руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
18 июнь
03:23
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Разное
понедельник, декабрь 27, 2004

Футбол из детства

aвтор: MAGEM ®
 
Жаркое бакинское лето. Прекрасная пора – каникулы. Не нужно спешить в школу, готовить уроки. Можно целыми днями гонять мяч и купаться в море.
Ребята с нашего двора каждое утро встречаются на спортивной площадке. Это страстные поклонники футбола. У каждого свой кумир. У Руфата – бразилец Герсон, скорее всего потому, что тот, как и Руфат был пострижен наголо. Не знаю, с чем было связано отсутствие растительности на голове у Герсона, но у Руфата это объяснялось сильной жарой. Кумир Фуада – Бобби (Роберт) Чарльтон. Фуад умница, как и Бобби, это мозг нашей команды. Рауф играет в стиле англичанина Мура. Он старше нас года на два и пользуется безоговорочным авторитетом. У меня же сразу два кумира. Если стою в воротах – это великолепный Гордон Бенкс. Когда играю в защите – наш Альберт Шестернев. Чаще я играю в защите, а в нападении Бобби Чарльтон, то есть Фуад. Рауф с Руфатом наши соперники.
Выбор кумиров во многом был связан с яркими впечатлениями от чемпионата мира 1966 года в Англии. К тому же совсем недавно, в воскресенье, отец повел нашу дружную четверку на фильм “Спор за золотую богиню“, рассказывающий об этом футбольном празднике. Какая огромная толпа болельщиков выстроилась перед кассами кинотеатра. Мы сразу приуныли, но свершилось чудо, одно из тех, которое случается только в детстве. Наверное, на наших лицах было написано такое отчаяние, что какой-то спортивного вида мужчина, весело взглянул на нас и, хлопнув Руфика по плечу, спросил:
- Футболисты?
На что наш друг недовольно буркнул:
- Шахматисты.
- Ну, тогда мы коллеги - улыбнувшись, произнёс мужчина и уверенно направился к администратору. Вернулся через несколько минут, держа в руках билеты…
Там было всё. Слёзы отчаяния на глазах Пеле, когда его на носилках уносили с поля. За ним устроили настоящую охоту, его сбивали, били по ногам. А он всякий раз поднимался и, прихрамывая, продолжал творить игру. Но, однажды упав, так и остался лежать на траве – уж слишком безжалостным был соперник. Подняться сам Пеле уже не мог, и тогда весь мир увидел слёзы на глазах короля. Это были слёзы человека, отдавшего все силы борьбе, но сил этих оказалось недостаточно. Увы, фортуна в этот день отвернулась от него. Пеле лежал на носилках, а весь стадион стоя аплодировал ему. Король остался королём, даже потерпев поражение. Бразильцы, непобедимые бразильцы прощались с богиней Никой, и нам всем в этот миг стало чуточку грустно.
Увидели мы и виртуозную игру Эйсебио, сотворившего футбольное чудо, которое в свою очередь помешало корейцам совершить самую большую сенсацию на чемпионате. Маленькие корейцы выигрывали у футбольных грандов – португальцев, победа была близка, но Эйсебио, эта «чёрная жемчужина», расставил всё по местам, забив четыре мяча.
А как переживали мы за нашего Банишевского. Он раз за разом прорывался к воротам и всякий раз его грубо останавливали. Судья же почему-то никак на это не реагировал. Банишевского это страшно раздражало, и на экране хорошо было видно, как Анатолий в сердцах выкрикивает что-то не очень лестное для судьи. Он всё же забил свой мяч чилийцам и чемпионат этот стал его звёздным часом.
А разве можно забыть мяч, забитый в финальном матче англичанами. Сколько споров он вызвал тогда. На глаз практически невозможно было определить, пересёк ли мяч створ ворот – настолько быстро он, ударившись о землю, отскочил в сторону. И всё же Тофик Бахрамов был категоричен – гол! Конечно, решение было скорее интуитивным, но в итоге судья оказался прав. Наш земляк тоже стал героем чемпионата – о нём узнал весь мир.
На том матче в королевской ложе находилась британская королева, одно присутствие которой окрыляло английскую сборную. Королева осталась довольна – её подданные одержали победу и напомнили всему миру, что именно они - родоначальники футбола.
После фильма футбольные страсти разгорелись ещё сильнее. Был составлен календарь игр до конца лета, когда должен был стать известен чемпион двора. Мы с Чарльтоном не сомневались в победе. Правда, Герсон и Мур думали иначе. Продолжительность матча не имела никакого значения – играли до определённого счёта, чаще всего до двенадцати голов. Поэтому звать нас обедать было делом совершенно бесполезным. Мы были игроками и судьями одновременно. Честная игра подразумевалась сама собою, ибо никакая сомнительная победа не приносила настоящей радости. Игры проходили с переменным успехом, силы были примерно равны. Но тогда каждому казалось, что его команда намного сильнее, что стоит только захотеть и соперник будет разгромлен. Мы просто жили футболом. Лишь поездка на пляж могла ненадолго отвлечь нас от него. Да и туда мы не забывали захватить с собой мяч. С каким наслаждением после раскалённого песка, обжигавшего пятки, окунались мы в морскую прохладу. Сердце замирало от восторга и это ощущение – одно из самых ярких в детстве.
… Промчались годы. Теперь уже и не вспомнить, кто в то лето стал чемпионом. Всё дальше от нас и тот чемпионат, и тот футбол во дворе. Мы выросли, да и футбол стал другим. Жизнь полна забот. Но иногда, проходя мимо той самой площадки, вдруг охватит тебя непонятная лёгкая грусть. Смотришь на мальчишек, гоняющих мяч, и понимаешь, что в детстве мы все очень похожи. Те же азарт и ликование, отчаяние и восторг. И только кумиры уже другие. Те остались там, в далёких шестидесятых. Их время ушло, стали забываться имена. Но как многому они нас научили. Жизнь – тот же футбол. Победы и поражения, взлёты и падения. Только вот правила…. Но надо играть. Стремиться к победе, не изменяя самому себе.
… Ночью мне снился футбол. Тот самый из детства. Как важно было подняться после падения, забить на мяч больше соперника. Как важно было забить решающий двенадцатый мяч… Как важно.



Магомед Эмиров
loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.