руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
17 февр.
12:56
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Разное
четверг, июнь 28, 2007

Командировочный "Декамерон"

aвтор: yago ®
 
Мой ум и сердце по дорогам разным

Меня ведут и множат счёт невзгод.

Меня уводит разум от соблазнов,

К которым сердце плоть мою влечёт.

Мой разум о душе моей печётся,

Но для греха я слишком уязвим,

И сердце так болит,трепещет,бьётся,

Что доводам не внемлет никаким.

(Мирза Шафи Вазех)


Лишь чувствуя вблизи твоё дыханье,

Я начал понимать,что жизни суть

Совсем не в том,в чём мне казалось ране.

Страсть – океан,и в этом океане

Плыть сладостно и сладостно тонуть.

(Мирза Шафи Вазех)



Вступление

Джованни Боккаччо новеллы своего «Декамерона» предваряет описанием беды, которая свалилась на Флоренцию в XIV веке – это чума, которая косила всех подряд,независимо от возраста и пола. На фоне правящей бал смерти, рассказы о событиях греховных: смешных и трогательных, драматичных и отвратительных, звучат как вызов, свидетельствующий о победе разнообразных проявлений жизни над смертью.

Лейтмотив новелл Боккаччо виден из приведённого ниже отрывка.

Как часто случается, что одна и та же пища не постоянно удовлетворяет человека и он иногда желает ее разнообразить, так и эта дама, не вполне удовлетворяясь мужем, влюбилась в одного юношу, по имени Леонетто, очень милого и благовоспитанного, хотя он был и не высокого рода; он также влюбился в нее; и так как вы знаете, что редко бывает без последствий то, чего желают обе стороны, они не много употребили времени, чтобы дать завершение своей любви.(«Декамерон», день седьмой, Новелла шестая)


В командировках мне приходилось не только летать самолётами, но и частенько пользоваться железной дорогой. Это было в случаях, когда я, например, будучи командирован в Москву, должен был на день-два переместиться в Ленинград или в Саратов, или в Ульяновск. Из-за трудностей с билетами на самолёт иногда удобней было ехать поездом. Как правило, в таких поездках я был не один, а с коллегами по работе на кораблях со всех концов Союза. Долгими вечерами под стук колёс возникали такие задушевные и откровенные беседы, которые в обычной обстановке, связанной, как правило, с будничной суетой, с вечным стремлением куда-то успеть, что-то не упустить и т.п., просто невозможны. Не буду оригинальным, если замечу, что частенько разговоры в мужской компании начинаются с обсуждения политических проблем, а заканчиваются разговорами о женщинах. Мне довелось в связи с этим выслушать множество историй, происшедших с моими попутчиками в разных обстоятельствах и в разное время, историй романтичных и не очень, подтверждающих в какой-то степени тезис об охотничьей активности женщин. Ценность их мне видится в том, что они не выдуманы, что происходили они с реальными людьми и рассказаны были с той искренностью и откровенностью, какая возможна только в дороге. Нечто подобное происходит в жизни людей постоянно, но со времён Джованни Боккаччо, наверное, не так часто подобные любовные, жизнеутверждающие истории собирались вместе в форме «а ля Декамерон». Пользуясь случаем, пытаюсь пересказать услышанное, дабы оно не пропало втуне. Имён рассказчиков я, естественно, не помню, да это и не важно. Представим себе, что в вагоне десять молодых людей находятся в дороге длиной в десять дней. Вечерами собираются они в купе и каждый день только один из них по очереди рассказывает о начале только одной любовной истории,которая приключилась у него в командировке. Ни интимных подробностей, ни рассказа о продолжении не допускается, дабы не перегружать повествование. Получается «десятидневник», что по-гречески означает «Декамерон».


НОВЕЛЛА ПЕРВАЯ

В купе одна верхняя полка была пуста, на другую забрался и скоро захрапел какой-то сухонький мужичок. Моя полка была внизу, а на другой нижней полке под простынёй расположилась молодая симпатичная дама. Я мельком глянул на неё и собирался уже отойти ко сну, когда она вдруг сказала, что спать что-то не хочется и, предложив поболтать, пригласила меня подсесть к ней. Некоторое время мы действительно о чём-то болтали, потом она попросила меня наклониться к ней и спросила: «Неужели ты ничего не чувствуешь?». Я ответил, что чувствую, но боюсь её обидеть. «А ты не бойся» сказала она. Всё произошло очень бурно и, как мне показалось, быстро. Она закусила край подушки, чтобы заглушить звуки. Это был атомный взрыв. Часа через три она стала собираться на выход. На ярко освещённом перроне стояли высокий симпатичный мужчина и стройный подросток. В руках они держали по роскошному букету. Она выпорхнула из вагона. Поцелуи, объятья. И она за спиной встретивших ухитрилась послать мне воздушный поцелуй. Я был очередной раз в недоумении. Хотелось рычать от возмущения. В чём дело? Добро бы, муж был бы каким-нибудь хрычом. Но изменять такому красавцу с первым встречным... Пытаюсь разобраться. Ясно одно - дело было не во мне. Будь на моём месте, наверное, любой другой, она и ему отдалась бы с неменьшей страстью. Видимо, дело было в состоянии её души, необоримый голос требовал удовлетворения. Чего больше было в нём: физиологической потребности, сладкой встречи с запретным или потребности психологической, подтверждения своей привлекательности, своей востребованности?.. Не знаю.


НОВЕЛЛА ВТОРАЯ

Командировка в Москве. Не попав в гостиницу, я снимал квартиру то ли на первой, то ли на второй Мещанской. Мне удалось купить два билета на вечерний сеанс в кинотеатр «Космос». Поехал за коллегой, а он отказался из-за того, что у него были проблемы с ногами. К началу сеанса я приехал один, надо было продать «лишний билетик», на который, как всегда, было много охотников. Я поднял руку с билетом и сейчас же был окружён толпой желающих. Среди них была одна девушка. Прозвучал третий звонок. Все с пониманием отнеслись к тому, что надо уступить даме. Сели. Как-то нечаянно наши руки переплелись. Был итальянский фильм «Журналист» с Альберто Сорди в главной роли. Это всё, что осталось у меня в памяти. Вышли, ни слова не говоря, сели в такси, приехали ко мне на квартиру. Я, на всякий случай, запер её и пошёл за бутылкой вина. Пришёл, она уже в постели, неглиже. Мне это не понравилось. Романтическую, волнующую встречу она резко приземлила, превратила в заурядную пошлость. Настроение было испорчено. Еле сдержался, чтобы не сказать: «Одевайся, сопротивляйся!» Ночь прошла не лучшим образом. Не вызвал почему-то у меня сочувствия её рассказ о том, что муж, известный эстрадный артист, вечно на гастролях и, что она оказалась в моей постели, потому что устала быть одной. Утром проводил её. Стал наводить порядок в вещах и обнаружил пропажу янтарного ожерелья, которое я накануне купил для жены…


НОВЕЛЛА ТРЕТЬЯ

Приехали мы в Ленинград с товарищем по работе, устроились в гостинице «Советская» в номере на двоих. Каждый день ровно в 9 вечера мой коллега уходил до утра к своей многолетней знакомой. У меня никого не было. На работе я хорошо выкладывался, поэтому спал спокойно. А работали мы на корабле, готовили свою аппаратуру к совместным испытаниям в составе комплекса управления ракетной установкой. Так летели дни за днями. Моя аппаратура уже была почти готова к испытаниям. Я проводил последние проверки. В один из дней я, как обычно, увлечённо щёлкаю тумблерами довольный тем, что всё идёт нормально, и вдруг спиной почувствовал чей-то взгляд. Оборачиваюсь и вижу молодую женщину в японском стиле: чёрная чёлка, чуть раскосые глаза, миловидная, с приятной улыбкой. Я вопросительно посмотрел, а она спокойно так, как-будто мы с нею сто лет знакомы, спрашивает: «Хочешь расскажу коротенький анекдот?» Я сказал, что не возражаю. Она:

- Идёт по пустыне нолик. Жара, он обливается потом. И вдруг видит восьмёрку. Перегретый он плохо соображает и думает: «Вот сумасшедшие нолики трахаются в такую жару». Рассказала и выжидательно смотрит на меня. Я сказал, что намёк понял, что жду её в гостинице «Советская» в таком-то номере после девяти вечера. Она сказала, что тоже намёк поняла и обязательно придёт. По дороге в гостиницу купил коньяк и плитку шоколада. Только что мой пунктуальный товарищ ушёл, раздаётся тихий стук в дверь. Открываю – она стоит, улыбается. Ночь прошла как одно мгновенье. В перерывах она шептала, что девчонки из её института (она работала на нашем головном московсковском предприятии) давно обратили внимание на меня, а именно на то, что «все мужики как с цепи сорвались, гоняются за каждой юбкой, только ты так увлечён работой, что ни на кого не обращаешь внимания. Уже делались предположения, что, может быть, ты импотент. Вот я и решила проверить». Ласкам и нежному шепоту не было конца. Под утро я проводил её. Мы шли как пьяные по предрассветным улицам Ленинграда. На нас отрешённо смотрели то львы, то сфинксы. В череде любовных командировочных приключений эта ночь почему-то кажется особенно романтичной.


НОВЕЛЛА ЧЕТВЁРТАЯ

Это было в Ленинграде. Зная о проблеме получения места в гостинице, я зашёл на рынок и купил у кавказцев килограмма два гранат. На стойке администратора гостиницы «Россия» намертво расположилась табличка: «Мест нет». Убедившись, что никто не смотрит в нашу сторону, я со словами «Привет Вам от солнечного Кавказа» положил на стойку пакет с гранатами, который мгновенно исчез, а передо мной лежала анкетка. Поместили меня в номер на двоих и предупредили, что раз в три дня я должен буду подходить для продления, но, если будет большой заезд, то меня выселят. Соседом оказался Яша, довольно крупный меланхоличный парень из Киева. Пришло время идти на продление. Стоим в очереди к администратору. Впереди какая-то молодая женщина, у которой в волосах натыкано масса каких-то шпилек и булавок. Я, шутя, спросил: «Яша, как ты думаешь, можно было бы эту головку притянуть с помощью магнита?» Яша задумался, а головка повернулась, стрельнула глазами и промолчала. В какой-то момент она нечаянно толкнула стол и немного чернил выплеснулось из стоявшей на нём кабинетной чернильницы. Подошла её очередь, она подала бумажку и доплату на продление и, глядя в мою сторону, чётко произнесла свои фамилию, имя и цифры номера(администратору эта информация была излишней). Я машинально запомнил все эти реквизиты. Вечером, когда мы вернулись с работы и наговорились с Яшей, я вдруг вспомнил этот утренний эпизод, нашёл по справочнику телефон той дамы и позвонил. Строгим голосом я назвал её фамилию и сказал, что говорит с нею завхоз гостиницы, что она должна быть подвергнута административному взысканию за то, что разлила чернила и испортила гостиничное имущество. Она вначале испугалась, потом рассмеялась и предложила встретиться в салоне, чтобы обсудить эту проблему. Вышла она в лёгком халатике. Разговора не получилось, потому что как-то сразу мы потянулись друг к другу, потом очнулись, понимая, что салон не лучшее место для подобных встреч. Договорились, что утром что-нибудь придумаем. Утром она зашла за мной и мы пошли в сосичную позавтракать. Там она сказала, что более близкое знакомство может состояться, но только не в той гостинице, где мы живём. Дошли до гостиницы «Астория». Я оставил её у входа, а сам направился к администратору. У меня был вполне респектабельный вид (приличное полупальто, белая сорочка, гастук и т.п.). Я изобразил крайнюю усталость и попросил одноместный номер всего на несколько часов, мотивируя свою просьбу тем, что уже несколько бессонных ночей провёл в дороге и что мне крайне необходимо немного поспать, чтобы меня никто не беспокоил. Администратор сжалилась и оформила мне одноместный номер на полсуток. Я получил большой бронзовый ключ (как ключ от города), сделал знак моей даме и пошёл в номер. Было 10 часов утра. До 9-ти вечера мы не могли оторваться друг от друга, потом пошли в ресторан, после чего продолжили. Вернулись мы в свою гостиницу в первом часу ночи и ещё некоторое время сидели в салоне. Между нами состоялся примерно такой разговор. Она: «Ты, наверное, презираешь меня и считаешь шлюхой, ведь я замужем. Я сама не могу понять, что со мной произошло, с тех пор, как я увидела тебя, я забыла о самых дорогих и близких мне людях: и о муже, и о дочери. И что самое непонятное – я не чувствую угрызений совести, а наоборот, мной владеет чувство необыкновенной лёгкости, которое, может быть, и называют счастьем. Что ты на это скажешь?» Я ответил, что мне нечего добавить, что я бы мог повторить всё сказанное ею слово в слово. Мне захотелось понять, что же с нами происходит время от времени, когда мы, не желая огорчать своих близких, не желая предавать их, вдруг на короткий срок забываем обо всём и, очертя голову, отдаёмся страсти. Из этого состояния мы выходим, чаще всего, обновлёнными, с новым зарядом энергии и нежности к главным людям своей жизни. Будучи технарём до мозга костей, я всегда пытаюсь найти физичекие аналогии, моделирующие самые тонкие движения души. Вот и по поводу такого рода встреч возникло у меня, наверное, далёкое от научного объянение. Мне кажется, что в нашей психике накапливается отрицательная энергия сродни электростатическому заряду. Известно, что этот заряд, накапливаясь на поверхности нашего тела, например, от трения с синтетическим бельём, искажает гармонию нашей связи с магнитным полем Земли, что приводит к нарушениям физиологических процессов и ведёт к патологии. Чтобы снять напряжённость электростатического заряда, рекомендуется, например ходить по земле босиком, это позволят нам разрядиться на Землю и восстановить природное взаимодействие с магнитным полем Земли. В нашей психике или, если угодно, в душе также от «трений» о житейские проблемы накапливается «заряд отрицательной энергии», который искажает нашу связь с внешним миром, делает нас без видимых причин раздражительными и т.п. Возникшая как-будто случайная связь на самом деле не случайна, она подготовлена накопившейся отрицательной энергией и, когда в поле зрения появляется человек в подобном же состоянии души, происходит что-то похожее на электрический разряд, который мы называем страстью. Взрыв страсти восстанавливает наше душевное равновесие, мы опять становимся приятными и доброжелательными в общении с окружающими. Не берусь судить – хорош ли или плох такой путь восстановления, но это факт нашей жизни и никуда многим из нас от него не деться.

Целый день плавания в океане страсти полностью истощил мои силы и физические, и душевные, я был совершенно опустошён, казалось меня может унести лёгким порывом ветра, поэтому на следущее утро я решил позорно бежать. Она думала, что у меня кончились деньги, и показала, что у неё их достаточно. Но я был непреклонен. Я сказал, что дела требуют моего срочного отъезда в Москву. Мы прощались в аэропорту под звуки голоса Кикабидзе: «для кого-то просто лётная погода, а ведь это проводы любви…»


НОВЕЛЛА ПЯТАЯ

Я жил в ленинградской гостинице «Советская». Была очень напряжённая работа на корабле, изготовленном на стапелях завода им.Жданова и уже спущенном на воду. Готовились швартовные испытания. Но вот пришёл день, когда напряжение спало, так как всё было готово к испытаниям. Теперь я выспался и вечерами стал чувствовать какую-то пустоту. Не знал, куда себя девать.Как-то, уже ночью, я понял, что сон никак не идёт, что называется, ни в одном глазу. Оделся, вышел в коридор, подошёл к дежурной по этажу и был приятно удивлён: за стойкой сидела не то чтобы полная, но весьма упитанная дама, миловидная, со жгучими тёмнокарими глазами. Мы быстро пришли к согласию, что, коль скоромне не спится, а ей нельзя спать, то лучше всего коротать ночь вместе. В ходе пустопорожней болтовни, мы что-то заспорили, хлопнули по рукам, да так и застряли наши руки. Я легонько притянул её к себе и она с готовностью припала головой к моей груди. Я обнял её. Она стала подрагивать и что-то говорить скороговоркой о том, что у неё замечательный муж, что она ему никогда не изменит. Я одобрительно гладил её голову. Вдруг она отпрянула и сказала, что скоро должен появиться проверяющий, он не должен меня видеть здесь. Сказала, чтобы я шёл в номер, а она постучит, когда он уйдёт. Так и получилось. Она постучала, я вышел, она взяла меня за руку и мы пошли в подсобку. Там стояла гладильная доска и большое кресло. В кресле было неудобно и вскоре мы оказались на полу. Когда мы вернулись за стойку, я задал глупый вопрос: «Ты же говорила, что у тебя замечательный муж. Я что-то ничего не понимаю». Она ответила: «видит Бог, что я держалась, как могла. Муж значительно старше меня, он уже сто лет «мышей не ловит», я была близка к помешательству. Сейчас я почувствовала такое облегчение, такое счастье, о котором я даже мечтать перестала». Говоря это, она целовала мне руки и виновато заглядывала в глаза. Благодарность её была так велика, что я почувствовал себя неловко…


НОВЕЛЛА ШЕСТАЯ

Я ехал поездом в Феодосию в плацкартном вагоне. В одном купе со мной ехала молодая женщина с девочкой лет трёх-четырёх. От нечего делать я стал играть с малышкой. Мы так увлеклись, что временами на весь вагон раздавался её торжествующий визг и мой довольный смех. Забавлял я ребёнка тем, что показывал ей фокусы. Я брал какой-нибудь предмет и делал вид, что выбрасываю его в окно, сам же быстро, с применением отвлекающих движений прятал предмет, а потом извлекал его из её ушка. Девочка была в восторге. Игра закончилась тогда, когда она встала на стол, выбросила в окно мою шляпу и застыла в ожидании очередного чуда. Мамаша всполошилась, стала извиняться, Но я успокоил её, сказав, что эта шляпа мне давно надоела, а выбросить всё не решался, что надо ребёнку сказать спасибо за то, что помогла мне. Чтобы переключить девочку на что-то другое и я предложил ей почитать мне какие-нибудь стишки. Она сделала встречное предложение – спеть свою любимую песню. Я согласился и она во весь голос с чувством запела:

А где мне взять такую песню

И о любви, и о судьбе,

И чтоб никто не догадался,

Что эта песня о тебе?..

Тут уже в восторге был весь вагон. Счастливая мама разволновалась, глаза её благодарно светились, щёки покрылись румянцем и я вдруг увидел, какая она красивая. Поэтому, когда они стали приглашать меня посетить их в Феодосии, я не стал отказываться. Мама черкнула на клочке бумажки адрес, который я сунул в карман с обещанием обязательно навестить их, чтобы продолжить игру. Дня через два, устроившись в гостиницу и определившись с объёмом работ на корабле, я вечерком решил навестить своих дорожных знакомых. Девочка снова поразила меня. Когда я угостил её плиткой шоколада, она так по взрослому сказала: «Ну, это уже лишнее, не надо было этого делать, я тебя и так ждала». С трудом лишь заполночь удалось уложить её спать. С мамашей некоторое время никак не могли настроиться на нужную волну. Сидели в темноте. Беседа начала приобретать затяжной характер. Она рассказала, что была замужем, что муж учился в институте на вечернем отделении, что у него были проблемы с математикой, а по соседству жила молодая дама, которая недавно закончила физмат и взялась помогать ему. Однажды, застав их в постели, она забрала ребёнка и ушла. Я подумал, что ей не до амуров и, видимо, надо ретироваться. Встал, она тоже встала, приблизилась ко мне, положила руку на моё плечо и меня как-будто поразило током. Я притянул её к себе. Она так дрожала, что у меня голова пошла кругом. Потом, воспроизводя в памяти эту сцену и всё, что потом произошло, я вспомнил героя книги Сарояна «Приключения Весли Джексона», который мечтал встретить такую вот трепетную женщину, какой оказалась мамаша умненькой девочки…

НОВЕЛЛА СЕДЬМАЯ/b]

Жил я в гостинице «Украина» в Севастополе в двухместном номере. Соседом моим был парень из Николаева. Скучать не приходилось, потому что к нему каждый вечер заваливались его коллеги, которым не повезло с гостиницей. Кто-то купался в ванной, кто-то делал постирушку, одни резались в карты, тут же кто-то глубокомысленно передвигал шахматные фигуры. Никто ни на кого не обращал внимания. Мне включаться в их компанию особого желания не было, да и они не видели меня в упор. Делать было нечего и решил я немного развлечься, обзванивая гостиницу по справочнику внутренних телефонов. В зависимости от того, кто поднимал трубку, я спрашивал какого-то Александра Ивановича или Веру Петровну. Одни грубо кричали, что я не туда попал, другие вежливо отвечали, что напарник (напарница) вышел(а), что возможно это тот, кто мне нужен, просили позвонить попозже и т.п. И вот, наконец, в трубке прозвучал очаровательный женский голос. Я решил на этом остановиться, представив себе, что таким голосом может обладать только красавица. Cтал импровизировать: извинился, что беспокою, признался, что долго не решался сделать попытку познакомиться и молча каждое утро ждал в вестибюле гостиницы, когда она выйдет, любовался ею, но не смел подойти. И вот сейчас, наконец, я решился. Она рассмеялась и сказала, что ей сейчас надо сбегать в магазин и, если всё то, что я говорю, правда, то я узнаю её, когда она будет выходить из гостиницы. Я быстренько спустился и встал у скверика напротив вестибюля. Был час, когда у входа в гостиницу было безлюдно. И вот послышался стук каблучков и на улицу выпорхнула изящная, почти девичья фигурка. Я сразу же двинулся ей навстречу и, когда мы оказались лицом к лицу, у меня потемнело в глазах – передо мной стояла натуральная казашка, которая как-будто только что вышла из юрты, забыв надеть войлочную шапку. Наверное, среди своих она считалась красавицей, но для меня это было слишком, мягко говоря, непривычно и необычно. С трудом мне, кажется, удалось скрыть замешательство. Надо было продолжать игру, чтобы не обидеть человека. Проводил её в магазин, потом пошли в парк. Она была весела, говорила, что она представляет республику на каком-то шахматном турнире, что пока она продвигается успешно. Сели на скамейку. Было темно, лица было почти не видно и я сделал попытку привлечь её к себе. Она стала сопротивляться, сказала, чтобы я успокоился, что ничего подобного она не позволит. Мне стало скучно. Я молчал и думал о том, как бы закончить этот спектакль. А она вдруг придвинулась ко мне и стала просить меня не обижаться. Я продолжал сидеть насупившись. Тогда она обняла меня, стала ласкаться и горячо шептать, что готова на всё лишь бы я не грустил. Ну, как тут было устоять… Только мы снова сели на скамейку, мимо нас проехал на мотоцикле милицейский патруль. Если бы это случилось тремя минутами раньше, мы бы попали в отделение со всеми вытекающими последствиями…


[b]НОВЕЛЛА ВОСЬМАЯ

Мы с коллегой коротали вечер, прогуливаясь по набережной Феодосии что называется от бочки до бочки. Из таких бочек, из которых везде продают квас или пиво, в Крыму продают ещё и «сухаря» (молодое сухое вино), пивная кружка примерно по цене кваса. Выпив по несколько кружек, мы немного захмелели. Захотелось подурачиться. Идут навстречу две дамы: одна - «писанная красавица», а другая – не очень «писанная». Я сорвал с клумбы цветок и, встав на одно колено, преподнес его той, что была неотразимо красива. Товарищ мой начал сыпать комплементы другой. Так мы уже шли вчетвером, о чём-то оживлённо болтая. Они хотели совершить прогулку на морском трамвайчике и предложили нам составить компанию. Мы охотно согласились. Прогулка развеселила и нас, и наших попутчиц. Вечер удался. Выяснилось, что «писанная красавица» приехала из Симферополя к своей сестре. Проводили их до дома в частном секторе. Мы на всякий случай сказали, в какой гостинице и в каком номере живём. На том и разошлись. А утром следующего дня к нам в номер пришла «писанная». Я был ещё в постели, а товарищ плескался в ванной. Когда он вышел она сказала, что сестра ждёт его в своём доме. Товарищ мой быстренько оделся и исчез. Она спросила, можно ли запереть дверь, потом разделась и юркнула ко мне под одеяло… Лишь часа в три мы сделали перерыв на обед…


НОВЕЛЛА ДЕВЯТАЯ

Моё приключение заключалось в том, что потерпел я фиаско на любовном фронте. Это было в Севастополе. Мы с коллегой по работе жили в 2-х местном номере гостиницы «Украина». Коллега мой был старше меня лет на пять, в принципе, это был хороший парень, но законченный алкаш, то есть мог захмелеть от одной рюмки. Когда он был трезвый, то глаза его были как потухший костёр – безжизненный пепел. Но стоило чуть-чуть приложиться и костёр его глаз вновь вспыхивал, он становился весёлым, готовым на любые проказы. Корабль наш стоял на рейде, добирались мы до него на катере, который ровно в 8 отходил от стенки. В этот день мы проспали и, чтобы не упустить катер, не успели позавтракать. Освободились мы часа в три голодные, как черти. Ударили по кружке «сухаря» и направились в столовую. По дороге мы ещё издалека приметили двух девушек, которые сидели на скамейке и жевали, вытягивая из пакета какие-то фрукты. Мы быстро, почти не сговариваясь, нацепили тёмные очки и, как бы наощупь, двинулись в их сторону: я впереди, а он сзади меня, положив свою руку мне на плечо. Когда поравнялись с ними, я остановился и сказал: «Гена, ты чувствуешь, что кто-то уплетает груши?» Он ответил «Да, действительно, пахнет грушами, но не строй иллюзий, нет теперь добрых людей, никто не сжалится над нами и угощения мы не дождёмся». Девчонки стали протягивать нам свои фрукты, а когда мы сбросили очки, расхохотались. Так мы познакомились. Они приехали из Ленинграда провести здесь свой отпуск. Чёрненькая была очень хороша собой, а блондинка была полновата и чуть постарше. Мы взялись показать им город. Гуляли до вечера. Потом мы пригласили их в гости. Я сбегал в гастроном, купил бутылку вина и коробку конфет. Генка организовал стаканы, но девчонки пить отказались. Я чуть пригубил и почувствовал, как голоден. Генка залпом опрокинул стакан и стал хватать блондинку за бёдра. Она вскочила и выбежала из номера. Генка кинулся за ней, споткнулся, упал, вскочил и исчез, хлопнув дверью. Мы остались вдвоём. Она заперла дверь, разделась и легла. Я безучастно смотрел на её прекрасное тело, которое в лунном свете напоминало мраморную скульптуру. Пауза затягивалась. Наконец, она прошептала: «Ну же, иди ко мне». А я с ужасом обнаружил, что не испытываю к ней никаких чувств и меня захлестнуло такое раздражение, что я резко сказал, чтобы она оделась. Она удивилась: «Ты меня не хочешь?» Я молча проводил её. Мне не хотелось оправдываться, объяснять ей, что за весь день у меня во рту ничего, кроме кружки «сухаря» и глотка портвейна, не было, что я голоден, как волк, и мне не до «любви». Одному Богу известно, как долго потом я переживал досаду и свой позор…


НОВЕЛЛА ДЕСЯТАЯ

Мне хочется рассказать случай не столько эротический, сколько поучительный. Не помню, куда я ехал. На весь вагон было не более пяти пассажиров. Я в купе был один. Поздним вечером я подошёл к проводнице и, шутя, попросил её, чтобы она подсадила ко мне какую-нибудь молодуху. Та ответила, что непременно это сделает, если представится случай. Я сидел задумавшись под стук колёс, спать не хотелось. Не прошло и часа, когда проводница после какого-то полустанка, пару раз стукнув в дверь, со словами, что она своё обещание выполнила, впустила в купе молодую женщину. Вначале я обрадовался, но потом, заметив на губе её небольшую вавку, понял, что эта женщина как объект «любви» меня не привлекает. Осталось быть довольным хотя бы тем, что рядом живая душа и не так скучна будет дорога. Настрой мужчины женщины улавливают мгновенно и моя попутчица оставила первоначальную напряжённость. Расслабилась и после обмена несколькими ничего не значащими фразами сказала, что располагаться она не будет, так как ей выходить часа через три, что она должна успеть в течение 10-ти минут пересесть на другой поезд. Я удивился такому сложному ночному путешествию, на что она улыбнулась и сказала, что да маршрут действительно сложный. После нескольких минут молчания, она спросила, не хочу ли я выслушать её историю. Все знают, что часто людям хочется выговориться, облегчить душу, и нет ничего безопасней и удобней, чем сделать это случайному попутчику, с которым никогда больше не встретишься. Я, естественно, согласился, надо же как-то убивать время. Вот её рассказ.

«Живу я в небольшом провинциальном городке. Четыре года назад я вышла замуж за парня, о котором мечтали многие девчата. Он у меня очень видный и красивый. Когда он всем предпочёл меня, я была самой счастливой и старалась всё делать, чтобы это счастье никогда не кончалось. Но уже через полгода я стала чувствовать, что семейная жизнь складывается не так красиво, как я её представляла. Скоро я поняла, в чём дело: мой муж был избалован женским вниманием и привык в постели к удовлетворению только своей потребности, ни капли не задумываясь о партнёрше. Я для него не была исключением. Сделает своё дело, отвалится и храпит, а я остаюсь наедине со своим неутолённым желанием. Мною он пользуется как надувной резиновой женщиной. Начал портиться мой характер, я стала раздражительной и даже конфликтной, чего раньше за собой не замечала. Но вот уже около года я счастлива. Вы подумали, что изменился муж. Нет, на это я даже не надеюсь. А случилось вот что. Недалеко от нашего городка находится воинская часть с посёлком. Мне пришлось бывать там по работе и я оставалась обедать в офицерской столовой. Там я познакомилась с майором, человеком значительно старше, а ростом чуть выше меня. Он не такой видный и красивый как мой муж, но это честный и мужественный человек. Он сразу же рассказал мне, что у него есть семья, которой надоели его переезды и они осели в большом городе. Дети учатся, жена им помогает встать на ноги, он время от времени навещает их… Только с этим мужчиной я впервые почувствовала себя женщиной. Встречаемся мы не часто. Я делаю себе командировку, стараюсь справиться с делами на два-три дня раньше, договариваюсь, чтобы командировку отмечали без указания даты, и стараюсь максимально сократить время в пути. Лечу к нему как на крыльях. Знаю, что меня ждут ванна, праздничный стол, кофе в постель. Кстати, в постели у меня возникает ощущение как-будто мы включаемся в танец, в котором он умело ведёт, а я послушно следую за ним. Мне трудно подобрать слова, чтобы выразить мои чувства. Гармония силы и нежности несёт меня по волнам вплоть до ощущения полёта. Эти несколько дней через каждые два-три месяца я себя чувствую богиней. Теперь мне стало легче переносить эгоизм моего самодовольного супруга, я перестала раздражаться по пустякам и конфликтовать. Честное слово, если бы мне сейчас крылья! Полетела бы. Одно омрачает душу, как подумаю, что это счастье не вечно: или его перебросят, или вдруг жене его надоест видеть его урывками. Вот так. Мне ещё предстоят две пересадки-перебежки с поезда на поезд. Еду я, конечно, без билетов. Суну проводнице и всё в порядке…».

Через некоторое время она нырнула в темноту на каком-то полустанке и скрылась, а я остался переваривать услышанное…
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.