руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
17 сент.
18:28
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Энциклопедия / "Неизвестные" бакинцы

Изменить категорию | Все статьи категории

Деген Юрий - поэт, расстрелян

1896 - 1923

Юрий Деген, писавший свои стихи в 20-е годы ХХ века, дожил до возраста, который у поэтов принято считать роковым - 27 лет.
За последние несколько лет он сумел оказаться в центре литературной жизни трех столиц - Петрограда, Тбилиси и Баку.
"Чутким поэтом-микроскопом" назвал его столп российского футуризма Алексей Крученых.

Деген родился в Варшаве в 1896 году. Там работал его отец.
Детство провел в Тбилиси.
Закончил Четвертую тбилисскую гимназию.
В 1916 году поступил на юридический факультет Петроградского университета.

В 1916-м году он был принят в "Цех поэтов", в этом же году, по свидетельству Лилии Юрьевны Брик, на его петроградской квартире состоялось знакомство Маяковского и Есенина.
В апреле 1917 года по инициативе Дегена было основано литературное общество "Марсельские матросы".
Лидером этой группы, ее капитаном, был поэт Михаил Кузмин. Сам Деген был старшим штурманом. Ему также принадлежит один из гимнов "Марсельских матросов".

Нелегко трехпалубное судно.
С якорей ему рвануться трудно.
Стоит тяжелый битюг -
Сразу хочет на север и на юг.

Заскрипели канаты,
Песенку запели,
Двинулось с середины апреля.

Коричневый пускает дым,
Гнется море над ним.

Путешествовать к чудесным странам
Мне на пароходе странном.
Прощай, далеких долинок пух! -
Старшим штурманом стал пастух.

В эту группу входили как довольно известные поэты, например Георгий Иванов, Георгий Адамович, Анна Радлова, так и поэты мало кому известные. Сам Юрий Деген, Лазарь Берман.
Они собирались на квартире у поэта Моисея Бандаса, который жил на Марсовом поле. А вот так описывает "Марсельских матросов" Деген в поэме "Февраль":

Я помню вас, туманные беседы,
Негромкий голос медленных стихов,
Короткий бег коротких вечеров,
Когда съезжались к девяти поэты,
Чтоб чинно толковать о том, об этом,
А главным образом, в своем кругу
Читать стихи, забывши шелест Леты,
И говорить про нежную тоску.
Пуховкой легкой тронуть контур скул.
Сидели стройно черные жакеты.
А к ужину горячее рагу
Нас ожидало, как конец беседы,
И вот, как только самовар готов,
Мы шли к столу, хмельные от стихов.

Собрания "Марсельских матросов" продолжались до осени 1917 года, после чего многие из этой группы разъехались в разные стороны. В частности, сам Деген осенью 1917 года уехал из Петрограда в Тбилиси, где жили его родители.
И тоже как-то моментально стал активным участником литературной жизни Тбилиси.

Он приехал осенью, и сразу же в газете "Республика" появились его статьи о футуризме. В частности, две статьи о Хлебникове.
Потом к проходившей в Тифлисе выставке картин художника Кирилла Зданевича, Деген написал статью о футуризме в живописи.
Кроме того, в ноябре 1917 года он принял участие в большом вечере футуристов, который проходил в зале консерватории, где он прочел доклад о футуризме, а потом на этом вечере выступали Крученых и Зданевич.

В том же ноябре 1917 года по инициативе его и поэта Сандро Короны открылась студия поэтов, которая вскоре стала называться "Фантастическим кабачком". Там собрались русские и грузинские поэты и читали свои стихи.
Все эти поэты собирались в "Фантастическом кабачке", потому что там не было такого подчинения учеников учителю, потому что они были примерно одного возраста - им было по 20 с небольшим лет.

В марте 1918 года, когда в Тбилиси открылся "Цех поэтов" Городецкого, Деген вступил в него, но уже к лету он и несколько молодых поэтов, которые были недовольны менторским тоном Городецкого, ушли из этого цеха, и Деген образовал свой "Цех поэтов" при художественном обществе "Кольчуга", одним из основателей которого был он сам.

В 1918 и 1919 годах Деген основал свой журнал "Феникс". Всего вышло три номера. В этом журнале помимо того, что поэты цеха "Кольчуга" печатали свои стихи и рассказы, печатались научные статьи о грузинской культуре, о Руставели, в то же время, о современном грузинском художественном авангарде.

Деген писал статьи о современном положении в поэзии.
Из них надо отметить две. Одна статья называлась "Общие итоги за восьмилетие". Он анализировал два направления в современной поэзии - акмеизм и футуризм, и приходил к выводу, что у акмеизма есть хорошо разработанная школа, но приемы в основном устарели. У футуристов такой прочной школы нет, но зато у них есть множество новых приемов. И будущее поэзии Деген видел в синтезе акмеизма и футуризма.
Другая его статья называлась "Михаил Кузмин" и посвящалась творчеству этого поэта.

В 1920-м году Деген переехал из Тбилиси в Баку.
И в он Баку тоже сразу же вошел в центр литературной жизни, вступил в Цех Поэтов.
Здесь в это время уже был Городецкий. И несмотря на прошлые ссоры оказались они оба снова в одном "Цехе Поэтов", где мирно сосуществовали и сотрудничали.

В Баку Деген устроился на работу в Бакинский университет, в издательскую группу, и одновременно он поступил туда учиться.
В Бакинском университете в это время преподавал Вячеслав Иванов. Деген с ним познакомился, и на диспутах, на вечерах поэзии они часто вместе выступали.

Кроме того, в Баку Деген издал свой сборник стихов "Волшебный улов".
Обложка и марка сборника были работами С. Телингатора. Всего было напечатано 200 экземпляров, из которых 25 нумерованных и один именной.

Есть в сборнике одно стихотворение о старике-антикваре, о революционной разрухе, где первые строчки отмечены точками. Их убрали по цензурным соображениям.

Вот эти строчки:

Ну, хорошо, пусть Троцкий, Ленин, Радек,
Пусть сокращенно грозное: ЧЕКА...
О, Боже мой, откуда беспорядок
В квартире антиквара-чудака?

А вообще-то стихи вполне традиционной поэтики, несмотря на весь футуризм:

И вдруг Октябрь, что светопреставленье,
Или девятый и последний вал!
Мяучит кот, урчит живот в томленьи,
И от забот чудак совсем устал.
Впервые в жизни встал вопрос проклятый -
Еда, дрова. Где ж деньги взять ему?
Пошли с торгов любимые пенаты.
Он продал все в голодную зиму.
Скорей бы смерть сомкнула хладом вежды,
И смертный мрак закрыл бы жизни мрак.
Вот так живут, без света, без надежды
Голодный кот и антиквар-чудак.

Деген женился, у него было двое детей. В 1918г. у него родилась дочка, в 1921 году - сын.

В 1923 году Деген был в Баку арестован и обвинен в создании антиреволюционной организации «Огненные кресты», а также в поджоге Бакинских нефтепроводов.

В 1923 году в журнале "На посту" была опубликована статья, в которой говорилось, что контрреволюционный поэт Деген, создавший организацию "Огненные кресты", был расстрелян.
Ещё был материал в газете «Труд» Азербайджанского совета профсоюзов.
от 8 августа 1923 г., № 175.
Вот он полностью:
«От АЗЧЕКА
В начале марта с. г. азербайджанской чрезвычайной комиссии стало известно о существовании в Баку нелегального общества под названием ордена «Пылающее сердце»». Это общество возглавляла инициативная тройка в составе гр. гр. : 1) Дегена Юрия Евгеньевича – 26 лет, бывш. мещанина гор. Варшавы, поэта и литератора, б. студента БПИ, 2) Успенского Вадима Николаевича – 24 лет, мещанина Пермской губ., сына профессора, студента БПИ, 3) Черникова Валерия Константиновича – 22 лет, сына дворянина, родом из Тобольской губернии, свободного художника, студента БПИ.
Цель общества заключалась в следующем. Под флагом ордена, возрождающего средневековый культ рыцарей, составленного из спаянных железной и суровой дисциплиной членов, прошедшие специальное испытание и искус на моральную и физическую выдержку, под страхом смертной казни обязавшихся хранить заветы и обычаи «ордена», соблюдать строжайшую конспирацию, связанных письменной присягой о невыходе из ордена, под флагом этого ордена создать крепкое, мощное духом и сильное материальными средствами, мещанско – дворянско-интеллигентское ядро, вокруг которого должна была сплотиться обанкротившаяся и потерявшая голову за 5 л. российской революции русская интеллигенция. Средства ордена составлялись из членских взносов от 25 до 1000 руб. золотом, для добывания же средств на организационную работу тройка постановила предложить свои услуги бывшим бакинским нефтепромышленникам: за вознаграждение поджечь бакинские промыслы, дабы подорвать советскую промышленность изнутри и созданием переполоха и паники вынудить советскую власть идти на уступки в вопросе о возврате заводов, фабрик и промыслов прежним их владельцам. Для этой цели был привлечен в организацию бывш. царский офицер Ортынов Георгий Рудольфович (он же граф Ортенау), бывший командир взвода охраны Азнефти (Сураханского района), смещенный со службы за халатное отношение к своим обязанностям. Ортынов убедил тройку, что у него имеется до 60 вооруженных людей, преданных ему и готовых по первому его предложению идти на что угодно и что он хорошо знает удобные в смысле поджога, места на сураханских промыслах. С этой целью Ортынов накануне пожара в Сураханах, 26 июня с.г. водил по 6 и 7 промыслам Успенского, показывая ему где и как нужно поджечь. В этот же день Ортынов познакомил Успенского с охранником Азнефти Мурзиным Иваном Ивановичем – 27 л., бывшим белогвардейским казаком Донской области, рекомендовав последнего Успенскому, как надежного человека. Кроме этого источника для усиления средств ордена было решено организовать бандитские налеты на пассажиров поезда и вымогать путем террора средства у частных лиц. Кроме перечисленных в орден были посвящены гр.гр.: Туманов Сергей Христофорович – 28 л., бывш. офицер, мещанин г. Петрограда, со средним образованием, беспартийный, по профессии свободный художник, Файнштейн Лев Фабианович, студент БПИ (источник существования литературный заработок), Добржицкий Казимир Густавович 19 л. со средним образованием, без определенных занятий, Коврыгин Максим Семенович – 23 л., казак Донской области, служащий в охране Азнефти Сураханского района.
В ночь на 1 июля с. г. вся организация была подвергнута Азчека аресту. На допросе инициативная тройка, а также и Ортынов, сознались, что они готовились поджечь промысла, устроить налеты на частные квартиры и поезда и т.д. для усиления средств своего ордена, при чем, согласно показаний Успенского, он должен был поджечь две вышки на 7 промысле, а Ортынов с Кострыгиным – три вышки на 6 промысле. Все обвиняемые категорически отрицали свою причастность к последнему пожару на сураханских промыслах, но единогласно подтверждают, что пожар случился, как нельзя кстати и был для них хорошим предлогом шантажировать нефтепромышленников для получения золота.

Приговор

Принимая во внимание, что подпольная организация орден «Пылающего сердца» являлась контрреволюционной организацией фашистского пошиба, созданная для подрыва экономического благосостояния страны, долженствующей в критический момент международного положения Советской России ослабить ее экономическую мощь изнутри, готовящаяся путем бандитских выступлений дискредитировать Советскую власть перед мирным населением и всем миром и нарушить покой страны, являлась вплоть состоящей из чуждых и враждебных соввласти элементов и в случае дальнейшего существования и работы причинила бы государству неисчислимые бедствия – коллегия Азчека постановила по заслугам наказать каждого из членов организации:

1) ДЕГЕНА ЮРИЯ, 2) УСПЕНСКОГО ВАДИМА, 3) ЧЕРНИКОВА ВАЛЕРИЯ, 4) ОРТЫНОВА ГЕОРГИЯ, как идеологов, вдохновителей и главных инициаторов ордена, активных работников его, приговорить к высшей мере наказания РАССТРЕЛУ.
5) МУРЗИНА ИВАНА, как темного, несознательного, являющегося слепым орудием в руках Ортынова – приговорить К ТРЕХМЕСЯЧНОМУ ТЮРЕМНОМУ ЗАКЛЮЧЕНИЮ СО СТРОГОЙ ИЗОЛЯЦИЕЙ,
6) ДОБРЖИЦКОГО КАЗИМИРА, как пассивного члена ордена, ничего не знающего о подлинных целях его – из-под стражи ОСВОБОДИТЬ.
7) КОВРЫГИНА ВАСИЛИЯ, как совершенно не причастного к ордену, подтасованного Ортыновым с целью обмана организации – из-под стражи ОСВОБОДИТЬ.
8) ФАЙНШТЕЙНА ЛЬВА, хотя и посвященного, но малосознательного и несовершеннолетнего, от наказания освободить, подписку, взятую о невыезде из г. Баку – АННУЛИРОВАТЬ.
9) ТУМАСОВА СЕРГЕЯ, как не активного и чистосердечно признавшегося на первом допросе, из под стражи ОСВОБОДИТЬ.
Привлеченного по этому делу СЕРЕБРЯКОВА БОРИСА ЯКОВЛЕВИЧА, арестованного по подозрению, считать невиновным и подписку о невыезде из Баку – АННУЛИРОВАТЬ.
ПРИГОВОР В ОТНОШЕНИИ ДЕГЕНА, УСПЕНСКОГО, ЧЕРНИКОВА И ОРТЫНОВА ПРИВЕДЕН В ИСПОЛНЕНИЕ.
И впредь суровая рука Азчека, бдительного органа охраны интересов пролетарского государства, беспощадно будет карать не только самих поджигателей бакинских промыслов, с целью подрыва фронта экономического строительства, но и всякого преступно-помышляющего о подобном поджоге.

Коллегия Азчека"

Юрий Деген был официально реабилитирован только в 1991 году.



© Jonka

Source: http://www.svoboda.org/programs/otb/2003/obt.121403.asp
loading загрузка