руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
22 апр.
14:40
Обозрения
Театральное
© Eugene
Все записи | Разное
суббота, июль 22, 2006

Интервью с Беллой Ахмадулиной

aвтор: Alekper19 ®
 
МНЕ НРАВИТСЯ, ЧТО Я БОЛЬНА НЕ ВАМИ...


Интервью с нынешней королевой русской поэзии, почетным членом Американской академии искусств, лауреатом Государственной и Президентской премии России Беллой Ахмадулиной


СЕМЕН РОХМАН


"ЛИТЕРАТУРНЫЙ ИНСТИТУТ ОТБИЛ У МЕНЯ ОХОТУ ПИСАТЬ"

- Белла Ахатовна, какая вы на самом деле?
- Уж точно не пессимистка. Даже если воспоминания о каких-то событиях были болезненны, я прекрасно понимаю, что к тому положению, к которому я пришла сегодня, меня привело все то, что со мной случилось. Меня абсолютно устраивает моя сегодняшняя жизнь. Я за все благодарна судьбе.
- Как вы относитесь к тому, что вас называют патриархом русской поэзии?
- Патриархом? Правда? Понятия не имею. Я никому не приказывала и не просила так меня называть, поэтому впервые слышу об этом. Может, я намного старше нынешних поэтесс, считайте, что патриарх и руководитель - одно и то же, только рангом выше.
- Какую роль в вашем творчестве сыграла учеба в Литературном институте?
- Ровным счетом никакую. Она даже отбила охоту писать. Я вошла в русскую литературу на рубеже 1950-1960-х годов, ведь я шестидесятница. В те годы возник беспримерный массовый интерес к поэзии, причем не столько к печатному, сколько к озвученному поэтическому слову. Яркие представители того поколения были Вознесенский, Окуджава, Евтушенко, Рождественский. Общение с такими личностями сыграло огромную роль в возрождении общественного самосознания в стране в период "оттепели". Именно это повлияло на мою поэзию, а не учеба в учебном заведении.
- И все-таки, как вам удалось достучаться до души русского, в целом советского читателя?
- Для поэзии нужен подготовленный читатель. А от хорошего читателя до поэта один шаг. Правда, не все этот шаг делают, и это, может быть, к лучшему. Русский читатель привык к "черному квадрату", но настоящая поэзия должна заканчиваться катарсисом. Такие книги должны поднять душу, читая, человек через слезы, эмоции, дрожание души должен очиститься. Во многом поэтому мои стихи обрели в жизни своего рода послесловие.
- Мы наслышаны, что у вас особое отношение к животным.
- Мне приятна любая живность. Душевная щедрость, которая распространяется на все живые существа, обязательно входит в устройство совершенной человеческой личности. Себя я не отношу к таковым, но в этом вопросе я полностью солидарна с Анастасией Цветаевой, которая говорила: "Не только собаку, но все слово "собака" пишу большими буквами". И кошек люблю тоже. Для тренировки понимания того, что настоящая любовь не подразумевает ответного чувства. В отличие от многих людей, особенно я люблю ворон. Я люблю этих птиц, я чувствую их ум. С одной из ворон я как-то подружилась, она прилетала ко мне на балкон, я ее кормила хлебным мякишем, болтала с ней. Мой муж, художник, Борис Мессерер, упрекал меня, что соседи меня сочтут за сумасшедшую.

"Я ВИДЕЛА ПАСТЕРНАКА..."

- Вы внесли понятие "изящной словесности" в русскую литературу. Что это такое вообще: напряженный лиризм, изысканность форм, уважение к поэтической традиции прошлого?
- Обычно я связываю это со школой. Я видела Пастернака, Набокова, Ахматову. Это были экстремальные героические люди той эпохи, которые дали русскому слову выход, искупление. Мир, созданный ими, интересен и притягателен неповторимо индивидуальной эмоциональной и стилистической окраской, естественностью и органичностью поэтической речи, изысканностью и музыкальностью. Что касается словесности, это предметы, живущие своей жизнью, наивное развлечение души.
- Белла Ахатовна, как вы считаете, таланту всегда сопутствует популярность?
- Не обязательно, это творческая ошибка. Тем более, сегодня, когда слава - это устремление издателя, сегодня же ведь популярно слово бренд. Ширпотреб более выгоден издателю, чем сложная вещь. Хотя так было всегда, даже в эпоху средневековых чернокнижников.
- А сами вы быстро снискали славу?
- Все получилось само собой. Я никогда не бегала за славой, меня долгое время не печатали в Союзе. Некоторую рекламу мне сделали советские чины, они печатали обо мне интригующие фельетоны. В них был Господень знак. Создатели тех фельетонов сделали мне имя, с которым не могли потом совладать. Вот эти фельетоны и совершили глубокий переворот в моем творчестве.
- Ни для кого ни секрет, что ваше творчество - это последовательное созидание самобытного и суверенного художественного мира. Что это: Божий дар или напряженный труд?
- Я не считаю себя первооткрывателем "острова", но и не сомневаюсь, что среда формирует человека, его окружает повседневность, эта повседневность должна быть не будничная, а облагороженная прикосновением пера, приподнятая над суетой, проникнутая высокой духовностью и, благодаря постоянным историческим экскурсам и реминисценциям из классики, приобретает особое измерение. Но вы немного преувеличиваете мои регалии, это слова обычных исследователей, а они приживалы определенных гениев.
- Существует ли любовь?
- А как же? Это не то, чтобы "прикнопить" к листу бумаги солнечного зайчика, это чувство более достоверно.
- Вы были супругой поэта Евтушенко, писателя Нагибина, далее вы стали женой художника... Простите за такой вопрос, хотелось бы знать, с кем из них вам было легче, как поэтессе?
- Я люблю своего мужа, мне нравится быть женой художника Мессерера. Я счастлива, что моя судьба перекрестилась именно с ним, это моя любовь.
- Как вы относитесь к современным многотомным книгам?
- Я допускаю, что это творческий жест. Это попытка угодить читателю, ошеломить его. Но раритетные малотиражные брошюрки больше имеют шанс найти читателя. Я читала где-то, что большая книга - это большое недоразумение, это расточительство. Мне кажется, надо думать не о книгах, а о том, чтобы не провиниться перед своей совестью, перед чистотой звука.

"ЭЛЬЧИН ГАСАНОВ ПРОПИТАН ПОЭЗИЕЙ, НО КАК МАЛОЕ ДИТЯ ЭТОГО НЕ РАЗУМЕЕТ"

- Ваше творчество связано с Кавказом тоже, в частности с Грузией. Что для вас означает Грузия?
- Еще в советское время в 70-е годы я часто ездила в Грузию, навсегда полюбила культуру и быт этого народа. Посвятила стихи этой стране: "Сны о Грузии", "Грузинских женщин имена", "Абхазские похороны".
- Мы слышали, что у вас интерес к поэзии Пушкина не иссяк?
- О, нет, ну что вы. Это моя неразрешимая державность. До сих пор читаю и перебираю его письма с одесской ссылки. Я вообще не могу себе представить человека, живущего без поэзии. Тем более творческого человека.
- Таковые есть?
- Как не прискорбно, да. Нонна Амаглобели, грузинская писательница, она кинулась чернить нашу поэзию. Мне немного обидно, что она грузинка, а грузинской женщине я посвятила много строк. Нонна смешивает литературу с политикой, это не приемлемо. Она принижает в своих книгах русский народ. Я это говорю без лишнего нажима, но написала, и ладно. Но она, пустившись в крик, оскорбила Сашу Рыжова, талантливого поэта, тем самым я отвернулась от нее. И бакинский прозаик Эльчин Гасанов, он стал критиковать русских поэтов в своей кроваво-красной статье, назвав поэзию пустой игрой слов, "подзахоронив" всю русскую поэзию. Ну нельзя же за милую душу унижать память таких поэтов, как Блок, Агния Барто, Иосиф Бродский... Я встретилась с ним в Сочи, он мне понравился, особенно его глаза. Он сам пропитан поэзией, но как малое дитя этого не разумеет. Хотя его статья полемична и пахнет черносотенством, она не вызывает ощущения проплаченности. Если общество, где живет Гасанов, является безводной пустыней, то он оазис в ней.

"РОССИЯ - УНИКАЛЬНЫЙ КОТЕЛ"

- Повлияло ли на ваше творчество то, что с материнской стороны у вас родственники - итальянцы, осевшие в России, и среди них революционер Стопани, чьим именем был назван переулок в Москве. То есть, итальянцы - не менее поэтическая нация, нежели русские.
- Итальянская поэзия всегда была мною любима, но русский поэт может глобально обидеться на то, что его сравнивают с итальянцем. В России слово поэт говорится подчеркнуто через букву "Э", у русских поэтов природная скромность, чистые бумаги.
- Какими основными источниками вы пользовались в процессе работы?
- Источники - это мои воспоминания, рассказы моих предков, в том числе моей родни. Дело в том, что Россия уникальный котел, где искони клокотала экспансивность, интрига и ирония. Эти детали, равно как источники, прочно вошли в устройство моего творческого характера.
- Бытует мнение, что творческие, в особенности популярные люди, совершенно негодны к быту.
- В этом отношении мне повезло, супруг мой не привередлив, он, как и я, готов обеспечивать в доме комфортные условия. Мы вместе прожили долгие годы в атмосфере поддержки и понимания. Это обязывает нас к взаимному благородству.
- И последний вопрос. Вы следите за Интернетом?
- Боже упаси!

Июль 22, 2006
zerkalo.az
loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.

Обозрения
Сериальное
© Eugene