руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
25 июль
16:32
Помогите нашему сайту
> подробно
Купить регистрацию
Нужно 200
Сейчас 84
Пожертвовать
Нужно $15 000
Собрано 57% $8620
Все записи | Заметки
пятница, июль 14, 2017

Наваждение

aвтор: anko ®
14

Если ты не появишься завтра

Я превращусь в аллигатора

Не то чтобы ты мне нужен

Или я тебе так уж нужна

Но годы мои

Отчаяньем

отутюженные

Без тебя

проходят зря

Но сердце

моё 

от тревог изрядно уставшее

без тебя

эскпонат простой

и мысли мои

что листва опавшая

без тебя

взбаламученный рой

Если ты не появишься завтра

Я превращусь в вату

Ты хочешь быть

мне братом

А я 

Я в любви 

виновата

Опубликовано мнений: 24

июль 24, 2017 05:16
Mersault: Не бывает. Дружба, братство, товарищество, даже сожительство на худой конец, но не любовь)
июль 24, 2017 04:13
nora way2: Дежавю. Островки памяти из прошлых жизней или других измерений. Ерунда, короче
июль 21, 2017 09:10
peizanka: Я имела ввиду момент, когда человек идет через поле и налетает ветер.
Вот еще для иллюстрации:
В коляске мы спустились с холма в сторону Гюдимениля; внезапно я почувствовал прилив того глубокого счастья, которое не часто случалось мне испытывать после Комбре, счастья, подобного тому, которое я ощутил, глядя на колокольни Мартенвиля. Но на этот раз оно было неполное. Поодаль от бугристой дороги, по которой мы ехали, я заметил три дерева, очевидно, служившие прежде началом тенистой аллеи и сливавшиеся в рисунок, который я видел не в первый раз; я не мог вспомнить ту местность, из которой они словно были выхвачены, но я чувствовал, что когда-то она была родной для меня; словом, мое сознание споткнулось в этом промежутке между далеким прошлым и настоящей минутой, окрестности Бальбека заколебались, и я задал себе вопрос, не иллюзия ли вся эта прогулка, Бальбек же — место, где я бывал только в воображении, г-жа де Вильпаризи — персонаж из романа; зато эти три старые дерева — действительность, к которой мы возвращаемся, отрывая глаза от книги, рисовавшей нам другую обстановку с такой убедительностью, что мы совсем туда перенеслись.
Я смотрел на эти три дерева, я видел их, но разум мой чувствовал, что за ними скрывается нечто такое, над чем он не властен, нечто похожее на те слишком далеко поставленные предметы, которых мы не в силах охватить, так что, вытянув руку, мы, самое большее, можем лишь коснуться пальцами их поверхности. Мы делаем передышку на минуту, чтобы сильнее размахнуться, чтобы дальше закинуть руку. Но для того, чтобы разум мой мог таким образом сосредоточиться, взять разбег, мне нужно было остаться одному. Как хотелось мне свернуть с дороги, словно во время прогулок в сторону Германта, когда я отставал от моих родных! Мне даже казалось, что я должен это сделать. Я узнавал то особое наслаждение, которое требует, правда, известной работы мысли, но в сравнении с которым прелесть безделья, заставляющего вас отказаться от него, кажется такой ничтожной. Это наслаждение, предмет которого я только предчувствовал и должен был созидать сам, мне доводилось испытывать очень редко, но каждый раз мне при этом казалось, что события, случившиеся в промежутке, не имеют никакого значения и что, сосредоточившись на этой единственной реальности, я смогу наконец начать подлинную жизнь. Я на мгновение заслонил глаза рукой, чтобы иметь возможность закрыть их, не привлекая внимания г-жи де Вильпаризи. Я сидел, не думая ни о чем; потом, вновь собрав и крепче схватив мою мысль, я бросился с нею (мысленно же) по направлению к деревьям или, вернее, по пролегающему во мне самом пути, в конце которого я их видел. Я снова почувствовал, что за ними скрывается тот же знакомый, но смутный предмет, который я был не в силах вернуть себе. Между тем по мере того, как экипаж катился дальше, эти три дерева приближались. Где я уже смотрел на них? В окрестностях Комбре не было ни одной аллеи, которая начиналась бы вот так. Уголка, который они напоминали мне, не встречалось и в той местности в Германии, куда я однажды ездил с бабушкой на воды. Уж не относились ли они к столь далеким годам моей жизни, что пейзаж, окружавший их, совершенно исчез из моей памяти и подобно страницам, которые вдруг с волнением открываешь в книге, кажется, никогда тобой не читанной, они одни сохранились в забытой книге моего раннего детства? Или же, напротив, они принадлежали пейзажам сновидений, всегда одинаковым, по крайней мере для меня, ибо их странные очертания были только объективацией во сне того усилия, которое я делал, пока еще не спал, стараясь или проникнуть в тайну местности, предчувствуемой мною за ее внешним обликом, как это со мною случалось, и столь часто, во время прогулок в сторону Германта, или воссоздать эту тайну и оживить ею край, который мне хотелось знать и который с того дня, когда он делался мне знаком, утрачивал для меня всякую значительность, как, например, Бальбек? Не был ли это образ, только что оторвавшийся от сна, который я видел прошлой ночью, но который до того уже потускнел, что казался мне чем-то гораздо более давним? Или же я никогда не видел их, и, подобно иным деревьям, иным травам, виденным вблизи Германта, они таили смысл столь же темный, столь же трудно уловимый, как и далекое прошлое, так что, побуждаемый ими углубиться в мысли, я думал, будто вспоминаю забытое? А может быть, даже никакой мысли не скрывалось за ними, и только усталость зрения заставляла их двоиться во времени, подобно тому как иногда предмет двоится в пространстве? Я не знал. Между тем они приближались ко мне — точно мифическое видение, хоровод ведьм или норн-прорицательниц. Мне скорее казалось, что это призраки прошлого, милые товарищи моего детства, исчезнувшие друзья, взывающие к общим для нас воспоминаниям. Подобно теням, они как будто молили меня взять их с собою, вернуть к жизни. В их наивной и страстной жестикуляции мне чудилась бессильная скорбь любимого существа, утратившего дар речи, чувствующего, что оно не сможет сказать нам то, что ему хочется и что мы не умеем отгадать. Вскоре, миновав перекресток, наша коляска их покинула. Она уносила меня вдаль, разлучая с тем, что мне казалось единственно истинным, что дало бы мне настоящее счастье; она была подобна моей жизни.
Я увидел, как деревья стали удаляться, в отчаянии замахав руками, точно хотели мне сказать: «Того, что сегодня ты не узнал от нас, тебе не узнать никогда. Если ты дашь нам снова погрузиться в эту глушь, откуда мы тянулись к тебе, то немалая часть твоего «я», которую мы тебе приносили, навсегда канет в небытие». Действительно, если мне впоследствии и пришлось снова испытать это наслаждение и это беспокойство, которое я еще раз ощутил тогда, и если как-то вечером — слишком поздно, но уже навсегда — я отдался ему, то об этих деревьях, о том, что они хотели мне сказать про то, где я их видел, мне в наказание никогда ничего не удалось узнать. И когда экипаж свернул в сторону и я перестал видеть их, так как сидел спиною к ним, а г-жа де Вильпаризи спросила меня, отчего я задумчив, мне стало так грустно, словно я только что потерял друга, умер сам, отрекся от покойника или изменил некоему богу.

М.Пруст "Под сенью девушек в цвету"
1
июль 21, 2017 07:50
peizanka: Правильно, развитое воображение - это когда облака по форме напоминают тебе зайчика или машинку. Но когда ты вдруг посмотрела и у тебя осталось чувство чего-то знакомого, но ты никак не можешь понять что это.
Вот пример такого момента:
июль 21, 2017 01:25
nora way2: Слушай, мне облака всегда чего-то напоминают Это говорит только о развитом воображении. Я могу посмотреть на человека и придумать за него его мысли. Один знакомец как то сказал, что продал бы машину, если б на эти деньги можно было отформатировать мой мозг
1
июль 21, 2017 01:10
peizanka:
о том, что в принципе не может разрешиться, если момент и условия упущены


Это тоже очень верно сказано.
Человек существует в таком мире, где клочки его души разбросаны и задача человека узнать их и связать, найти между ними связи. Когда мы, глядя на что-то чувствуем, что за этим скрыто нечто - это ощущение действительного строения жизни, отличного от того,что мы видим. То, что мы называем впечатлением - это и есть шелест ткани жизни.
У тебя же бывает ощущение, что ты смотришь на предмет - что угодно, и он тебе о чем-то напоминает. И если ты в этот момент не угадаешь его, момент исчезнет навсегда. Т е эта часть действительного устройства жизни останется для тебя закрытой навсегда. Поэтому так часто бывает жаль того, чего не было.
июль 21, 2017 01:06
nora way2: А разве страсть не может стать наваждением, когда не можешь ей поддаться?
И разве бывает любовь без страсти?
3
июль 20, 2017 20:45
tvlyu: "Вы, люди, не умеете измерять свои дни. Вы меряете только их длину и говорите, что день длится 24 часа. А дни ваши иногда имеют и глубину, причем большую, чем длина, и глубина эта может достигать месяца или даже года длины дней. Поэтому вы не можете окинуть взглядом свою жизнь..."
Цитата )
1
июль 20, 2017 17:38
anko: не поверишь, я как раз хотела всё вот это проговорить, но не решилась) так что ты выручила)
но знаешь, не важно, как это называется, хотя ключевые слова ты назвала...
3
июль 20, 2017 17:01
peizanka: Аня, это называется (в философии есть такое понятие) длящийся акт. Пример длящегося акта -агония Христа. Если бы это был конечный акт, не было бы христиан. Это сложно для понимания (я не исключение),и имеет другую расположенность во времени, а не последовательную, как мы привыкли. Условно говоря, если наше время представить горизонтально (последовательно-событийно), то длящийся акт - это вертикальный разрез времени. Ощущения дежавю возникают от таких "складок" времени, к примеру. Стремление к любви- это тоже длящийся акт.
1
июль 20, 2017 15:53
anko: Тивилюшн, чтоб я здесь делала, если б не ваши комментарии)
спасибо!
4
июль 20, 2017 15:52
anko: речь не о страсти, Нор — о наваждении, о том, что преследует и медленно сводит с ума, о том, что в принципе не может разрешиться, если момент и условия упущены. Страсть проще, она имеет выход, её можно побороть, в конце концов, или поддаться ей.
А здесь... наверно, про любовь)) про ходить по земле, всё время касаясь неба, что невозможно, но очень желаемо)))
июль 19, 2017 23:21
tfu na vas eshe raz: Когда по улице идет,
Виляя задом, крокодила,
"О, Бэлла!" - шепчет идиот,
И не поможет там кадило.
июль 19, 2017 18:51
Svjat- Svjat-Svjat: Покоя вящего для нас
Подать сюда дьячка с кадилом!
Знахарку, что снимает сглаз!
А то ....столкнёмся с крокодилом!
:-}

июль 19, 2017 18:38
nora way2: Хорошо, когда есть страсть
1
июль 19, 2017 15:40
tvlyu: Сердце - экспонат простой ))
1
июль 14, 2017 23:18
peizanka:
Если ты не появишься завтра
Я превращусь в аллигатора


Если ты не появишься завтра
Я превращусь в вату


Мне понравилось
2
июль 14, 2017 23:09
TBS: семнадцатый-семнадцатый ответьте Плесу

Очень, очень!!!
июль 14, 2017 17:37
Editor:
Данная тема выбрана для Главной страницы сайта Baku Pages.
Поздравляем!

Внимание: появление темы на главной странице может занять несколько минут.

Редакция Baku Pages
июль 14, 2017 16:48
anko: Сегодня первый в июле солнечный день)
"седьмой-седьмой, я тебя не слышу, почему молчишь?"))
Опубликовать свое мнение 
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.