руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
20 сент.
09:23
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Энциклопедия / "Неизвестные" бакинцы

Изменить категорию | Все статьи категории

Никишин Александр Алексеевич - организатор нефтяной промышленности, репрессирован

2.9.1895 - 10.3.1939

Александр Алексеевич Никишин родился 2 сентября 1895 г. в поселке Балаханы, в самом центре бакинских нефтяных промыслов. Он был пятым из шести детей и единственным сыном в семье верхо-
вого плотника (вышкостроителя), работавшего на промыслах братьев Нобель. Семья жила в благоустроенном коттедже на четыре семьи в «нобелевском городке», хорошо спланированном, озелененном, обнесенном кирпичной стеной, отделявшей его от окружавших промыслов.
Поработав с 1910г. в механических мастерских и став хорошим слесарем, А.Никишин поступил в техническое училище, окончив которое, с 1914 г. работал чертежником.
В мае 1917 г. он стал членом РСДРП (б) и активно включился в профсоюзную работу на промыслах Баку.
С началом Гражданской войны Александр был направлен в Астрахань, где вступил красноармейцем в «Железный полк», а затем был зачислен курсантом в школу красных командиров. По окончании учебы в июле 1919 г. он был откомандирован на фронт в особый отдел 11-й армии. В конце того же года его направили инструктором ЦК РКП(б) в Ферганскую область - на Туркестанский фронт. Именно здесь Александр Никишин познакомился со своей будущей женой Антониной, работавшей в штабе Туркфронта.

После службы в Средней Азии он вновь возвратился в 11-ю армию, в составе которой 28 апреля 1920 г. вошел в родной Баку. С советизацией Азербайджана военный путь Александра Никишина закончился - в мае 1920 г. он возглавил орготдел Азербайджанского Совета профессиональных профсоюзов. Ему предстояло непосредственно решать острейшие проблемы поддержки и обеспечения нефтяников одеждой, продуктами питания, предметами первой необходимости, жильем. По словам самого Никишина: «Жилищные условия… были исключительно тяжелыми. Обычным делом была жизнь в общей комнатушке двух-трех семей или в одной комнате пяти-шести квартирантов, занимавших углы».

В 1922 г. А.А. Никишин был избран председателем Союза горнорабочих Азербайджана. Одним из главных направлений его деятельности на этой должности стала организация широкомасштабного строительства жилья для трудящихся. В ходе поездки в США в 1925-1926 гг. советская профсоюзная делегация закавказских нефтяников во главе с Александром Никишиным придала изучению жилищных условий американских рабочих приоритетное значение. В Калифорнии была собрана проектная документация на различные типы коттеджей, в каких жили нефтяники. По возвращении делегации эти сведения были адаптированы к местным условиям и возможностям. Вскоре в рабочих районах Баку Романах и «Черном городе» началось строительство благоустроенных поселков с удобными, просторными домами. Впоследствии одна из улиц «Черного города», застроенная такими коттеджами, была названа именем Александра Никишина.

Активную деятельность и значительные успехи азербайджанских профсоюзных органов во главе с А.А.Никишиным отмечал Максим Горький. В 1928 г. он писал: «Культурной работой в Баку ревностно и увлеченно руководит т. Никишин, человек необыкновенной энергии…»

Особое внимание профсоюзные объединения уделяли созданию и развитию социальной инфраструктуры: строительству и оснащению школ, больниц, домов отдыха и санаториев. Среди практических успехов профсоюза в этот период следует назвать открытие первых санаториев для детей рабочих в Мардакянах, Будовнах, Загульбе. Чуть позже началось сооружение оздоровительных учреждений в Кисловодске, Ессентуках, Пятигорске, Железноводске, Абастумане, Сухуми.

В 1926 г. А. Никишин был переведен на партийную работу и назначен заведующим отделом агитации и пропаганды Бакинского комитета ВКП(б). Именно в этот период его жизни свою роль сыграл сохранившийся с детства сильный и красивый голос. По решению руководства Никишин отправился в Москву на учебу в филармоническое училище. Здесь, занимаясь у опытных педагогов и у самого Леонида Собинова, легендарного русского певца, он окунулся в мир музыки и оперы. Во время учебы Никишин познакомился с Валерией Барсовой, Максимом Михайловым и другими впоследствии прославленными оперными певцами. Но проявившееся вскоре недомогание вынудило его прервать учебу и вернуться в Баку.
Однако просветительская «жилка» осталась в нем до последних дней жизни. Александр Никишин много читал и занимался самообразованием. Глава отдела агитации и пропаганды способствовал и культурному развитию бакинских рабочих. Для нефтяников регулярно выступал симфонический оркестр, местные и столичные певцы и артисты. Именно Никишин ввел в практику приглашение в Баку европейских музыкальных знаменитостей. Один из них - известный австрийский пианист Отто Штрассер, приехавший для выступления перед бакинской публикой, - остался жить и работать в Баку, который не покинул до конца жизни. Кроме того, прекрасные концерты регулярно проводились и дома у Никишина. Профессора и преподаватели приводили и показывали ему своих одаренных студентов.

В 1929 г. А.Никишин был назначен директором Азербайджанского политехнического института (АПИ), сменив на этом посту своего друга Михаила Баринова. Вскоре АПИ был реорганизован в Азербайджанский нефтяной институт (АНИ). При всех сложностях и разнообразии проблем, стоящих перед руководством вуза, главной целью преобразований стало приближение института к нуждам нефтяной промышленности. Многие специальности нефтяного профиля в АНИ отсутствовали, в то же время некоторые дисциплины не имели отношения к нефтяной отрасли. Предстояло создать новые кафедры и факультеты, а непрофильные вывести из состава вуза. Так, под руководством ректора в короткие сроки был реорганизован экономический факультет, который принял первых студентов, не дожидаясь подписания соответствующего постановления. Подготовка кадров по специальностям, выведенным из АНИ, начал осуществляться в других вузах страны.

Учитывая национальный состав студентов и уровень их подготовки, Александр Никишин уделял существенное внимание преподаванию общеобразовательных дисциплин и, в первую очередь, русского языка с тем, чтобы как-то компенсировать недостатки школьного образования. С этой целью по инициативе ректора были организованы кружки для изучения русского языка, математики, литературы. Чтобы иметь возможность оперативно реагировать на текущие проблемы, Александр Алексеевич посещал семинары и лично принимал экзамены.

В 1930 г. в Баку вышла в свет его книга «Черное золото. Догнать и перегнать», в которой он подробно описал ход трагических событий на Апшеронском полуострове в начале 20-х годов ХХ века, показав многочисленные примеры самоотверженного подвига нефтяников по восстановлению нефтяного производства.

Ударная работа А.А. Никишина по созданию первого в республике нефтяного вуза и его умелое руководство были отмечены высокой правительственной наградой - орденом Трудового Красного Знамени.

В 1933 г. Сергей Киров, член Политбюро, руководивший в то время ленинградской парторганизацией, хорошо знавший А.А.Никишина, предложил ему переехать в Ленинград и занять должность директора Нефтяного геологоразведочного института (НГРИ) АН СССР. Александр Алексеевич принял приглашение, однако поработать и пожить в Северной Пальмире ему удалось недолго - в том же году Академия и институт перебазировались в Москву.

В столице А. Никишин сблизился с основателем отечественной нефтяной геологии академиком Иваном Губкиным, под непосредственным руководством которого он начал работать. Знакомство с прославленным ученым состоялось еще в Баку, когда Никишин был ректором АНИ. Опора на сильный коллектив, поддержка руководства в лице Ивана Губкина, а также начальника «Главнефти» Михаила Баринова и наркома тяжелой промышленности Григория Орджоникидзе, обеспечили возможности для плодотворной работы института и его директора.

В 1934 г. А.А.Никишин принял предложение перейти на работу в Московский нефтяной институт (МНИ) на должность исполняющего обязанности директора. Здесь, как и в Баку, ему пришлось заниматься совершенствованием структуры вуза, определяться с составом факультетов и кафедр, организовывать материально-техническую базу. Под руководством Никишина постоянно корректировались учебные программы и планы, составлялись и издавались новые учебники по основным курсам и специальностям, при кафедрах создавались новые кабинеты и лаборатории. Так, в 1934 г. при кафедре бурения была учреждена лаборатория глинистых растворов, а в 1936 г., впервые в нефтяном вузе, - лаборатория резания. Серьезное внимание в МНИ уделялось подготовке и передаче в промышленность научно-технических разработок, конкретных методик и проектов.

А. Никишин много работал с преподавателями, стремился к улучшению учебного процесса. Очень часто раздумья и дискуссии продолжались на квартире директора МНИ. Частыми гостями в доме Никишина были профессора Леонид Пустовалов, Ананий Трегубов, Сергей Владиславлев.
Руководство института уделяло большое внимание стимулированию преподавателей, улучшению условий их работы и расширению возможностей профессионального роста. Один из ветеранов нефтяной отрасли Рубен Мусаелянц позже вспоминал о времени руководства Никишиным МНИ: «Его сравнительно небольшой трехлетний период работы в институте был насыщен значительными событиями и запомнился очень многим».

Придавая существенное значение образованию инженеров, которых институт готовил для промышленности, Александр Никишин уделял большое внимание повышению грамотности и общей культуры студентов. Директор, пользуясь своими знакомствами в артистической среде и дружбой со многими музыкантами и оперными певцами, часто приглашал артистов и писателей для выступлений перед студентами.

А. Никишин был хорошим оратором и неплохо владел пером. Максим Горький еще во время их встреч в Баку настоятельно советовал ему писать. Однако на творчество никогда не оставалось времени. Возможность писать появилась только тогда, когда здоровье директора МНИ резко ухудшилось. Как отголосок ранений, полученных в боях Гражданской войны, началась отслойка сетчатки, в результате которой он начал терять зрение. В конце 1937 г. ему пришлось оставить работу. Не умея жить в покое, Никишин начал писать. Сначала писал сам, затем стал диктовать, веря, что преодолеет болезнь и вернется в водоворот жизни. Однако судьба преподносила ему все новые и новые испытания. Сначала не стало Сергея Кирова, Григория Орджоникидзе, а затем волна репрессий поглотила и многих других его друзей и знакомых.

Во время очередного визита в глазную клинику ему сказали, что произошло радикальное улучшение: сетчатка встала на место и зрение со дня на день начнет возвращаться. Но радостное время не настало для него: через три дня после этой счастливой вести, в ночь на 2 октября 1938 г., в дверь квартиры № 26 дома 15 по 1-му Донскому проезду раздался роковой звонок. На пороге были сотрудники НКВД с ордером на арест.
А.А. Никишину предъявили совершенно нелепые обвинения, было быстро сфабриковано дело, и он как «враг народа» в ходе скоротечного заседания «тройки» был приговорен к расстрелу.
Приговор привели в исполнение 10 марта 1939 г.

Прах Александра Алексеевича Никишина был захоронен в общей могиле № 1 на Донском кладбище вместе с прахом сотен других репрессированных граждан Советского Союза.

Из воспоминаний В.А.Никишина о своём отце.








loading загрузка