руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
20 сент.
15:52
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Энциклопедия / "Неизвестные" бакинцы

Изменить категорию | Все статьи категории

Джавадов Джалил Мамедали оглы - первый контр-адмирал Азербайджана

1916 - 1980

Джавадов Джалил Мамедали оглы родился в 1916 году в городе Баку, в семье рабочего. В 1935 году окончив химический факультет Индустриального техникума имени Н.Нариманова, проработав один год в системе объединения "Азнефть", в 1936 году поступил в Московский химико-технологический институт имени Менделеева. В 1937 году, по окончании 1-го курса института, по комсомольскому набору перешел в Черноморское высшее Военно-Морское училище имени П.С.Нахимова в городе Севастополе, добровольно посвятив, таким образом, свою жизнь военной службе.

Следует отметить, что училища, в которое он поступил, в это время фактически не существовало. В первые дни жили и учились в палатках и каменных бараках. Приходилось учиться и строить. Было немало трудностей. Вскоре появились здания учебных корпусов, возведенные с помощью учащихся.

Трудности остались позади! В марте 1941 года, окончив училище, в звании мичмана был направлен на Дунайскую военную флотилию, где сначала проходил стажировку на мониторе "Железняк" в качестве дублера командира боевой артиллерийской части, а позднее был назначен дублером командира бронекатера.

В 1941 году гитлеровская Германия напала на СССР. Находясь на границе, в составе частей Дунайской военной Флотилии, Джавадову пришлось с первых дней войны принимать участие в боях с немецко-румынскими фашистскими захватчиками. Из воспоминаний Джавадова: «Помню первый день войны. Когда 22 июня 1941 года рано утром с правого берега реки Дунай немецко-румынская артиллерия открыла огонь по нашим позициям.

Вскоре к нам прибыл Командующий Дунайской военной Флотилией контр-адмирал Абрамов, который, собрав нас, сообщил, что войска гитлеровская Германии и их союзники сегодня рано утром вероломно, без объявления войны, напали на нашу Родину.


Сообщив о начале войны, он тут же поставил перед нами ряд боевых задач. Перед экипажем бронекатера была поставлена боевая задача - уничтожить собор, расположенный на румынской стороне, на правом берегу реки Дунай. Там, напротив города Измаил в с. «Старая Килия» находился наблюдательный пункт противника. Используя, данный пункт, противник вел сильный артиллерийский огонь по нашим объектам. Получив приказания, мы снялись со швартов и скрытно подошли одному из островов, расположенных на реке, откуда хорошо был виден собор.

Получив приказ командира об уничтожении собора, ведя наблюдения с помощью бинокля, я заметил вокруг собора несколько человек из числа гражданского населения. Я задумался. Мне не хотелось стрелять в них. У меня возникла мысль - дать первый выстрел «шрапнелью». И такая команда была подана. Первый разрыв появился в воздухе над собором. И тут же люди, стоящие вокруг него, разбежались. Затем мы начали стрелять по собору. Однако, после нескольких выстрелов, противник засек наше местонахождение и открыл по нам ответный огонь из миномета.

Разрывы мин стали падать все ближе. Нам пришлось менять свое местоположение. Спустившись ниже по реке, мы вновь открыли огонь по собору. Огонь продолжался до полного разрушения наблюдательного пункта противника.

Выполнив боевое задание командования, мы вернулись на свою базу. В последующие дни кораблями Дунайской военной флотилии был проведен ряд успешных операций, которые дали возможность захватить трофеи, пленных и вклиниться в оборону противника.

Однако, спустя несколько дней, командованием Флотилии было дано приказание кораблям и частям оставить реку Дунай. Необходимость отхода наших частей была вызвана тем, что немецко-фашистские войска, имея в первые дни войны численное превосходство, сумели прорвать нашу оборону на центральном участке фронта, и начали продвигаться вглубь нашей страны. В таких условиях, оставление наших частей на реке Дунай, могло привести к их окружению и уничтожению. Нужно было сохранить живую силу и технику с тем, чтобы в оборонительных боях, измотав противника, окончательно обескровить его, а затем перейти к решительному контрнаступлению.

После отхода наших частей с реки Дунай, мы прибыли в Одессу, откуда были переброшены на оборону г. Николаева, а затем в район Херсона, где в сентябре 1941 года была сформирована Морская бригада, в составе которой я принимал участие в обороне Кинбурнской косы.

В дальнейшем мне пришлось участвовать в героической обороне Севастополя, Кавказа, Советского Заполярья, плавать на Черноморском и Северном Флотах, где я занимал должности помощника командира катера "Охотник", командира катерного тральщика и командира катера "Охотник"».

За время плавания на Черноморском Флоте на катерах "Охотник"ах, Джавадов участвовал в охране и сопровождении (конвоировании) крупных транспортов, следовавших с Кавказского побережья в г. Севастополь и обратно. Конвоирование проводилось с целью обеспечения героических защитников г. Севастополя живой силой, техникой, оружием, боеприпасами и продовольствием. В ходе операций по конвоированию приходилось принимать участие в отражении множества атак немецких торпедоносцев, пикирующих бомбардировщиков типа «Ю-07», «Ю-68», «Фокке-190», стремившихся уничтожить наш транспорт на пути его следования к базам.

Следует отметить, что катера "охотники", располагавшие прекрасными мореходными качествами - большой скоростью, малыми размерами, в сочетании с хорошим зенитным вооружением, не только были неуязвимы для авиации противника, но и могли, в отличие от других кораблей, наиболее успешно выполнять задачи, связанные с несением конвойной службы и ведением борьбы с вражескими самолетами в открытом море.

Из воспоминаний Джавадова: «За время обороны Севастополя у нас было немало боевых эпизодов. Но остановлюсь только на одном из них. Помню, были последние дни обороны Севастополя. Меня вызвали к командиру охраны водного района главной базы Черноморского Флота Контр-адмиралу ФАДЕЕВУ. Я получил приказание вывести из главной базы Флота находящихся там водолазных ботов в количестве 6 единиц. Это последние корабли Черноморского Флота, оставшиеся в глубине бухты главной базы Черноморского Флота.

К этому времени северная часть бухты была полностью занята немецко-румынскими фашистскими войсками. Ширина бухты составляла 1.000-1.500 метров, поэтому она обстреливались со всех сторон не только артиллерийско-минометным огнем, но и автоматическим огнем. Чтобы добраться до местонахождения водолазных ботов, необходимо было пройти через г. Севастополь. Город был полностью разрушен и систематически подвергался воздушным налетам и артиллерийским обстрелам противника, улицы были завалены камнями. Совершив переход через город, и добравшись до бухты, мы нашли местонахождение экипажей водолазных ботов.

Они находились в одном из убежищ, вырытых в скале, прилегающей к бухте. Было темно. Зайдя в убежище, я увидел небольшую группу людей, в составе 15-20 человек. Здесь были командиры водолазных ботов, мотористы и водолазы. Я представился и сообщил о полученном приказе. Было решено, до кораблей добраться в одиночку и по готовности выходить из бухты в кильватерном строю. При выходе из убежища взрывом мины был убит один из водолазов. Остальному личному составу удалось благополучно добраться до кораблей. Получив донесение о готовности кораблей к отходу, я приказал командиру головного корабля отойти от берега. За нами пошли и другие водолазные боты. На южном берегу бухты, по которой мы шли, было темно. Поэтому немцы нас в первое время видеть не могли. Однако, поскольку впереди было донное запруждение, нам вскоре пришлось повернуть на середину бухты, которая хорошо освещалась различными видами ракет, выпускаемых немцами с северного берега. Мы оказались на виду у немцев.

Увидев наши боевые корабли, они обрушили на нас шквальный огонь из пушек и минометов. Снаряды и мины стали рваться вблизи кораблей, поднимая высоко вверх столбы морской воды.

Кругом свистели пули. Но мы шли ровно, не отклоняясь от курса. Так, продолжалось несколько минут. Вскоре все корабли вышли из бухты. Повернув на восток, мы пошли в сторону Стрелецкой бухты. Огонь постепенно стал ослабевать и, наконец, совсем прекратился. В этой операции мы потеряли одного убитого, корабли получили ряд пробоин. Задание командования было выполнено, корабли прибывали в распоряжение своих частей и могли выполнять новые боевые задачи».

В начале 1943 года командование направило Джалила Джавадова в город Баку на Высшие специальные курсы командного состава, где он специализировался по противолодочной обороне. По окончании этих курсов в конце 1943 года, Приказом Наркома ВМФ СССР, Джавадов был направлен на Северный Флот, откуда в апреле 1945 года был переведен на Дунайскую военную Флотилию, на должность командира бронекатера.

В конце 1946 года Джавадов получил назначение на Каспийскую Военную Флотилию на должность артиллериста дивизионных малых "охотников", а затем назначен артиллеристом отдельного отряда десантных судов. В 1949 году, по решению Центрального Комитета Компартии Азербайджана, был переведен в систему Добровольного Общества Содействия Армии, Авиации и Флоту СССР, где до 1954 года занимал различные должности, а в январе 1954 года был избран Председателем Республиканского комитета ДОСААФ Азерб. ССР. Скончался в 1980 году.



© Jonka

Source: http://www.9may.az/article.php?subaction=showfull&id=1114157239&archive=&start_from=&ucat=3&