руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
13 нояб.
06:10
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Разное
вторник, апрель 27, 2004

Баринов Михаил Васильевич (ректор АЗИ c 1928)

aвтор: Goofy ®
1
Г.Г.Чахмахчев


Баринов М.В.
Баринов М.В. вошел в историю советской тяжелой индустрии 20 – 30-х годов как один из крупнейших командиров-организаторов, первопроходцев отечественной нефтяной промышленности.

Он родился 14 (2) октября 1888 г. в селе Дурново Саратовской губернии в семье потомственного рабочего – Василия Михайловича Баринова. Семья состояла из 16 человек и жила в большой нужде. Отец, работая 12-14 часов в сутки, получал мизерную зарплату. Прокормить такую большую семью было очень трудно, денег еле хватало на хлеб и воду. Впоследствии из 14 детей осталось три сына и четыре дочери, семеро детей умерли.

Из-за жизненных трудностей Василий Михайлович решил в 1889 г. переехать со всей семьей в нефтяной город Баку, где требовалась рабочая сила. В то время туда в поисках работы приезжали люди со всего света. Город был интернациональным, в нем можно было встретить рабочих самых разных национальностей.

Приехав со всей семьей в Баку, В.М. Баринов долго не мог найти работу и жилье. Самому младшему в семье Михаилу было тогда около года. С трудом они поселились в лачуге-времянке в Балаханах, и там же Василий Михайлович устроился на работу. Но в Баку жизнь для рабочего человека оказалась не легче, чем в Саратовской губернии. Труд нефтяников был очень тяжелым и низкооплачиваемым. В.М. Баринов получал заработную плату лишь 40-55 рублей. Его жена немного пополняла бюджет семьи, нанимаясь на поденную работу. Старшие братья Михаила, Григорий и Иван, учились в школе, но из-за материальных трудностей, не закончив учебу, в

13-14-летнем возрасте пошли работать. Старшая сестра Ольга тоже вынуждена была зарабатывать.

Несмотря на тяжелую жизнь, вся семья Бариновых, особенно родители, прилагали усилия, чтобы Миша учился и получил законченное образование. Уже с ранних лет мальчик проявил незаурядные способности и окончил русско-татарскую школу в Сабунчах с отличием.

Но все-таки Михаил Баринов с 13 лет также вынужден был начать работать, сначала подручным слесаря, а затем слесарем, токарем и мастером на Балаханском нефтепромысле. Без отрыва от производства он учился на механическом факультете бакинского технического училища и успешно закончил его в 1910 году.

В 1901 – 1903 гг. российский пролетариат встал в авангарде международного революционного движения. В это движение включились и нефтяники Баку. Трудясь с детских лет, Михаил на себе и своих близких испытал все невзгоды жизни рабочего класса. Баринов принимает активное участие в революционных событиях, демонстрациях, в ряде крупных и мелких забастовок и стачек (в 1904-1910 гг.) как в самом Баку, так и на нефтепромыслах Балаханы-Сабунчи. Он активно участвует в политической работе тайных рабочих кружков, в возрасте 16 лет вступает в партию большевиков. С 1905 г. М. Баринов принимает активное участие в деятельности “Союза нефтепромысловых рабочих”. В 1907 году он был избран уполномоченным Союза по разрешению конфликтов рабочих с хозяевами нефтепромыслов. Уже в это время М. Баринов становится довольно авторитетной личностью среди рабочих района. Вскоре он налаживает связь и тесный контакт с такими опытными революционерами, как С.Г. Шаумян, А.С. Енукидзе, А.П. Джапаридзе, Мешади Азизбеков, Иван Фиолетов и другие. М. Баринов учится у них тайной революционной деятельности, так как военные власти жестоко преследовали зачинщиков революционного движения, особенно рабочих-нефтяников. Его подпольная кличка была “Балаханский”.

После окончания Бакинского технического училища в 1910 году М.Баринов был оставлен в нем работать мастером, а в 1911 году, в связи с преследованием полиции, он вынужден был покинуть Баку и переехать в Грузию, в г. Батуми, где стал заведующим мастерскими ремесленного училища. Вместе с ним туда переезжают четыре сестры и мать. Отец и братья остались в Баку.


Баринов М.В. с женой Зинаидой Феофановной Бариновой-Лехницкой, солисткой бакинской оперы
В 1914 г. Михаил Васильевич переезжает в приморский город Поти, где работает до 1918 года заведующим ремесленного училища, и там же знакомится со своей будущей женой Зинаидой Лехницкой, одной из дочерей директора Потинского мореходного училища.

В 1917 году умер отец Михаила Васильевича. Став опекуном своих сестер, он вынужден был очень много работать, помогая сестрам получить образование. Будучи членом потинского ревкома, М.Баринов ведет активную подпольную революционную работу. Полиция Грузии объявила розыск М.В.Баринова как политического преступника, назначив за его поимку денежную премию. Создавшееся положение вынудило Михаила Баринова тайно покинуть Поти и уехать сначала в Новороссийск, а затем на Кубань.

В Краснодаре М.В.Баринов работал инструктором промышленной школы, а в 1918 году переехал в Тихорецк, где уже была установлена Советская власть. Там он работал заведующим отделом народного образования, а затем, с 1919 по 1921 г. – председателем Союза работников просвещения Северного Кавказа.

Разрушенная гражданской войной нефтяная промышленность страны нуждалась в немедленном восстановлении и развитии. Вместе с Красной Армией в апреле 1920 года в Баку в качестве Чрезвычайного комиссара с мандатом Совета труда и обороны и удостоверением Советского Правительства о назначении председателем “Азнефтекома” прибыл инженер-технолог Александр Павлович Серебровский. На него возлагались очень ответственные обязанности – возглавить и провести национализацию и восстановление нефтяной промышленности Азербайджана и организовать добычу и переработку нефти, максимально обеспечив вывоз в Россию нефти и нефтепродуктов. А.П. Серебровский с большой энергией взялся за дело. В первую очередь он на основе Указа Советского правительства организовал Государственный Азербайджанский нефтяной комитет “Азнефтеком” (позднее переименованный в объединение “Азнефть”). Перед Александром Павловичем возникали сложнейшие задачи, которые он старался оперативно выполнять. Но ему не хватало опытного, технически грамотного помощника – организатора-хозяйственника, знакомого с местными условиями.

В августе 1921 года по приглашению соратников по революционной деятельности М.В.Баринов возвращается в родной Баку. Здесь он оказался среди своих давних друзей-подпольщиков, которые были очень рады встрече с ним. Сначала Михаил Васильевич заведует мастерской, а затем, благодаря своим незаурядным организаторским возможностям, техническому образованию и опыту хозяйственника, становится помощником управляющего первой группы нефтеперегонных заводов “Азнефти”.

Начальнику “Азнефти” А.П.Серебровскому очень нужен был заместитель, хорошо знающий нефтяные промыслы и заводы. С 1920 года Александр Павлович настойчиво искал подходящую кандидатуру, отвечающую требованиям времени. Кандидаты на должность его первого заместителя назначались неоднократно, но долго никто не задерживался. В течение двух лет их было человек пять, но через

4-5 месяцев каждый добровольно уходил в отставку (Сивков, Сапунов и другие).

Тогда я работал курьером у А.П.Серебровского. Я пришел в “Азнефть” в июне 1920 года четырнадцатилетним босоногим мальчишкой по направлению биржи труда, и Александр Павлович, после знакомства со мной, посадил меня за отдельный столик и сразу доверил всю телефонную связь и телеграфный аппарат “Морзе”. Своих детей у него тогда не было, и он относился ко мне, как к сыну.

Однажды в мае 1922 года по возвращении из производственной поездки по промыслам и заводам А.П.Серебровский вошел в свой кабинет с высоким, представительным, симпатичным мужчиной. Я находился, как всегда, на своем рабочем месте в том же кабинете за отдельным столом с шестью телефонами. Александр Павлович, обращаясь ко мне, сказал: “Гриша, теперь нас в кабинете будет трое, знакомься – это мой первый заместитель Михаил Васильевич, надеюсь, будем дружно работать”. И они вместе с Бариновым сели к большому письменному столу. Оказалось, что Серебровский знал Михаила Васильевича “Балаханского” еще по подпольной революционной работе и случайно встретился с ним в первой группе нефтеперегонных заводов “Азнефти”.


Баринов М.В. и Серебровский А.П. на охоте
С этого дня Серебровский А.П. и Баринов М.В. стали работать в руководстве “Азнефти” вместе. Серебровский относился к Баринову с большим уважением и доверием. Михаил Васильевич очень активно взялся за работу, проявляя все свое умение, технические знания и организаторские способности.

Рабочий день А.П.Серебровского и М.В.Баринова начинался с объезда промыслов и заводов, а в 9-9,30 они были в кабинете и знакомились с информацией, поступающей со всех районов огромного нефтяного хозяйства, одновременно и принимая решения, и давая указания по тем или иным вопросам. И в поездках по промыслам, и за рабочим столом руководители “Азнефти” были всегда вместе. Исключение составляли нередкие служебные командировки А.П.Серебровского, на время которых обязанности начальника “Азнефти” всегда успешно выполнял М.В.Баринов.

Нельзя не отметить, что в быту у Александра Павловича были большие трудности. Когда он приехал на работу в “Азнефть”, то привез с собой из Москвы жену Анну Ивановну, тяжело больную туберкулезом. Надо сказать, что Апшерон был не лучшим местом для таких больных. Мой родной брат, будучи тренированным спортсменом, буквально сгорел от этой неизлечимой тогда болезни. А.П.Серебровский был очень загружен работой, поэтому не мог уделять Анне Ивановне достаточного времени. Частые поездки в командировки по делам нефтяной промышленности вынуждали его оставлять больную жену со старой матерью. Когда Александр Павлович уезжал, то всегда просил Михаила Васильевича и меня позаботиться о его больной жене. Но болезнь прогрессировала, и с каждым годом Анне Ивановне становилось все хуже. В середине 1926 года она ушла из жизни. В это время А.П.Серебровский был в длительной командировке, и его пришлось вызывать из Баку. Александр Павлович очень переживал кончину жены. Ее похороны превратились в огромное шествие, в котором принимали участие около 10 тысяч нефтяников.

В первое время после национализации нефтяной промышленности добыча нефти в Азербайджане составляла менее трети довоенной. Число работающих скважин снизилось с 3500 до 960. А из Москвы шли указания, как можно быстрее и больше давать стране топлива.

Получив в наследство совершенно разоренное хозяйство, А.П.Серебровский и М.В.Баринов активно вели тяжелую и многогранную работу. Прежде всего, они сплотили вокруг себя ядро новых руководителей из испытанных рабочих-нефтяников, таких, как К.А.Румянцев, И.Н.Опарин, Я.В.Лаврентьев, А.И.Крылов, Г.Б.Агавердиев, А.Ф.Нестеров и другие. Руководители “Азнефти” умело создавали новую советскую интеллигенцию из старых нефтяников, бывших работников частных нефтепромышленных фирм, одновременно готовя молодую смену из выпускников высших учебных заведений.

Среди старых специалистов можно назвать фамилии таких крупнейших нефтяников, как Фатулла Асад оглы Рустамбеков,

В.Н.Делов, М.Я.Поляков, А.А.Парницкий, С.М.Георгенбергер, М.Х.Шахназаров, М.В.Абрамович, Г.Н.Газиян, В.Р.Рабинович, В.Шухов, Г.Н.Сорокер, А.И.Эминов, М.А.Капелюшников, Л.М.Чарноцкий и многие другие. До национализации некоторые из них работали главными или просто управляющими и техническими руководителями при хозяевах частных нефтяных фирм Нобеля, Мусы Нагиева, Манташева, Тагиева, Ассадулаева, Ротшильда, Зубалова и других. Необходима была особо тонкая и дипломатичная работа по привлечению их на сторону новой власти. Помню неоднократные совещания со всеми этими специалистами под руководством Серебровского и Баринова, а также индивидуальные беседы с каждым. Надо откровенно сказать, что довольно долгое время с их стороны было упорное сопротивление. Нельзя не отметить имеющий большое значение факт, что первым, кто согласился работать в новой организации “Азнефтекома” был бывший главный управляющий нефтяной фирмы “Муса Нагиев” – инженер Фатулла Асад оглы Рустамбеков. Именно он пробил брешь в сознании многих старых специалистов-нефтяников, которые постепенно стали менять свое отношение к “Азнефтекому”. Учитывая это, А.П.Серебровский назначил Ф.А.Рустамбекова, имеющего высшее образование (он закончил Санкт-Петербургский технологический институт) главным инженером и своим помощником по техническим вопросам. Фатулла-бек, как все называли его, согласился помогать А.П.Серебровскому, а затем и М.В.Баринову в деле восстановления и развития советской нефтяной промышленности. Своей глубокой порядочностью, эрудицией, скромностью он сразу завоевал большой авторитет как у руководства “Азнефти”, так и во всех коллективах нефтяников.

При обсуждении и решении технических и организационных вопросов, касающихся как всего нефтяного хозяйства, так и отдельных предприятий, иногда возникали разногласия. Выход из затруднительного положения часто находил Фатулла-бек. Он не только вносил серьезные предложения, но и привлекал внимание аудитории своим остроумием, приводя яркие примеры из восточных сказаний и анекдотов. Рустамбеков очень много сделал для деловых контактов “Азнефти” с руководителями Закавказья, особенно Азербайджана. С.М.Киров, Г.К.Орджоникидзе, Ф.Э.Дзержинский, В.В.Куйбышев и другие государственные руководители нередко обращались к нему как к специалисту высокого уровня за консультациями в решении сложных технических вопросов.

Нельзя не рассказать о тушении пожаров на объектах “Азнефти”, которые были самым страшным бедствием для страны, остро нуждающейся в горючем. В 1922 г. по инициативе А.П.Серебровского и М.В.Баринова в “Азнефти” была организована пожарная команда. Это задание по рекомендации Ф.Рустамбекова было поручено инженеру Граздану Мушеговичу Мамиконянцу, который хорошо знал методы и средства борьбы с этим страшным злом. Команда была организована им так, что выезжала по вызову молниеносно, одновременно на местах мобилизуя себе в помощь работников объекта чрезвычайных происшествий и других несчастных случаев. Во всех аварийных ситуациях – в тушении пожаров или локализации нефтяных и газовых фонтанов – всегда принимал личное боевое участие М.В.Баринов.

При первом же объявлении тревоги Михаил Васильевич буквально срывался с места и, бросив мне на ходу: “Гриша, ты сам знаешь, что надо делать!”, летел в автомобиле на горящий объект. Я на другой машине заезжал в магазин, брал десять ящиков водки, двадцать ящиков “Боржоми”, хлеба, колбасы и ехал вдогонку. Пожар или фонтан полыхали так, что видно было всегда издалека.

На месте, перемазанные, как черти, Михаил Васильевич, Граздан Мушегович и другие нефтяники с опаленными усами и бровями выпивали по стакану водки, наспех закусывали и снова бросались тушить огонь, который не поддавался тушению иногда несколько суток. Баринов всегда работал наравне со всеми рядовыми рабочими, подавая пример личного мужества всем участникам ликвидации пожара или фонтана.

В дальнейшем эта пожарная команда была технически оснащена машинами, оборудованием и превращена в Управление, а соответствующие команды были созданы при всех нефтепромыслах и заводах. Управление пожарной охраны настолько себя оправдало, что впоследствии, узнав о его существовании, к М.В.Баринову стали обращаться начальники трестов других нефтяных регионов страны с просьбой оказать им помощь в организации аналогичных пожарных частей. М.В.Баринов дал соответствующие указания Мамиконянцу, который стал выезжать для тушения нефтегазовых пожаров и локализации фонтанов в другие нефтяные регионы страны, организуя соответствующие команды на местах. Не случайно впоследствии Граздан Мушегович был приглашен в Москву и назначен начальником отдела по тушению пожаров и главным консультантом МВД СССР в звании инженера-полковника и уже оттуда руководил всеми пожарными командами нефтяников страны.

М.В.Баринов был хорошим семьянином и очень любил жену и сына. С Зинаидой Феофановной или Зикой, как ее звали родные и близкие, он познакомился еще в 1914 году, работая в Поти. Они поженились в 1923 году в Москве, случайно встретившись во время командировки Михаила Васильевича. З.Ф.Баринова-Лехницкая, переехав к мужу, закончила бакинскую консерваторию по классу вокала и была оставлена там преподавателем. Она обладала прекрасным меццо-сопрано, замечательно исполняла старинные романсы. Со временем она стала ведущей солисткой бакинской оперы. В 1925 году в семье Бариновых родился сын Евгений, названный в честь одной из сестер Зинаиды Феофановны. Но мальчику очень не нравилось такое “девичье” имя. Довольно долго все звали его просто малыш. Но перед поступлением в школу он решительно заявил, что уже не малыш, и попросил назвать его Марком. Именно под этим именем он стал известным журналистом, драматургом, а в последние годы жизни – директором литературного музея А.С.Пушкина в Москве.

В тяжелые дни 1921-1924 гг., когда не хватало рабочей силы, надо было как-то привлечь рабочих и специалистов для работы на заводах и нефтепромыслах. Денег не хватало. Тогда по указанию председателя ВСНХ Ф.Э.Дзержинского в распоряжение “Азнефти” прислали серебряные часы, цепочки и рублевые монеты. Часами поощрялись инженерно-технические работники, серебряными монетами – рабочие, особенно тартальщики. А.П.Серебровский и М.В.Баринов получили наградные часы. Наградные часы М.В.Баринова хранятся теперь в Историческом музее в Москве.

.В.Баринова. Необходимость транспортных перевозок и увеличения их масштабов была огромной. Имеющийся автотранспорт работал на износ, а ремонтировать или комплектовать его было некому. Порой из-за несвоевременной доставки труб и различного оборудования нефтепромыслы и заводы простаивали. Это было недопустимо, и Михаил Васильевич задался целью выйти из такого затруднительного положения. Среди инженерно-технического персонала он нашел специалиста-автомобилиста высокого класса – инженера Николая Павловича Войнова, которому поручил подобрать территорию и помещение для создания авторемонтной мастерской, а затем взять под особый технический контроль автобазу. В течение двух лет автомобильная база с ремонтными мастерскими была создана, расширилась и со временем стала похожа на автозавод.

По инициативе М.В.Баринова в “Азнефти” была построена своя узкоколейная железная дорога. Этот вид транспорта сыграл важную роль в транспортировке крупногабаритного и многотоннажного нефтепромыслового оборудования от мастерских к местам нефтедобычи, прямо к вышкам. Все это имело большое значение для обеспечения мобильной связи нефтепромыслов между собой, для организованной перевозки рабочих и техники.

Рабочие и инженеры “Азнефти” проявляли образцы трудового героизма. Уже к 1925 году добыча нефти в Баку возросла и достигла 64% довоенной.

Весной 1925 года, в связи с пятилетием национализации азербайджанской нефтяной промышленности Председатель ВСНХ СССР Ф.Э.Дзержинский объявил коллективу нефтяников “Азнефти” благодарность за достигнутые успехи. А.П.Серебровский, М.В.Баринов, Ф.А.Рустамбеков и другие работники “Азнефти” были награждены орденами Трудового Красного Знамени.

В то время “Азнефть” находилась в трудном финансовом положении. ВСНХ СССР дал указание ее руководителям самим изыскивать денежные средства. С этой целью в 1925 году М.В.Баринов командируется в Иран для организации торговли нефтью. Эта поездка оказалась очень удачной. Правительство страны разрешило полученные от продажи нефти деньги израсходовать на приобретение продовольствия для рабочих и оборудования для нефтепромыслов и нефтеперегонных заводов.

Не могу не остановиться на некоторых эпизодах в жизни “Азнефти”. В те трудные годы нередкими были случаи диверсий. Нужны были срочные меры по усилению охраны промыслов и заводов. Из рабочих были созданы добровольные внутренние части особого назначения ВОХР. Одеты были охранники кое-как, вооружены берданками, а иногда просто палками.

В январе 1925 года в Баку приехал М.В.Фрунзе. Знакомя его с промыслами, М.В.Баринов попросил М.В.Фрунзе помочь с экипировкой охраны и оснащением ее оружием. Решили провести смотр ВОХР. Собрали всех на площади перед зданием “Азнефти” и провели “парад” охранников. Увидя их, Фрунзе ужаснулся от весьма бедного вида охранников. Но все же он обратился ко всем с речью, рассказав о сложных задачах, которые стоят перед страной, охране важных народнохозяйственных объектов от диверсантов. Легендарный Нарком обязал всех усилить бдительность и объявил, что отныне они считаются красноармейцами, а ВОХР реорганизуется в полк Красной Армии. Тут же он внес предложение избрать М.В.Баринова почетным красноармейцем полка. Все с энтузиазмом его поддержали. Через 12-15 дней по приказу Наркомвоенмора прибыл командир полка для охраны территории “Азнефти”, а за ним уже вся необходимая амуниция (шинели зеленого цвета, шапки, сапоги и оружие). Года два после этого Михаил Васильевич с удовольствием носил эту форму и папаху.

После смерти Ф.Э. Дзержинского в 1926 году руководителем всего народного хозяйства страны был назначен В.В.Куйбышев. И Дзержинский, и Куйбышев всегда считались с авторитетом и деловыми предложениями М.В.Баринова и быстро откликались на нужды азербайджанских нефтяников.

В середине 1926 года А.П.Серебровского перевели в Москву на должность председателя Нефтесиндиката и начальника Главнефти ВСНХ СССР, а начальником “Азнефти”, по его рекомендации, назначили М.В.Баринова, который и раньше весьма успешно выполнял эти обязанности во время частных служебных командировок Серебровского.

С самого начала работы у М.В.Баринова сложились очень хорошие отношения с Наркомом тяжелой промышленности Г.К.Орджоникидзе, который очень лестно отзывался о Михаиле Васильевиче как об умелом, деловом организаторе-хозяйственнике тяжелой промышленности, ставя его в пример руководителям других отраслей. В стиле работы М.В.Баринова были четкость, оперативность в выполнении данных обязательств. Он никогда никого не подводил ни в работе, ни в жизни. Был принципиален, не терпел бюрократической волокиты и нечетких указаний.

В основном информация из Баку в Москву передавалась по телефону лично Бариновым, в точно установленное Наркомом время. Он неоднократно выезжал в Москву на доклад к Орджоникидзе с полными отчетами о выполнении планов, сводками, а нередко и фотографиями. Воспрянув духом от приема в столице, в прекрасном настроении Михаил Васильевич с новыми планами и предложениями и оказанной “Азнефти” помощью возвращался в Баку.

Надо особо отметить крепкую, верную деловую дружбу между С.М.Кировым, Г.К.Орджоникидзе, А.П.Серебровским и М.В.Бариновым. Первые годы пребывния в Баку С.М.Киров и А.П.Серебровский были соседями по квартирам. Даже после переезда Г.К.Орджоникидзе на работу из Тифлиса в Москву, С.М.Кирова из Баку в Ленинград и А.П.Серебровского в Москву их совместная дружба, включая и М.В.Баринова, не прерывалась. Они дружили семьями, и нередко, приезжая в Баку, обязательно встречались с М.В.Бариновым, интересовались и знакомились с работой “Азнефти”.

В 1926 году Советом труда и обороны было дано задание провести в народном хозяйстве страны проверку состояния подготовки объектов промышленности к противовоздушной обороне. Были назначены контрольные учения и по “Азнефти”. С этой целью из Москвы в Баку прибыл в качестве проверяющего замнаркомвоенмора Ян Фабрициус.

Командование учениями было возложено на М.В.Баринова. Были мобилизованы все коллективы предприятий “Азнефти” во главе со своими руководителями. Не снижая темпа работы промыслов, заводов и других предприятий, все мы должны были одновременно показать себя в случае объявления “тревоги” по противовоздушной обороне. “Тревога” объявлялась несколько раз. Учения по ПВО в “Азнефти” продолжались трое суток. Все это время практически никто не спал. Прибывшие с Фабрициусом военные специалисты очень придирчиво проверяли на местах ход учений. К концу третьих суток Ян Фабрициус и М.В.Баринов собрались вместе с руководителями предприятий и подвели итоги проведенных учений. “Азнефть” получила оценку “отлично”.

Нередко в Баку из Москвы, кроме Г.Орджоникидзе и С.Кирова, приезжали и другие руководители страны: В.Куйбышев, Н.Бухарин, М.Фрунзе, А.Щербаков, а также писатели и поэты: Р.Роллан, М.Горький, Н.Погодин, С.Есенин, В.Маяковский. Всех их очень интересовало развитие нефтяной промышленности. М.Баринов сам знакомил их с работой промыслов и заводов, жилищно-бытовыми условиями и культурным досугом нефтяников.

Читая воспоминания современников о М.В.Баринове, невозможно обойти вниманием очерк Максима Горького о посещении Баку в 1928 году.

“…Приехал Баринов, крепкий озабоченный человек, и повел меня по промыслу, говоря как бы предисловие к чудесам труда… Его простые слова широко развертываются, становятся все живее, и за ними все яснее звучат большие мысли рабочего, который строит свое государство… Я смотрю на него и с грустью думаю о людях, которые не смогли нагреться до такого спокойного и ясного огня, которым горит этот человек… О своей личной работе он молчит, хотя я знаю, что сегодня он с шести часов утра уже на промыслах, и это не исключительный день…”

Каждый рабочий день начальника “Азнефти” начинался в шесть часов утра, и этот строгий распорядок нарушался только чрезвычайными происшествиями – нефтяными, газовыми фонтанами или пожарами, на ликвидацию которых он обязательно выезжал.

В трудные минуты, которых в “Азнефти” тоже было немало, Баринов часто вспоминал Серебровского. Михаил Васильевич искренне считал, что именно его, Александра Павловича, мудрости и энергии “Азнефть” обязана широчайшим размахом национализации, восстановления и строительства. Баринов вообще отличался скромностью и никогда не говорил “я построил”, всегда только “мы добились”, “мы создали”. С большим уважением он нередко отмечал совместную работу и дружбу с Фатулла-беком Рустамбековым и его умелое руководство технической частью “Азнефти”.

Помимо успешного решения производственных вопросов М.В.Баринов принимал активное участие в улучшении бытовых условий трудящихся. К нему шли рабочие и вообще многие бакинцы за содействием в удовлетворении бытовых и других нужд.

По его указаниям выбирались площадки, земельные участки для строительства жилых поселков и других социальных объектов. Были построены рабочие поселки им. Разина, Монтина, Орджоникидзе в Солдатском базаре, Амираджане, Бинагарах, Сураханах, Раманах, в Шаумяновском и других районах. Строительство всех поселков Баринов контролировал лично и ввел порядок, чтобы наряду со сводками о производственных показателях ему регулярно представлялись сведения о ходе строительства жилых и других социально-бытовых, культурных и спортивных объектов. К 1928 году в новых жилых домах, построенных “Азнефтью”, в отдельных квартирах проживало уже 85 тысяч человек. Михаил Васильевич считал, что жильцы квартир и домов должны относиться к жилью по-хозяйски и бережно сохранять его. Нередко он посещал семьи нефтяников, интересовался их жизнью, бытом и всегда помогал, особенно многодетным.

Большое внимание Михаил Васильевич уделял подрастающему поколению. С самого начала пребывания в руководстве “Азнефти” он интересовался подготовкой молодых специалистов в вузах. М.В.Баринов часто собирал у себя в кабинете молодежь “Азнефти” и, по-отечески беседуя, как наставник рекомендовал, кому по какой специальности готовиться.

В 1928 году Михаил Васильевич назначается по совместительству с основной работой начальника “Азнефти” ректором Азербайджанского политехнического института им. Азизбекова, который он заканчивал в 1922 году.

Он оказывает институту большую помощь в оснащении оборудованием, приборами и другим учебным инвентарем, а главное, в подборе и укреплении преподавательского состава необходимыми кадрами, подобранными из лучших специалистов-нефтяников. Михаил Васильевич и сам лично читал студентам лекции, проводил семинары по нефтяным делам. Надо прямо сказать, что своими беседами, докладами он очень увлекал молодежь.

Особое внимание он обращал на качество учебы, настойчиво увязывая учебу студентов с работой на производстве. Он считал, что необходимо готовить инженеров-практиков, разбирающихся в производстве. В дальнейшем Баринов трудоустраивал выпускников института по специальностям на промыслах, заводах и в нефтеразведке.

Всего за один год работы в институте при непосредственном участии Баринова был построен физико-технический корпус, значительно расширены аудитории института.

Выступал М.В.Баринов и на молодежных конференциях. Молодежь любила его и всегда внимательно слушала. Требовательный к себе и подчиненным, непримиримый к недостаткам, халатности, нечестности и разгильдяйству, Михаил Васильевич был прост и доступен в общении с окружающими. Во многом благодаря ему, “Азнефть” стала школой подготовки и передачи кадров для всех нефтяных районов нашей необъятной Родины.

Техника нефтяной промышленности постепенно совершенствовалась, но руководство страны не удовлетворяли темпы ее развития. Для того, чтобы максимально повысить уровень добычи нефти в Баку, необходимо было внедрить лучшую зарубежную технику. Особенно всех интересовало нефтяное оборудование Америки. В связи с этим, специальным приказом председателя ВСНХ СССР В.В.Куйбышева в 1929 году для ознакомления с новой техникой американской нефтяной промышленности и закупок в США оборудования, комплектных заводов и нефтеперекачивающих станций командируется авторитетная техническая комиссия в составе М.В.Баринова, Ф.А.Рустамбекова, М.Х.Шахназарова и других специалистов. По возвращении на Родину комиссия привезла много нового и интересного. В семье Бариновых до сих пор хранится чемодан фотоснимков новейшего для того времени нефтяного оборудования, сделанных Михаилом Васильевичем во время этой командировки. Результаты поездки технической комиссии в США были одобрены Президиумом ВСНХ СССР.

Михаил Васильевич с исключительным вниманием относился ко всем вопросам технического прогресса в отрасли. В этом отношении показательной является организация после посещения США реконструкции и строительства новых объектов, которые находились под его непосредственным вниманием. Особенно надо отметить его активное участие в засыпке Биби-Эйбатской бухты и создании на этом участке нового про-дуктивного нефтепромысла “Бухта Ильича”. Также при умелом руководстве Михаила Васильевича были созданы нефтяные промыслы Локбатан, Солдатский базар, Кара-Чухур, а также нефтеперерабатывающие заводы, в том числе крекинг Шухова-Капелюшникова, турбобур М.А.Капелюшникова, построен второй нефтепровод Баку-Батуми. Одновременно проводилась реконструкция и создавались новые машиностроительные заводы имени Шмидта, Дзержинского, Монтина, Бакинский рабочий и др.

Перевод добычи нефти на глубиннонасосный и компрессорный методы проводился по единому комплексному плану. Было срочно организовано изготовление оборудования на заводах им. Дзержинского, Шмидта и других, созданы технические группы внедрения (руководитель главной группы Л.Л.Тиферис). Во всех районах внедрения широко развернулась техническая учеба рабочих. Началось строительство дворцов культуры, в которых наряду с ликвидацией неграмотности, технической переподготовкой, проведением культурного досуга рабочих и инженеров организовывались районные технические музеи, кружки повышения квалификации, создавались подразделения технической пропаганды. Все эти вопросы решались под непосредственным руководством и контролем М.В.Баринова.

Когда Н.И.Бухарин возглавлял в Наркомтяжпроме отдел технической пропаганды, он приезжал в Баку и, знакомясь с промыслами и заводами, проявил живой интерес к работе существующих и вновь строящихся дворцов культуры, к технической переподготовке кадров и, особенно, к состоянию технической пропаганды. Бухарин очень высоко оценил проводимую работу.

Являясь пропагандистом всего нового и передового, М.В.Баринов был тесно связан с органами печати – редакциями газет, технических журналов, часто сам выступал со статьями о состоянии нефтяной промышленности и развитии нефтеразведки, промыслов, нефтеперерабатывающих заводов. Он был разносторонне одаренным человеком. Интересовался литературой, искусством, очень любил музыку. У него было необычное увлечение: в редкие часы досуга он вытачивал на токарном станке свои многочисленные трости, палки, уникальные предметы мебели. Некоторые из них сохранились в семье Бариновых.

По инициативе М.В.Баринова в Баку, на улице Малыгина, в доме 2, в котором проживали семьи руководителей ведущих подразделений “Азнефти”, в цокольном этаже был организован клуб “Нефтяник”. После тяжелого трудового дня руководители отдельных управлений, работники заводов и других подразделений “Азнефти” собирались в клубе и общались между собой в неформальной обстановке, играли в бильярд. Вместе отмечали пролетарские праздники, с семьями выезжали на маевки. Это очень сплачивало людей.

Большой авторитет, уважение и любовь завоевал Михаил Васильевич среди всех нефтяников. Он постоянно встречался с рядовыми рабочими и инженерами. Эти встречи происходили прямо на предприятиях, в Домах культуры, в красных уголках, а большей частью, для более длинных бесед, Михаил Васильевич приглашал к себе в кабинет. Не менее трех раз в неделю он принимал рабочих и всех, кто нуждался в его помощи. Его окружали люди всех национальностей: русские, азербайджанцы, украинцы, армяне, евреи. М.В.Баринов был ярым противником национализма и шовинизма. Своим авторитетом он умел гасить любые конфликты. Михаил Васильевич был на редкость мягким и душевным собеседником, веселым и непосредственным. Подчас возникшие проблемы как производственного, так и бытового характера решались прямо на месте.

Михаил Васильевич был технически грамотным инженером-механиком. Он досконально разбирался во всех тонкостях нефтяного дела, но при этом не стеснялся советоваться и консультироваться с видными учеными, академиками И.М.Губкиным, И.П.Бардиным, С.С.Наметкиным, А.С.Ферсманом, профессорами Д.В.Голубятниковым, И.Н.Стрижовым и другими. Уже будучи управляющим делами “Азнефти” я неоднократно был свидетелем таких бесед, в которых они в дружеской обстановке по-деловому общались и находили решение серьезных проблем. Это, безусловно, расширяло кругозор М.В.Баринова.


Баринов М.В. и академик Губкин на разведке в кабристанских степях. 1928 г.
Нередко, когда в Баку приезжали академики И.М.Губкин и профессор Д.В.Голубятников, М.В.Баринов вместе с ними, а также с профессорами Абрамовичем и Гавриловым, выезжал на геолого-разведку, в результате которой открывались новые месторождения нефти. Нельзя забыть, как много полезного сделал академик И.М.Губкин для открытия новых нефтегазовых районов не только на Апшеронском полуострове, но и во всем Советском Союзе. Чаще всего Михаил Васильевич ездил на нефтеразведку именно с Иваном Михайловичем Губкиным, так как их связывала, помимо деловых отношений, еще и личная дружба. Нефть была главным девизом их жизни.

При всей занятости Михаил Васильевич много внимания уделял воспитанию сына. Очень часто он брал Марка в поездки по нефтепромыслам и заводам, на нефтяные и газовые фонтаны. Мальчику довелось побывать с отцом в Америке.

Иногда, правда редко, Михаилу Васильевичу удавалось выкроить немного времени для отдыха. Он особенно любил совместные загородные поездки всей семьей. Ему нравилось, когда все его сестры Ольга, Мария, Александра, Надежда и сестры жены вместе с мужьями и детьми собирались в его гостеприимном доме.

М.В.Баринов был участником первого Всесоюзного съезда ударников, проходившего в Москве в 1920 году. После съезда среди нефтяников Баку расширилось соцсоревнование бригад. Нередко заключались коллективные договоры с рабочими группами, коллективами молодежи и даже пионерами. Баринов уделял особое внимание этому движению. К концу декабря 1930 года общее число соревнующихся по “Азнефти” увеличилось от 17279 до 24263 человек.

Выступая с докладом на XI Азербайджанском съезде горнорабочих “Итоги азербайджанской нефтяной промышленности за 1926/27 годы и перспективы на 1927/28 годы” (хозяйственный год считался с октября до октября следующего года), М.В.Баринов подробно изложил результаты работы “Азнефти” за год и рассказал о намечаемых мерах по дальнейшему развитию нефтяной промышленности республики.

Если в первый год национализации добыча нефти снизилась по сравнению с 1913 годом в 3,5 раза, а объем бурения в 50 раз, то уже в 1927/28 гг. был достигнут уровень добычи нефти 1913 года, а объем буровых работ перекрыл уровень 1913 года в 1,5 раза.

Интенсивный рост объемов бурения был обеспечен внедрением вращательного роторного бурения вместо ударного, канатного и штангового способов, которое уже в отчетном году составило 71,4% всего объема.

Внедрение вращательного метода способствовало резкому снижению себестоимости метра проходки, повышению производительности труда. Рост же объемов разведочного бурения обеспечил открытие новых высокодебитных продуктивных пластов и рост добычи нефти.

Коренным образом изменился способ добычи нефти. Если раньше доминировали тартальный барабан и желонка, то теперь на первое место вышел глубинный насос.

Благодаря электрификации и переходу на глубиннонасосную эксплуатацию удалось значительно облегчить труд рабочих по добыче нефти, резко снизить расход топлива на собственные нужды и себестоимость тонны нефти.

С переходом на закрытые способы эксплуатации с 1925 года начали добывать и газ, который частично шел на отопление квартир, частично на газолиновые заводы, где вырабатывался легкий бензин.

Большая работа была проведена по реконструкции и строительству нефтеперерабатывающих заводов, что значительно увеличило объем переработки нефти и выход светлых продуктов. Также значительно вырос вывоз нефтепродуктов за границу, перекрыв уровень вывоза 1913 года в 2,33 раза. В результате освоения выпуска машин, оборудования и запасных частей на местных машиностроительных заводах на 60% сократились импортные поставки оборудования. Возросли мощности электростанций за счет нового строительства и монтажа дополнительных турбин, что обеспечило полную электрификацию добычи нефти и внедрение электропривода в бурении.

Благодаря умелому руководству “Азнефти” внедрение разработанных мероприятий создало базу для достаточного выполнения плановых показателей.

В начале 1931 года нефтяники Баку досрочно обеспечили выполнение пятилетки за два с половиной года. В связи с этим событием в марте 1931 года Президиум ЦИК СССР наградил орденами Ленина “Азнефть” и большую группу отличившихся нефтяников во главе с М.В.Бариновым. Номерные ордена Ленина за большой вклад в подготовку этого достижения получили тогда С.М.Киров и А.П.Серебровский.

Это был большой трудовой подвиг, которому предшествовала огромная подготовительная работа, проведенная талантливыми организаторами. Техническая революция, совершенная на нефтяных промыслах и заводах Баку под руководством М.В.Баринова, подготовила плацдарм для дальнейшего подъема нефтяной промышленности страны.

Слово “Азнефть” стало символом самоотверженной, радостной, творческой борьбы за нефть, символом целой эпохи в жизни города, республики да и всей страны.

Михаил Васильевич в тесном контакте работал с профсоюзными организациями, Союзом горнорабочих и их руководителями: Сергеевым, С.Шварцем, А.А.Никишиным, С.А.Гутиным, П.И.Мешковым и другими.

В декабре 1933 года по решению Правительства М.В.Баринов назначается начальником Главного управления нефтяной промышленности страны и членом Коллегии Наркомата тяжелой промышленности СССР. Михаил Васильевич с группой сотрудников, в которую входил и я, переехал в Москву. Здесь масштабы его деятельности увеличились и усложнились во много раз.

С назначением на должность начальника Главнефти М.В.Баринов отдает все силы, знания и опыт выполнению возложенных на него задач по дальнейшему увеличению добычи и переработки нефти в масштабах всей страны.

Первые шесть месяцев в Москве М.В.Баринов без семьи жил в коммунальной квартире в Леонтьевском переулке. Узнав об этом, Г.К.Орджоникидзе дал указание построить специально для нефтяников дом на Смоленском бульваре, 17. Он распорядился выделить Михаилу Васильевичу отдельную квартиру.

Через некоторое время в столицу переехала и Зинаида Феофановна с сыном. Сначала З. Лехницкая работала в Московской филармонии, а затем по рекомендации народных артистов А.В.Неждановой и Н.С.Голованова была принята в Большой театр СССР.

В начале 1935 года Орджоникидзе поинтересовался, где Михаил Васильевич проводит выходные дни. Узнав, что Бариновы очень любят выезды за город, он дал распоряжение Управлению делами НКТП и Моссовету выделить на Рублево-Успенском направлении земельный участок и построить там для них дачу. К сожалению, бюрократические темпы московских чиновников не позволили осуществить это. Только в 1936 году был оформлен участок в Петрово-Дальнем. А фактически принялись за строительство лишь в 1937 году. В результате ни Михаил Васильевич, ни его семья так и не смогли воспользоваться этой дачей.

В декабре 1934 года Бариновы, как и весь наш народ, с глубочайшей скорбью переживали гибель Сергея Мироновича Кирова, с которым Михаила Васильевича связывали много лет дружбы и совместной работы.

Объединение “Азнефть” реорганизуется и делится на три треста: “Азнефтедобыча”, “Азнефтепереработка” и “Азнефтеразведка”. Все эти три треста входят в состав Главнефти. М.В.Баринов выезжает и знакомится со всеми территориальными подразделениями и предприятиями, входящими в состав Главнефти Наркомтяжпрома СССР – Грозный, Майкоп, Эмба, Украина, Сибирь, Башкирия, Татария, Поволжье, Пермь, Сахалин и другие регионы, принимает важные решения по их развитию, докладывает о реализации намеченных им мероприятий Наркомтяжпрому и Правительству страны. Так, на основе геологических заключений и предложений, сделанных отдельными геологами под руководством И.М.Губкина, Баринов много предпринял для расширения поисковых работ, открытия и освоения новых месторождений по всей стране.

Работая в Москве, Михаил Васильевич чаще стал встречаться с И.М.Губкиным. Их совместные беседы касались увеличения объемов геолого-разведочных работ в Башкирии, Татарии, Сибири, на Урале, Эмбе. Особенно обращалось внимание на расширение геофизических служб. В результате собирались технические совещания, где решались вопросы создания геолого-разведочных и геофизических институтов.

После выездов М.В.Баринова в нефтяные регионы страны обязательно по каждому намечались предложения и издавались соответствующие приказы Главнефти, Наркомтяжпрома или даже постановления Правительства.

М.В.Баринов придавал огромное значение применению технологий в нефтяной промышленности. Он стал инициатором внедрения новой техники бурения, добычи и переработки нефти.

По рекомендации Г.К.Орджоникидзе и В.В.Куйбышева М.В.Баринов с группой нефтяников и ученых в середине 1936 года снова едет в Америку, где подробно знакомится с состоянием нефтяной промышленности США. Комиссия, возглавляемая М.В.Бариновым, целенаправленно изучала там вопросы, имевшие важное значение для коренного перелома в дальнейшем развитии советской нефтяной промышленности (бурение в твердых породах и осложненных условиях, производство авиатоплива и авиамасел, эксплуатация малодебитных скважин и многое другое).

Посетив за 5 месяцев все нефтяные районы США, по возвращении на Родину Михаил Васильевич докладывает результаты поездки лично Наркому Г.К.Орджоникидзе. А 15-19 августа 1936 года созывает расширенное заседание Коллегии Наркомтяжпрома с участием руководителей нефтяной промышленности всех регионов страны для общего обсуждения отчета начальника Главнефти М.В.Баринова.

Отчет о поездке комиссии был одобрен Наркомтяжпромом и послужил базой для дальнейшего развития отрасли. Был принят план мероприятий дальнейшего технического вооружения нефтяной промышленности СССР. В газетах были опубликованы статьи М.В.Баринова.

Вдохновленный решением расширенной Коллегии, Михаил Васильевич намечает планы дальнейшей работы Главнефти, берется за укрепление кадров. Заменяет некоторых руководителей трестов и начальников отделов Главка, назначая более энергичных, способных специалистов, знакомых с новой техникой. Структура Главнефти была пересмотрена, созданы соответствующие управления, отделы, институты, тресты. Организованы тресты “Авиатоп”, “Оргнефть”, институт ЦИАТИМ, Нефтемаслозавод, завод “Нефтегаз”, построены заводы в Люберцах, Омске, Саратове и др.

Нефтесиндикат был преобразован во Всесоюзное объединение “Нефтесбыт”, начальником которого был назначен переведенный из Грозного Н.Д.Ефуни, он же – первый заместитель начальника Главнефти.

В планы М.В.Баринова в первую очередь входили внедрение новой техники, реконструкция существующих нефтепромыслов, нефтеперерабатывающих заводов, расширение существующих и строительство новых машиностроительных заводов, усиление геолого-поисковых работ, а также регулярное обеспечение всего народного хозяйства (включая оборонные объекты) нефтью и нефтепродуктами.

В части укрупления кадров были проведены новые назначения. “Азнефть” возглавил А.Петерсон, “Азнефтепереработку” – С.Слуцкий, “Грознефть” – Ф.Чамров, “Майкопнефть” – Брощевский, “Эмбанефть” – Лаврентьев, а затем Нестеров. Начальниками управлений и отделов назначены В.Поляков (по ненфтедобыче), Н.Алексеев (по нефтепереработке). Главным геологом назначен А.Я.Кремс, планое управление возглавил Д.Гепштейн, а затем В.Агаджанов. Все они переводились в основном по представлению начальника Главнефти из разных нефтяных организаций страны.

Для обеспечения возрастающей потребности в нефтяном оборудовании были начаты работы по расширению мощности существующих нефтемашзаводов (Баку, Грозный, Москва). По просьбе начальника Главнефти Наркомат тяжелой промышленности дал указание уральским и украинским машиностроительным заводам изготовлять и поставлять нефтяной промышленности соответствующее оборудование и трубы. Наркомат также передал Главнефти ряд заводов, в том числе московский завод “Борец”.

Очень тяжело М.В.Баринов воспринял кончину своего наставника и соратника Серго Орджоникидзе. Действительно, наша Родина теряла тогда лучших своих сынов, истинных борцов за правду, за счастье своего народа. После смерти Г.К.Орджоникидзе начались несправедливие нападки на Баринова. Работать Михаилу Васильевичу стало тяжелее. Внутренне он глубоко переживал это, но не показывал вида. Особенно грубые разговоры и окрики были со стороны нового Наркома тяжелой промышленности Л.М.Кагановича.

В сентябре 1937 года, после очередной поездки в “Эмбанефть”, Михаил Васильевич по телефону доложил Наркому о приезде и необходимости встречи с ним. Каганович ответил: “Я вас приму через два дня”, но в тот же день дал визу на арест Баринова.

Поздним вечером 17 сентября, когда в доме на Смоленском бульваре все уже спали, в квартире Бариновых на третьем этаже вдруг загорелся свет. Моя квартира была на том же этаже, но под углом, и я видел, как там мелькали тени, шел обыск. Потом в мою квартиру, находящуюся в соседнем подъезде, позвонили, и в сопровождении нашего дворника вошли сотрудники НКВД, чтобы по телефону вызвать машину. Михаил Васильевич был арестован. Через неделю увезли и жену Баринова, Зинаиду Феофановну. Ее сестры укрыли осиротевшего Марка под Москвой , в поселке Голицыно.

В стране начались массовые аресты. Только в доме нефтяников было репрессировано более 50 человек. Я часто подвергался допросам, где от меня требовали сказать что-нибудь плохое о Бариновых. Я никак не мог этого сделать, так как знал, что Михаил Васильевич искренне предан своей Родине и очень много сделал для ее блага и процветания. Мне выпала честь в течение пятнадцати лет работать и близко общаться сначала в Баку, а потом в Москве с этим замечательным человеком, руководителем гигантского комплекса нефтяного хозяйства огромной страны, включавшего нефтепромыслы, нефтеперерабатывающие и машиностроительные заводы, железнодорожный, морской и автомобильный транспорт, обширнейшее коммунальное хозяйство. Многое из того, что создал этот выдающийся организатор, служит людям и по сей день.

По нелепому приговору в том же году Баринов М.В. был расстрелян. Ему было всего 49 лет… Зинаида Феофановна восемь лет провела в карагандинских лагерях, десять лет в ссылке и только в 1956 году смогла вернуться в Москву.

Я верил, что справедливость восторжествует, и вот, после ХХ съезда КПСС началась реабилитация оклеветанных Серебровского, Баринова и других, незаслуженно репрессированных, многих, увы, посмертно. Именем Баринова была названа одна из центральных улиц столицы Азербайджана, для которого так много хорошего сделал этот талантливый человек. И, хотя теперь она снова несправедливо переименована, память о верном сыне нашей Отчизны остается навсегда.

Никогда не забыть нам одного из первопроходцев нефтяной промышленности Баринова Михаила Васильевича .

Copyright © 2001-2004 "Нефтяное хозяйство"
Тел: (095) 730-07-17, 730-22-81. Факс: 929-96-10. E-mail: mail@oil-industry.ru
loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.