руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
19 сент.
18:43
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Энциклопедия / "Неизвестные" бакинцы

Изменить категорию | Все статьи категории

Карягды Джаббар - знаменитый ханенде

127.1861

Джаббар Карягды оглы известен в истории азербайджанской культуры как выдающийся певец, талантливый композитор, видный музыкальный деятель и поэт-лирик. С его именем связан новый этап развития азербайджанской музыки.

Джаббар Карягды оглы родился 31 марта 1861 года в Шуше, в семье красильщика. "Кар ягды" по-азербайджански означает "Снег идет". Говорят, что отец Джаббара, Мешади Исмаил был очень молчаливым, замкнутым человеком. Окружающие часто подтрунивали над ним: "Ай Исмаил, что опять приключилось? Снег, что ли, идет, что ты такой насупленный?" Потом друзья стали звать его просто "Карягды". Джаббар еще в юности взял себе этот псевдоним.

Мешади Исмаил также мечтал обучить сына ремеслу красильщика. Но Джаббара с детских лет привлекало искусство ханенде. Красильщиком он не стал.
Красильщик Мешади Исмаил был фанатичным верующим и вместе со своими сыновьями (их у него было трое) участвовал во всех религиозных обрядах, которые проходили очень торжественно. Обладатель приятного голоса, Мухаммед - старший сын Мешади Исмаила - проникновенно исполнял элегии. Трогательный голос Мухаммеда с детства волновал Джаббара, оставив в его сознании неизгладимый след. Еще не посещая школу, Джаббар мечтал петь так, как брат. Это желание уводило его в мир музыки.

Джаббар вместе с братом Мухаммедом получает в школе Харрата Кули первое музыкальное образование; он также участвует в мистериях.
Вообще Мухаммед сыграл большую роль в жизни будущего певца. Он с детства воспитал в Джаббаре серьезное отношение к музыке, чуткое отношение к классическому и фольклорному наследию народа. Мухаммеда часто приглашали на свадьбы и вечера. Он брал с собою Джаббара, и несомненно, что в формировании будущего великого народного певца эти меджлисы, где он слушал известных ханенде, постигал тайны певческого искусства, сыграли положительную роль.
Десяти лет Джаббар поступает в городскую школу. Его первым учителем был Мирзали - сын известного в Шуше под псевдонимом Сагари поэта Зейнал-Абдина. Мирзали в совершенстве владел фарсидским и турецким языками, был музыковедом с разносторонними знаниями. Услышав голос Джаббара, он решил обучить его пению. До 15-ти лет Джаббар посещает школу Мирзали, и берет уроки музыкальной науки и фарсидского языка. В годы учебы мальчик писал также стихи и даже участвовал в поэтическом турнире среди своих ровесников.

Его приглашают на городские свадьбы. Мешади Исмаила это очень беспокоит, потому что он готовил Джаббара к участию лишь в религиозных представлениях. Отец категорически запрещал Джаббару петь на светских празднествах. В своих воспоминаниях Карягды оглы пишет: "Еще совсем юным я приходил в мечеть "Мердинли", пел марсие вместе с Моллой Рза Ала Палаз оглы". Нужно отметить, что Молла Рза Ала Палаз оглы был известным мастером прошлого столетия, долгие годы он пел в Иране. Юный Джаббар с интересом перенимал у Ала Палаз оглы науку исполнения классических мугамов, но в то же время продолжает мечтать об участии в музыкальных меджлисах. Однако отец был непреклонен.

О возвращении Джаббара к искусству ханенде тарист Курбан Примов рассказывал:
В то время по соседству с домом Джаббара жил врач по фамилии Смирнов. Врач очень любил Джаббара. Джаббар попросил его помочь ему вернуться к искусству ханенде. Смирнов дал согласие. После этого по сговору с врачом Джаббар прикинулся больным. Он и вправду немного хворал. Джаббар не ест, не пьет, с каждым днем все хиреет. Отец ведет Джаббара к врачу. Немного полечив Джаббара, Смирнов говорит Мешади Исмаилу: "Твой сын болен туберкулезом. Это опасная вещь. Если ты запретишь ему петь, болезнь обострится и погубит сына". Услышав слова врача, Мешади Исмаил бы страшно перепуган и с того дня разрешил Джаббару петь". Так Джаббару удалось вернуться к любимому занятию. Он вновь становится украшением меджлисов.

После окончания школы Джаббар изучает у известного ханенде Юсифа Шахсенем оглы несколько дестгяхов, в том числе "Хейраты", "Рахаб", "Баяты-Каджар", ряд старинных азербайджанских теснифов и народных песен. Джаббар Карягды оглы стал постоянным участником народных торжеств и вечеров, повсюду говорят о его блестящем таланте.

Знаменитый Садыхджан приглашает его к себе, чтобы испытать юного ханенде. Волшебный тар Садыхджана как бы задавал вопросы, Джаббар отвечал ему соловьиными трелями. После этого Джаббар был принят в ансамбль Садыхджана.Впервые Джаббар Карягды оглы выступил с Садыхджаном на благотворительном концерте в шушинском театре Хандемирова. Среди выступающих в тот вечер были Гаджи Гуси и Гашим Кештазлы. В сопровождении Садыхджана Гаджи Гуси исполнил мугам "Чаргях", Гашим Кештазлы - "Баяты-Каджар", а Джаббар - "Хейраты". Собравшиеся восторженно приняли всех ханенде, в особенности юного Джаббара.

До 20 лет Джаббар Карягды оглы выступал с Садыхджаном как профессиональный певец лишь на карабахских свадьбах и меджлисах. Вскоре слава Джаббара дошла до Баку, Гянджи, Шемахи, Агдаша и других городов.

Выступления Джаббара на свадьбах в Баку, Гяндже, Карабахе, Ширване сделали его известным во всем Азербайджане. Вскоре его слава распространилась в Грузии, Армении, Средней Азии, даже Иране, куда его приглашали на свадьбу Муртуза Гулу хана, где он выступил с огромным успехом.Возвращаясь из Ирана, Джаббар со своей группой останавливается на три недели в Эривани, затем успешно выступает на меджлисах в Тифлисе. После Тифлиса Джаббар Карягды оглы выступал в Поти, Кутаиси и Дербенте.

Первый восточный концерт в Азербайджане был организован в Шуше летом 1901 года под руководством драматурга Абдуррагимбека Ахвердова. Концерт состоялся в театре Хандемирова. Продемонстрировав высокое исполнительское искусство, Джаббар Карягды оглы исполнил на концерте газели азербайджанских поэтов Физули, Гасымбека Закира, Сеида Азима Ширвани и Хуршуд Бану Натаван. То, что Джаббар пел на родном языке, во многом способствовало распространению мугамов среди широких народных масс.

Успешные выступления Джаббара Карягды оглы в восточных концертах и музыкальных сценах увеличивали его популярность. Талантливый ханенде в своих выступлениях всегда учитывал вкус слушателей, старался почувствовать настроение аудитории. Ханенде был очень требователен к себе, стремился глубже изучить родную литературу и поэзию.

В начале XX века Баку стремительно рос. Сюда приезжали многие писатели, поэты, музыканты. Баку привлек внимание и Джаббара Карягды оглы. Его вторичная поездка в этот город состоялась, когда мастеру было примерно 40 лет. В Баку он пользовался заслуженным признанием, городские ханенде и музыканты группировались вокруг него. Вскоре Д.Карягды оглы создал музыкальное трио, в которое входили, кроме него, тарист Мирза Фарадж Рза оглы и кеманчист Мешади Кули, с которыми он выступал на народных праздниках.

11 января 1902 года в музыкальной жизни Баку произошло замечательное событие: состоялся первый концерт восточной музыки (из четырех отделений), его программа была разнообразной и интересной. Джаббар Карягды оглы принял участие в этом концерте. Газета "Каспий" писала:
"Первым из исполнителей вокально-музыкальных пьес выступил известный бакинцам певец Джаббар, исполнивший под аккомпанемент тара и кяманчи мотив "Махур". Певец спел "Махур" хорошо, и публика долго аплодировала как певцу, так и его товарищам. ...Бакинцы проявили огромный интерес к концерту".

В течение пяти лет - с 1900 по 1905 гг. Джаббар Карягды оглы вместе с таристом Мирзой Фараджем и кеманчистом Кули выступал на концертах и меджлисах Баку. В эта время на Апшероне почти ни одна свадьба, ни одно веселье не обходилось без Джаббара. Все старались, чтобы украшением их меджлиса стал популярный певец со своей группой.

Джаббар не довольствовался выступлениями лишь на бакинских свадьбах и меджлисах; его неоднократно приглашали на сцены театров Тагиева и Маилова. Зная, что имя Джаббара привлечет особенно много зрителей, хозяева театров заранее отмечали в афишах выступления Джаббара.

В 1907-1910 гг. в результате совместной деятельности Узеира Гаджибекова, Мирзы Алекпера Сабира, Гаджиаги Аббасова и Джаббара Карягды оглы в селении Балаханы близ Баку был организован театральный кружок при рабочем клубе, члены которого Мирза Мухтар, Джангир Зейналов, Гусейн Араблинский, Абульфат Вели и Мирзага Алиев часто показывали представления. В антрактах в сопровождении Курбана Примова и Саши Оганезашвили пел Джаббар Карягды оглы.

Иногда Джаббар приглашал в Балаханский клуб своих друзей - Алескера Абдуллаева, Кечачи оглы Мухаммеда, Ширина Ахундова, Арсена Ярамышева и организовывал концерты в пользу бедных студентов и для удовлетворения некоторых нужд школы.

В начале XX века акционерные общества "Граммофон", "Спорт-рекорд" и "Экстрафон" охотно записывали ханенде на пластинки, наживая на этом большие капиталы.
Джаббар Карягды оглы в 1906-1912 гг. по приглашению этих акционерных обществ ездил вместе с Курбаном Примовым и Сашей Оганезашвили в Киев, Москву и Варшаву, чтобы сделать записи. Грампластинка Джаббара, выпущенная фирмой "Спорт-рекорд", была быстро распродана. Кроме этого, фирма выпустила каталог, в котором указывались теснифы и мугамы, исполняемые ханенде, и были опубликованы их фотографии. На первых страницах каталога была помещена фотография Джаббара с подписью под нею: "Выдающийся ханенде Джаббар Карягды оглы - шушинец". Записывая свой голос, Джаббар с блеском исполнил классические мугамы. В истории азербайджанской музыки не было второго ханенде, который с таким искусством исполнял бы "Кюрд-Шахназ", "Мансурийе", "Махур" и в особенности "Хейраты", неизменно пробуждая в слушателях добрые чувства, веру в будущее.

Сеид Шушинский отмечал, что, когда пел Джаббар, будто мощная горная река выходила из берегов и сметала все на своем пути. Джаббар с большим мастерством исполнял "Баяты-Шираз", "Орта-Махур", "Чаргях", "Раст", "Мирза Гусейн сегяхы", а также "Самаи-шамс", "Мани", "Карабах-шикесте", "Аразбары", "Овшары" и другие. Помимо этого, очень лирично Джаббар пел старинные азербайджанские песни "Гялин гедек даш алтына гейзмейе", "Гезюм яшына таб этмез", "Дамыныздан дамджы дюшер", "Галалыям галалы", "Гаргамышам".

В 1912 году, возвращаясь из Варшавы, Джаббар Карягды остановился в Москве, где дал восточный концерт, в котором приняли участие Кечачи оглы Мухаммед, Давуд Сафияров, Мешади Мамед Фарзалиев, Курбан Примов и Саша Оганезашвили. Успех был так велик, что концерт пришлось повторить.
Около месяца пробыл в Москве руководимый Джаббаром ансамбль сазандаров, выступая на свадьбах и торжествах. Д.Карягды устроил также вечер в честь студента Московской консерватории Узеира Гаджибекова. Собранные деньги были вручены молодому композитору.

Д.Карягды оглы, также как Гаджи Гуси, Бюльбюльджан, Мешади Иси и другие талантливые ханенде, прошел долгий творческий путь. Он прежде всего был великим мастером мугамата, знал специфические особенности каждого мугама, для перехода от одной части к другой искусно выбирал теснифы.

Ислам Абдуллаев в своих воспоминаниях отмечает, что при исполнении "Мансурийе" не было равного Джаббару. Старейший ханенде не случайно говорил об этом. Исполнение "Мансурийе" требовало от певца большого мастерства. После "Мансурийе" идут части "Зарби Мансурийе" и "Уззал", которые поются очень сильным голосом, на высокой ноте. Не обладая такими данными, ханенде не может петь этот мугам. Но Джаббар, исполняя "Мансурийе", как говорили слышавшие его, находил такие приемы, что даже искусные таристы не поспевали за ним. Именно поэтому Джаббар исполнял "Мансурийе" в сопровождении кяманчи.

Джаббар Карягды оглы всегда тщательно подбирал к каждому мугаму глубокосодержательные газели Хафиза, Саади, Физули. Не только на турецком, но и на фарсидском языке он пел с четкой дикцией.

К 1910-1915 годам Джаббар Карягды оглы был широко известен на Кавказе, в Иране и Средней Азии. Тысячи людей, живущих в Грозном, Владикавказе, Махачкале, Дербенте и в других кавказских городах, стремились попасть на его концерты. Талантом Карягды оглы восхищались в Тебризе, Тегеране, Стамбуле, Ашхабаде, Бухаре, Самарканде.
Порою концерты Джаббара устраивались на широких городских площадях или в живописных уголках, садах близ городов, так как невозможно было вместить в зрительный зал всех желающих послушать певца. Репертуар Д.Карягды оглы был богат и разнообразен. Интересно, что Джаббар пел песни и на армянском, грузинском, туркменском, узбекском и фарсидском языках.

В 1916 году на средства нефтяной компании братьев Пирон в Баку был снят первый художественный кинофильм по роману Ибрагимбека Мусабекова "В царстве нефти и миллионов". Главную роль исполнял выдающийся азербайджанский артист Гусейн Араблинский. Хозяева "инофирмы пригласили Джаббара петь в этом фильме, который с успехом шел на экранах Закавказья. Ханенде, которые до этого в основном выступали на свадьбах и пиршествах аристократических семей, получили возможность широкого общения с массами любителей музыки.

В двадцатые годы в жизни Джаббара Карягды оглы началась новая эпоха. Официально Карягды оглы не был членом какой-либо общественной группы и партии. Однако он доказал свою принадлежность к передовой прогрессивной интеллигенции. Своим искусством он встал на службу молодой республики.
В 1920- 1923 гг. он принял активное участие в работе агитационной бригады, вместе с которой побывал с концертами в Геокчае, Агдаше, Товузе, Кедабеке, Кубе, Гяндже и других городах и районах.

Джаббар Карягды оглы был одним из первых организаторов Азербайджанской Государственной консерватории. Ведя уроки по классической музыке, он все свои силы отдавал воспитанию музыкальных кадров, в особенности молодых певцов.

Джаббар Карягды оглы долгое время был солистом Азербайджанской Государственной филармонии имени Муслима Магомаева и Управления по радиовещанию; одновременно он был консультантом научно-исследовательского кабинета азербайджанской музыки при консерватории. Более чем за полувековой творческий путь ханенде собрал около 500 народных песен и музыкальных фрагментов и передал их кабинету, обогатив тем самым азербайджанский народный музыкальный фонд.
30 с лишним его песен положены на ноты Узеиром Гаджибековым и Муслимом Магомаевым.

Большую помощь оказывал Джаббар Карягды оглы нашим композиторам, сочинявшим оперы и оперетты.
Известный композитор Р.М.Глиэр, работая над оперой "Шахсенем", глубоко изучил особенности богатейшей народной музыки Азербайджана. Чтобы ближе познакомиться с ней, он приезжает в 1923 году в Баку. В этом деле большую помощь композитору оказывают Джаббар Карягды оглы и его собрат по искусству видный тарист Курбан Примов.
В сопровождении Курбана Примова Джаббар Карягды оглы неоднократно пел композитору старинные азербайджанские песни и теснифы ("Аразбары", "Шикесте", "Состязание ашугов"). За помощь, оказанную Р.Глиэру в создании оперы "Шахсенем", ЦИК Азербайджанской ССР наградил Джаббара Карягды оглы Почетной грамотой. Выражая свою признательность Джаббару Карягды оглы, композитор писал: "Почти все использованные мною в опере напевы являются старинными песнями и сообщены мне известным певцом Джаббаром Карягды".

К торжествам по поводу тысячелетнего юбилея великого иранского поэта Фирдоуси, которое отмечалось в 1934 году, Джаббар Карягды подготовил шесть классических музыкальных отрывков, они были положены на ноты и отпечатаны.

В 1934 году в течение шести месяцев научно-исследовательский кабинет азербайджанской музыки, руководимый профессором Бюль-Бюлем, записал от него 220 народных песен, теснифов и около 70 народных музыкальных отрывков. Все эти песни и теснифы Д.Карягды оглы спел в сопровождении тариста Курбана Примова. Около 300 песен и теснифов, исполненных Джаббаром Карягды оглы, профессор Бюль-Бюль записал на фоновалик, а композитор Сеид Рустамов переложил на ноты, 50 народных песен, спетых Джаббаром Карягды оглы, в 1938 году были изданы отдельной книгой. Тексты песен в книге были даны на азербайджанском и русском языках.

30 мая 1934 года в Тбилиси прошла олимпиада искусства народов Закавказья, организованная с целью дальнейшего развития народного творчества.. В олимпиаде, которая продолжалась четыре дня, участвовало 1900 человек, представляющих 17 национальностей. Были приглашены самые лучшие певцы, музыканты и танцоры Закавказья. С большим успехом выступил 74-летний Джаббар Карягды оглы, который был удостоен первой премии и Почетной грамоты Закавказского ЦИК. Печать того периода поместила положительные отзывы о Д.Карягды оглы.

31 марта 1935 года в Азербайджанском Государственном драматическом театре имени Азизбекова трудящиеся республики торжественно отметили 75-летие со дня рождения Джаббара Карягды оглы. Писатель Гаджибаба Назарли произнес большую и содержательную речь о жизни и деятельности народного ханенде. Был оглашен указ Совнаркома Азербайджана о присвоении Джаббару Карягды оглы звания Народного артиста. После торжественной части состоялся большой восточный концерт в котором, помимо юбиляра выступили лучшие представители азербайджанского искусства. Учитывая многолетнюю плодотворную творческую деятельность Джаббара Карягды оглы и его выдающиеся заслуги в развитии азербайджанской музыкальной культуры, правительство наградило его орденом "Знак Почета".

Творчество Джаббара Карягды оглы было разносторонним: он был известен не только как народный ханенде, но и как поэт и композитор. Еще с юных лет Джаббар писал стихи, гошма и газели. Он заново написал тексты к многим теснифам, сочинил немало песен на собственные слова. Из этих песен и теснифов особенно известны "Истеканын дешилсин" ("Разбей стакан"), "Каш ки байрам олмяйды" ("Печальный праздник"), "Нахчыванын гедийнидэн ашэйдим" ("В Нахичевань"), "Мзмэлэр" ("Твоя грудь"), "Уча даг бошында" ("На вершине горы") и т. д.

Он сочинял не только песни в традиционном народном стиле, но и музыку и стихи на современные темы. Большую популярность в народе приобрели, например, песни "Баку", "Бей, молоток".

Джаббар Карягды оглы открыл новую страницу в искусстве ханенде. В отличие от старых ханенде, Джаббар Карягды оглы прекрасно знал родную литературу, вместо фарсидских теснифов пел азербайджанские теснифы на тексты Низами, Физули, Закира, Вагифа, Сеида Азима Ширвани и Натаван. Многие ханенде, идя по пути Джаббара, стали петь газели азербайджанских поэтов.
Профессор Бюль-Бюль писал, что Джаббара Карягды оглы можно считать пионером среди ханенде, поющих азербайджанские песни.В истории азербайджанской музыки ни один ханенде так глубоко не знал и так страстно не пропагандировал нашу народную музыку, как Карягды оглы. Всем духом и содержанием своего творчества Джаббар Карягды оглы - подлинно народный певец. Его можно поставить в один ряд с такими великими певцами мира, как Э.Карузо, Ф.Шаляпин, Б.Джильи.

Джаббар Карягды оглы обладал врожденным талантом, звучным и сильным голосом обаятельного тембра, исключительной музыкальной памятью, помноженными на отточенное мастерство. Все близко знавшие Карягды оглы удивлялись его памяти. Вот что писала газета "Бакинский рабочий" в марте 1938 года: "Из-за отсутствия нотных знаков до революции народные певцы и музыканты были вынуждены запомнить много песен и мелодий. Прекрасным примером феноменальной музыкальной памяти народных певцов может служить патриарх наших ханенде народный артист республики 80-летний Джаббар Карягды оглы. Это живая энциклопедия азербайджанского музыкального фольклора: он сохранил в памяти до 500 различных песен и музыкальных вариаций".

Тенор Джаббара Карягды оглы обладал широким диапазоном и высокой тесситурой. Выступая на Всесоюзной конференции вокалистов, проведенной в Баку в 1941 году, Бюль-Бюль сравнивал Джаббара Карягды оглы с великим итальянским певцом Карузо:
"Джаббар Карягды оглы не знает себе равных. Диапазон его голоса - две с половиной октавы. Голос Джаббара сильнее, чем у Карузо. Он пел один мугам в течение двух-трех часов. Карягды оглы - великий артист. Он 60 лет служил народу своим искусством и создал азербайджанскую школу вокала. Прекрасный тембр и обаяние голоса артиста не менялись от времени. В 70-75 лет его голос оставался таким, каким он был в 25-30 лет. Исполнение ритмических мугамов "Хейраты", "Мансурийе", требующих очень сильного голоса, после 70 лет удавалось не всякому ханенде."






© vapour

Source: http://www.axtar.az/ru/index.php?option=com_content&task=view&id=305&Itemid=183
loading загрузка