руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
02 дек.
23:27
Телеграмма № 4: Грех Брюса Уиллиса, дуэльный кодекс, Анри Руссо и Эпитект

Каталог фильмов

Затмение (L'eclisse) / 1962

Виттория перетекает по жизни из одних обстоятельств в другие: мужчина — подруга — другой мужчина — соседка… Уходы — приходы — встречи — рассказы…

Все это, как облака, проплывающие по небу: вот они есть, а через мгновение — уже нет. Ничего особенного, акцентированного. Жизнь проживается. Танец-лицедейство: вода в чане, щепки на сухой земле, затмение…
ЖанрМелодрама
Длительность (мин.)126
СтранаИталия, Франция
РежиссерМикеланджело Антониони
СценаристМикеланджело Антониони, Тонино Герра
АктерыАлен Делон, Моника Витти
Добавилnpb ®

Рейтинг: (5.0) Голосов: 1 Мнений: 1

Проголосовать  Опубликовать Ваше мнение 

ноябрь 13, 2012 16:48
(5) npb ®
Сергей Кудрявцев
Экзистенциальная драма

Этот фильм Микеланджело Антониони, некогда смущавший умы интеллектуалов всего мира (в том числе — и у нас, когда довольно неожиданно попал в советский кинопрокат, хотя и лишился, вероятно, из-за необходимости сокращения более чем двухчасового хронометража, одного из своих ключевых эпизодов — полёта на небольшом частном самолёте), вполне может теперь показаться старой доброй классикой. Обострённо нервная, мятущаяся героиня Моники Витти, которую здесь зовут Витторией, терпит вопреки собственному имени поражение за поражением в личной жизни, опять переживая прославившую Антониони на рубеже 50—60-х годов («Затмение» — четвёртая часть условной пенталогии: от «Крика» до «Красной пустыни») проблему «некоммуникабельности чувств» в экономически стабилизировавшемся обществе.

Но также впечатляюще запечатлены постановщиком вместе с уникальным оператором Джанни Ди Венанцо, который умел поразительно ощущать различные режиссёрские манеры (от Франческо Рози до Федерико Феллини), сцены биржевой лихорадки, ныне ведомой и нам. Суетливое движение людей в ограниченном пространстве ещё сильнее подчёркивает их внутреннюю пустоту. Каждый из них как будто пытается заполнить свою жизнь энергичным действием и придать ей некую осмысленность. Все хотят непременно быть, а не только лишь казаться. И наивно думают, что действительно правят миром, поскольку от них якобы зависит быстрая смена цифр на демонстрационном табло биржи. Но на самом-то деле, эти люди — обычные марионетки, а биржа — некая видимость регулятора экономики. Представляется более вероятным, что какой-то внеположный Рок определяет человеческие судьбы и общественные перемены. А в машинальных поступках участников всеобщего водоворота куда больше непостижимого и зашифрованного, как, например, в тех детских рисунках, что машинально оставляет на листочке бумаги толстяк-буржуа, только что потерявший несколько миллионов на бирже.

В эпизоде на квартире у Марты, новой знакомой Виттории, словно находит реальное воплощение её мечта об иной — нецивилизованной, дикой, доисторической — жизни, где ещё есть место неосознаваемым инстинктам. Лишь на время сменив лицо на маску (переодевшись в африканскую экзотическую одежду), на мгновение забыв о самой себе, случайно перевоплотившись, как бы переселив свою душу в другое тело, Виттория вскоре по рассказам Марты понимает, что и в Кении может быть ужасно скучно. Пустота давно заполнила душу человека. От этой опустошённости никуда не улететь, как в упоминавшейся сцене короткого воздушного путешествия, и ни за что уже не избавиться от себя. Да и чуть ли не весь мир, который окружает Витторию, находится будто за стеклом (как в момент её поцелуя с новым возлюбленным, биржевым дилером Пьеро, поразительно равнодушным, холодным, «кажущимся» человеком) или, вернее, под стеклянным колпаком (если вспомнить, допустим, «Золотой горшок» Гофмана). Он удивительно призрачен и почти ирреален, хотя оттуда всё равно нельзя выбраться.

Страшно пустынный, голый и безжизненный пейзаж предночного города, производящий впечатление некоего фантастического мира, который словно испытал воздействие нейтронной бомбы, кажется весьма точной проекцией на экран подсознательного состояния героини. Виттория так и не встретилась с Пьеро на их обычном месте свидания у строящегося дома, которое осталось пустым. А мертвенный свет фонаря в последнем кадре дополняет ощущение общей тревоги и безысходности существования человека в подобной реальности, где он словно проделал всего лишь ложное движение по кругу в мнимом мире видимостей. Поистине — затмение!
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. BakuPages.com не представляет сайты на которые указаны ссылки и не несет ответственности за их содержание. Указание ссылки на сайт не означает, что BakuPages.com одобряет или поддерживает деятельность сайта. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет и т.д., являются собственностью их владельцев.

Телеграмма № 5: Расизм в "Бриллиантовой руке", триумф служанки Гитлера, молитва Марка Аврелия