руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
19 нояб.
11:02
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Статьи
четверг, октябрь 14, 2010

«Не бойся, только веруй!..»

aвтор: usta ®
2
«Не бойся, только веруй!..»

Оптимизм, вера в лучшее и трудолюбие во все времена спасали молокан
Дорога в село Русские Борисы, что находится в Геранбойском районе, довольно крутая. Но джипу Nissan эта крутизна подвластна. Мы взбираемся на верхотуру быстро, за считанные минуты. Кругом — благодать, зелень, разреженный горный воздух: чем выше, тем прохладнее — Русские Борисы находятся на высоте более 1400 метров над уровнем моря.

Галия АЛИЕВА
Геранбойский бизнесмен Агиль Аскеров, который любезно вызвался сопровождать нас и на джипе которого мы взбираемся наверх, показывает рукой на виднеющуюся вдали горную гряду: «Вон там была наша высота, а чуть левее — армянская». Он воевал в этих краях, в Геранбойском батальоне, и потому каждую тропку здесь знает как свои пять пальцев.
Горная дорога почти пустынна. Не доезжая до Мурова километров двадцать, сворачиваем налево. Еще несколько километров — и упираемся в столбик с надписью «Колхоз им. Калинина, село Русские Борисы». Еще один колхоз с одноименным названием был на карте Азербайджана до недавних пор — в исмаиллинской Ивановке. Любят же наши русские крестьяне давать своим хозяйствам имя всесоюзного старосты.
Во время карабахской войны Русские Борисы оказались аккурат в зоне боевых действий, неподалеку от самых горячек точек. Отсюда, через центральную улицу села, в направлении Армении шли беженцы из близлежащих армянских сел, которым азербайджанское правительство предоставило гуманитарный коридор. Молча, с хмурыми лицами, скрестив на груди натруженные руки, русские крестьяне смотрели вслед вчерашним соседям. В обратном направлении потока не было: армяне, как известно, не сделали ответного шага и наши соотечественники, азербайджанские беженцы, выбирались из армянского ада самостоятельно. Многие из них так и остались навсегда на заснеженных склонах Муровдага.
Борисовцы не знали, что будет дальше в этом безумии войны с их селом, их судьбой, их жизнью. И тогда баба Ганя, прожившая к тому времени на белом свете почти сто лет, сказала односельчанам: «Ничего не бойтесь! Только молитесь и веруйте, и все будет хорошо!». Полсела встало на колени и просило Всевышнего сберечь их село. Видно, Бог услышал их молитвы.
Русские Борисы — словно центр окружности, по периметру которого выстроились азербайджанские села Нижний Агджекенд, Башкенд, Манашлы, Бузлук, Тодан, Зейвя, Гюрзаллылар, Эркеч. Как русским живется здесь? Совсем неплохо. Сами они считают, что благодаря традициям, коим два с лишним века.
Впервые на карте Азербайджана гражданские поселения русских сектантов-духоборов из Саратовской, Воронежской, Орловской и Тамбовской губерний Российской империи появились в начале сороковых годов XIX столетия. По решению наместника Кавказа для их расселения были отведены земли в Тифлисской, Эриванской, Елизаветпольской и Шамахинской губерниях. Так в Азербайджане появились молоканские села Кировка, Саратовка, Чухурюрт, Кызмайдан (Астрахановка), Хильмилли, Дзержиновка, Чабаны. Самым крупным в Азербайджане, с населением более трех тысяч человек (а в советское время — все 12 тыс.), было и до сих пор остается село Ивановка в Исмаиллинском районе. А земля в Русских Борисах была выкуплена молоканской общиной в 1893 году. У жителей села даже сохранилась карта, удостоверяющая факт купли-продажи. Они с удовольствием демонстрируют ее всем, кто проявляет к этому интерес, но никто из них не знает, почему село названо Русские Борисы. При этом некоторые произносят «Борисы» с ударением на втором слоге, некоторые — на последнем.
Отличительной особенностью молоканских сел от обычных русских до последнего времени было, по определению самих молокан, множество взрослых мужчин, совершенно трезвых и занятых каким-нибудь полезным делом. Женщины, разумеется, работали не меньше, но не на виду. Вообще все то время, что оставалось у взрослого молоканина от сна, еды и молитвы, он был занят каким-нибудь трудом. Когда кончались полевые работы, многие сельчане ехали в крупные города продавать выращенное (молокане известны как огородники, особенно славится их «фирменная» квашеная капуста — в самом деле необычайно вкусная) или сдавали в районную заготконтору — в Геранбое, Исмаиллы, Гядабее.
Оговорка «до последнего времени» неслучайна: в большинстве молоканских сел коренного населения уже почти не осталось. Мария Иванникова, председатель колхоза им. Калинина, вспоминает, что в Русских Борисах в свое время проживало до двух тысяч жителей, а в школе училось 430 учеников. Сама Мария Андреевна преподавала в ней математику, была завучем, а последние почти тридцать лет возглавляет это хозяйство.
Увидев чужого человека, к дому с синим палисадником, на лавочке рядом с которым мы беседуем с председателем, по деревенской привычке подтягиваются местные жители. Про войну рассказывать не любят, вспоминают «старое доброе время», то есть советское. «У нас был Дом культуры, где регулярно проводились мероприятия, большая летняя спортплощадка, детский сад на четыре группы, фельдшерская амбулатория, а улицы какие широкие были, всюду цветы, ни одна корова, гусь или собака не могли сюда зайти!», — с сожалением говорит 80-летняя Ирина Александровна Сафонова, в молодости руководившая сельским отделением связи. Ее поддерживают Марина Сафонова и Мария Тумакова, а Леша Коробкин, недавно вернувшийся из армии, только улыбается и разводит руками: он не застал те времена.
Молодежи в селе мало, по пальцам можно пересчитать, говорят жители. Раньше в год рождалось по 40-50 детей, потом — по два-три ребенка, а сейчас — по восемь-десять. Это уже азербайджанцы, поселившиеся в Борисах, поправляют демографическую ситуацию. Они стали селиться в русской деревне с 1994 года, и теперь уже этнических русских в селе — 83 человека, а азербайджанцев — порядка четырехсот. Но село по-прежнему называют Русскими Борисами, сохранив имя, данное ему почти двести лет назад, правда, несколько переиначив (сократив) на свой манер. Получилось — Русборис.
Мария Иванникова, несмотря на свои 66 лет, дама энергичная и очень хозяйственная. Рассказывая об экономике села, ловко оперирует цифрами — правда по большей части тридцатилетней давности. Территория Борисов, говорит она, 470 гектаров, под пашней — 600 га, домов — более двухсот. Когда-то колхоз им. Калинина был миллионером, здесь были пять птицеферм с двумя тысячами кур-несушек, ферма крупного рогатого скота на 300 коров дойного стада и 800 голов молодняка — бычков и лошадей. Государству сдавали мясо, молоко, яйца, капусту, картошку, пшеницу. В 90-х колхоз, который получил этот статус в 1932 году, перешел на хозрасчет и теперь выращивает только капусту и картошку, часть оставляет себе, часть сдает заготовителям, которые приезжают в Борисы скупать продукцию крестьянского хозяйства. Ее, кстати, можно увидеть на центральных рынках Баку и Сумгайыта, где она пользуется неизменным успехом.
Закончится лето, и в ноябре здесь начнут убирать свою главную культуру — капусту. Часть ее продадут сразу (кочан на заборе будет означать, что в хозяйстве есть капуста на продажу), остальное заквасят по своим традиционным рецептам в 800-литровых бочках, которые перед этим замочат в реке, чтобы предотвратить возможные течи. Не пропадут и оберточные листья — их соберут на силос, а капустные кочерыжки высушат и будут потом ими топить баню. Так борисовцы сохраняют и приумножают свой лесной фонд. Ну не калиной же и рябиной нездешней, в самом деле, топить печи? Тем более что деревья эти, много лет назад привезенные издалека, успешно акклиматизировались в геранбойском климате. Правда, геранбойским климат в Борисах можно назвать с большой натяжкой. Он здесь свой, наособицу: лето прохладное, как в средней полосе России, а зима — снежная, температура воздуха в среднем — минус 7-10. Но бывают и зимы, когда она опускается ниже 20. Снег лежит всю зиму — как выпадет в ноябре, так до марта и лежит. Иногда даже виноград замерзает, а вот рябина после первых ударов мороза обретает нужную терпко-вязкую сладость.
…Молоканская община, покинув Россию и оказавшись за бритвенной чертой ночи, начинала с нуля — выкопала колодцы, распахала целину, принялась разводить скот; до определенного момента у них была общая собственность, доходы распределялись поровну. Переселенцы вели бедную, сопряженную со множеством трудов, жизнь фермеров на южном фронтире. Но они были не одни среди чужого мира — Борисы, чистый слепок среднестатистической российской глубинки с ее обрядностью, традициями и внутренними законами, потому и сохранились, что рядом было дружелюбное коренное население — азербайджанцы.
loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.