" - серия картин, рассказывающих истории поведения и характеров. Первая серия " Карьера проститутки" стала необыкновенно популярной, было отпечатано как минимум 1240 экземпляров для подписчиков по цене в одну гинею за каждый.
Автопортрет Хогарта
    
     В последующие десятилетия популярность Хогарта, как знаменитого портретиста и гравера, только росла, и достигла своего апогея в 1757 году, когда он был назначен старшим придворным живописцем.
       
                                                                                                  Дух времени
    
     Поводом для написания "Пивной улицы" и "Переулка джина" стало, так называемое, "повальное увлечение джином". "В 1689 году законодательным актом парламента был запрещен импорт французского вина и водки", - обьясняет Аннет Герлах, специалист Стадел музея. " В то же самое время, британское правительство, посредством снижения налогов и других послаблений землевладельцам, поощряло винокурение с использованием местных продуктов ". В эпоху противостояния Британии и Франции, результатом такой политики стало появление доступного, альтернативного французскому бренди напитка. "И так как джин был дешев", - продолжает Герлах, "его потребление выросло особенно среди бедных слоев населения". Фантастический "успех" джина подтверждается фактом, что каждое  из пяти хозяйств, продавало его в трущобах Сeнт Жиля и только одно из пятнадцати в Вестминстере. Согласно некоторым подсчетам, к 1743 году Англия каждый год выпивала в среднем 2.2 галлона (10 литров) джина на человека.
    Среди лондонского образованного класса джин скоро стал предметом общей ненависти. Озабоченные граждане, такие, например, как новелист Хенри Филдинг, друг Хогарта, считал этот спиртной напиток виновником беспорядков, криминала и высокой детской смертности, свирепствовавшей в Лондоне. Осуждение злоупотребления джином можно было бы сравнить с сегодняшними гонениями на кокаин. Филдинг был одним из самых известных его противников. Благодаря его усилиям, в 1751 году был принят "Джиновый акт", который помог справиться с эпидемией распространения этой заразы. Хоггарт создал "Пивную улицу" и "Переулок джина" для того, чтобы внести свою визуальную лепту в риторику проводившейся компании. В этот раз он даже не стал нанимать французских граверов, как обычно, когда работал для особых ценителей, а сделал все сам, для того, чтобы цена была доступоной для широкой публики.
                                                                              
                                                                                                           Руины материнства
    
     Картины Хогарта дают альтернативное видение Лондона. "Переулок джина" бросает нас в бездну трущоб Сeнт Жиля, района к северу от Ковент гардена, где пьяные мамаши заливают джин в глотки своих отпрысков. Центральная фигура - одурманенная, полуодетая проститутка с сифилитическими язвами на ногах и ее падающий вниз, погибающий ребенок. Картина полна опустившимися алкоголиками, ведущими дикое, безобразное существование. Плотник и его жена в лохмотьях отчаянно пытаются заложить инструменты, кухонную утварь, для того, чтобы достать денег на выпивку. За парапетом мальчик сражается с собакой за обглоданную кость. На переднем плане, бледный, как мертвец, исполнитель баллад оседает на землю, больной и несчастный и черная собака рядом с ним символизирует полное отчаяние. На заднем плане картины мы видим настоящие трупы, включая повешенного на верхнем этаже полуразрушенного дома цирюльника.  Там же мы видим толпу бешено орущих и жестикулирующих, создающих хаос пьяниц: сумасшедший, с кузнечными мехами на голове, танцует жигу, размахивая пикой, на которую насажен младенец. Он, словно фрагмент чьего-то парализующего ночного кошмара. Этот управляемый джином, перевернутый вверх дном мир толпы - предчувствие предстоящего разлома всего общества - символизирует рушащееся в дальней перспективе картины здание -  конечная точка пути в никуда. 
 
Контрастом к "Переулку Джина" "Пивная улица" звучит гимном счастливому и здоровому английскому элю.
     
"Пивная улица" контрастна к "Переулку Джина", как ад к райским небесам. Ее действие разворачивается в Вестминстере, где торговля и ремесла, видимо, процветают, в отличии от Сент Жиля, в котором нищее праздно-шатающееся  население работы не имеет. Картина изображет здоровых и сытых работяг во время досуга, наслаждающихся распиванием пенистого национального напитка из больших кружек. В лежащей на столе газете напечатана речь короля, ратующего за развитие национальной торговли и культивирование мирных наук. Рядом продавщицы рыбы, с заполненными до краев корзинами, олицетворяет общество, основанное на твердых и честных торговых правилах, неиспорченных иностранными заимствованиями, такими , как джин, и вознагражденное изобилием и процветанием.
     Хазлитт был прав: у Хогарта не было пасторального воображения. Но счастливый праздник английского самосознания на "Пивной улице", так же, как и деревенская вывеска 
 на гостинице "Ячменный стог"  напоминают, что в этом произведении он подошел к пасторали так близко, как смог. Несмотря на то, что темы "Пивной улицы" и "Переулка джина" -  специфический продукт времени Хогарта,  "реализм изображения и острый социальный интерес вместе с впечатляюще-острой сатирой", -говорит Герлах "по-прежнему привлекает к этим работам самую широкую публику".  
loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.