руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
13 нояб.
06:28
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Энциклопедия / Композиторы

Изменить категорию | Все статьи категории

Зейналлы Асаф

1909 - 1932

Зейналлы Асеф Зейналабдин оглы родился в 1909 году в Дербенте. Композитор.
В 1923-26 годах учился в Бакинском музыкальном техникуме, в 1931 году окончил композиторское отделение Азербайджанской государственной консерватории (по классу Узеира Гаджибекова). В 1929-31 годах Зейналлы А.3. работал заведующим музыкальной частью Тюркского рабочего театра, был председателем Объединения пролетарских музыкантов Азербайджана. В 1928-32 годах он преподавал в музыкальном училище
при Азербайджанской государственной консерватории. В числе его учеников были К.Караев и Т.Кулиев. Зейналлы А.3. был талантливейшим композитором, он основоположник романсов в азербайджанской музыке. Его романсы «Родина», «Вопрос», «Чадра», «Сейран» и другие до сих пор поются в народе. Зейналлы А.3. автор музыки к драматическим спектаклям «Севиль» и «Возвращение» Дж.Джабарлы, «Огонь» Х.Назерли и С.Рустама, «Дочь Индии» А.Гамида, «Город ветров» В.Киршона, поставленные в Тюркском рабочем театре. Вго «Детская сюита» положила начало в азербайджанской детской музыке. Он писал симфонические и другие музыкальные произведения. Зейналлы А.3. переложил на ноты около 50 азербайджанcких фольклорных песен. Зейналлы Асеф Зейналабдин оглы скончался в расцвете творческих сил и энергии в 1932 году в Баку. Ему тогда исполнилось всего 23 года и 6-месяцев от роду. Его имя носит Бакинское музыкальное училище и одна из улиц столицы Азербайджана.

XXX

Асаф Зейналлы-первый азербайджанский композитор, получивший профессиональное образование в стенах Азербайджанской государственной консерватории. Талантливый композитор, музыкально-общественный деятель, Асаф Зейналлы сыграл заметную роль в истории национальной культуры как автор первых романсов, фортепианных и скрипичных миниатюр, а также первых образцов симфонических произведений.Важная роль романсов А.Зейналлы заключается не только в том, что они были первыми образцами этого жанра: романсы Зейналлы занимают почетное место в азербайджанской вокальной музыке как одни из лучших, наметивших основные черты национального стиля камерно-вокальной музыки. Именно в его романсах впервые намечается и линия лирического-личностного, получившая впоследствии продолжение в творчестве многих композиторов Азербайджана.Правдивая, искренняя, задушевная музыка Асафа Зейналлы, захватывающая своей глубиной и непосредственностью, корнями своими прочно связана с песенностью народа, творчески использованной композитором. Одновременно композитор широко использует интонации и принципы развития мугамов.

Основная сфера творчества Зейналлы - раскрытие внутреннего мира человека, его дум и чувствований, выраженная в романсах в формах лирического повествования, лирического монолога.Велика заслуга Зейналлы в становлении национальной фортепианной музыки. Именно Зейналлы впервые наглядно использовал в своем фортепианном творчестве фольклор, синтезировав его национально-характерные черты с традициями классической фортепианной музыки. В сочинениях А.Зейналлы виден его самобытный почерк, в них намечаются основы и будущего национального инструментального стиля.Среди композиторов, стоявших у истоков зарождения и становления профессиональных форм музыкального искусства Азербайджана, одно из самых почетных и выдающихся мест принадлежит молодому Асафу Зейналлы.Имя этого композитора прочно и навсегда вошло в историю азербайджанской музыкальной культуры, хотя в пору, когда так внезапно оборвалась его жизнь, Асафу Зейналлы исполнилось только 23 года. Возраст казалось бы слишком недостаточный, чтобы говорить о художнике - каким бы то ни было - как о зрелой, сформировавшейся личности со своим устоявшимся складом мировосприятия и способом его отражения в творчестве. Не секрет, что в эти годы многие композиторы еще только вступают на путь самостоятельного профессионального творчества, "нащупывая" то, что станет для них характерным лишь много позднее. А для Асафа Зейналлы именно в этом возрасте жизнь прочертила черту, которая подвела итог всем его творческим поискам и свершениям, всему, что было уже достигнуто или только еще исподволь зрело и искало выхода в творчестве.

За то непродолжительное время, что жил и творил Асаф Зейналлы, он оставил столь значительный след в истории развития азербайджанской музыки, что имя его по праву ставится в один ряд с именами старших соратников по перу, основоположников азербайджанской профессиональной композиторской школы - У.Гаджибекова и М.Магомаева.Асаф Зейналлы был представителем передовой, прогрессивно мыслящей и высоко-сознательной художественной интеллигенции, с первых же шагов в творчестве зарекомендовавший себя как художник смелый, яркий, ищущий собственный путь в искусстве.Все что сумел создать за свою более чем короткую жизнь этот исключительно одаренный человек, отмечено не только безусловным талантом и свежестью композиторской мысли, но и огромным чувством гражданственности, сопричастности к своему времени и его делам.Несмотря на свой юный возраст, композитор отлично понимал собственную меру ответственности за все, что происходит в музыкальной жизни молодой азербайджанской республики, и стремился в полную силу отпущенных ему природой способностей содействовать быстрому и активному становлению профессиональных форм музыкального творчества, их дальнейшему росту и развитию.

Прожив короткую жизнь, Зейналлы, естественно, оставил небольшое по количеству творческое наследие. Однако и того, что он создал, вполне достаточно, чтобы понять, насколько богатой и разносторонней индивидуальностью обладал молодой композитор, насколько зрело и серьезно в профессиональном смысле он относился к собственным композиторским опытам.Неутомимый труженик, он стремился многое успеть и в творчестве и в своей музыкально-общественной деятельности. Как будто чувствовал, что жизнь отмерила ему небольшой срок. Любому делу, за которое брался Зейналлы, он отдавался с подлинным вдохновением. Он был истинно вдохновенным музыкантом с той искрой, которая зажигала энтузиазм окружающих его людей, товарищей и соратников по искусству. Не только незаурядностью своих композиторских способностей привлекал Асаф Зейналлы. В его облике всегда поражала и заставляла относиться к нему с большим уважением, несмотря на молодость, широта его духовных интересов, масштабность и размах его общей музыкальной культуры, наконец, горячая жажда деятельности во имя будущего азербайджанской музыкальной культуры и неподдельная заинтересованность в её судьбах.

Основное качество музыки Зейналлы - глубокая и органическая связь с народными основами азербайджанской музыки. В творчестве народа молодой композитор видел тот животворный источник, который должен был питать художественное воображение национальных авторов. В мугамах и народных песнях Зейналлы искал и находил богатую возможностями почву для создания новой азербайджанской музыки. "У ашугов мы многому можем научиться - умению волновать массы, умению вести массы за собою", - писал Зейналлы в своем докладе "Пути развития пролетарской музыки в Азербайджане". С этой позицией молодого композитора вполне перекликается оценка, данная ему видным азербайджанским литературоведом М.Рафили в дни, когда отмечалась первая годовщина смерти Зейналлы. "Учась у ашугов, овладевая высотами европейской музыки, Асаф строил и развивал свой стиль - стиль музыки Азербайджана".

Зейналлы выпала счастливая доля быть среди тех, кто своим творчеством прокладывал новые пути в музыкальном искусстве республики, давая жизнь его новым жанрам и видам. Так, например, он не без оснований считается одним из создателей жанра романса в республике. То же самое можно сказать и в отношении жанра фортепианной миниатюры, которая своим рождением в Азербайджане "обязана" начинающему тогда композитору, находившемуся еще на студенческой скамье. В своем стремлении пошире охватить разные сферы композиторского творчества Зейналлы приходит к музыке для симфонического оркестра.Обе его сюиты "Фрагменты" - один из первых в азербайджанском искусстве образцов национальной симфонической музыки.А сам Зейналлы фактически является первым азербайджанским композитором, получившим профессиональное музыкальное образование.Человек высоких моральных принципов и идей, Зейналлы видел в творчестве средство отражения действительности и считал первейшим долгом и необходимостью каждого передового художника создавать такие произведения, которые содержали бы отклик на насущные задачи и требования своей эпохи, были бы созвучны прогрессивным идеалам времени.

Подобную позицию Зейналлы подтверждал собственным творчеством, создав за свою непродолжительную жизнь произведения, которые в разных жанрах и с разных точек художественного мировосприятия отразили современную ему действительность с ее сложным процессом созидания нового общественного уклада жизни. И можно смело утверждать, что в этот процесс созидания новой, социалистической по содержанию культуры, Зейналлы внес свою, пусть небольшую в количественном отношении, но ёмкую и значительную по удельному весу лепту.

Подобно яркой комете пронесся он по небосклону азербайджанского музыкального искусства в пору становления ее профессиональных сил и форм творчества, оставив здесь свой неизгладимый след.Город Дербент славится своей древней историей. Не одно вражеское нашествие выдержали его древние крепостные стены, некогда окружавшие город со всех сторон и служившие ему надежной защитой в борьбе с врагами. В народных легендах и преданиях отразилось героическое прошлое города за долгие века его существования.

В этом городе 5 апреля 1909 года в семье бедного садовода Зейнал Абдина родился мальчик, которому суждено было стать одной из самых заметных фигур в истории азербайджанской музыкальной культуры, вписав в нее яркую страницу. Детство и отроческие годы Асафа Зейналлы прошли среди богатых своей историей и архитектурой достопримечательностей города: высоких башен-минаретов, мечетей эпохи средневековья с красочными, пестро расцвеченными куполами, радующими взор в любое время года. Особенно любил будущий композитор проводить время возле старых крепостных стен, к которым почти вплотную примыкал его дом. Этот памятник старины - едва ли не самый интересный в городе - пробуждал его детское любопытство древностью происхождения, мощностью сооружения, важностью своего назначения. О чем думал будущий композитор, находясь у стен старой крепости, уже тогда полуразвалившейся, неизвестно, но несомненно, что этот памятник старины и связанное с ним историческое прошлое, пробуждая закономерный интерес мальчика, воспитывали в нем одновременно и патриотические чувства.Совсем маленьким Зейналлы теряет отца (он умирает вскоре после рождения Асафа). Вместе с двумя старшими братьями ему приходится испытать всю горечь и тяготы полусиротского существования. Правда, еще жива была мать композитора, Эсбенд, известная в городе как искусная ткачиха. Это ремесло давало ей возможность кормить себя и семью. Благодаря ему она сумела вырастить всех сыновей, дать им образование.От матери Асаф Зейналлы перенял не только любовь к труду (то важное качество, которое называется трудолюбием), но и большую, неистребимую тягу к музыке. С раннего возраста он любил слушать, как играет на гармони и поет под свой аккомпанемент мать. Ее память хранила множество разнообразных народных мелодий, песенных и танцевальных, и Асаф всегда внимательно слушавший ее, постепенно запоминал их все. Иногда незаметно для самого себя, он начинал подпевать ей, когда мелодия ему особенно нравилась, западала в душу. Но чаще он молча слушал, завороженный красотой народных мелодий.Он рос очень любознательным. Все вокруг пробуждало его интерес к себе и желание узнать побольше. Особое внимание привлекала школа, где учились его старшие братья и куда порою он провожал их с нескрываемым любопытством и завистью.

Едва дождавшись семи лет, Асаф Зейналлы самостоятельно определяет себя в школу, освободив от этой заботы старших. К тому времени он уже неплохо умеет играть на кларнете, подбирая на нем полюбившиеся мелодии. Этого ему кажется мало, и он с удовольствием начинает петь в детском хоре, организованном при дербентском реальном училище, в котором он учится.Мало-помалу сфера его музыкальных интересов расширяется; он охотно принимает участие в духовом оркестре, куда его как кларнетиста иногда приглашают поиграть. Оркестр этот, состоящий из любителей и полупрофессионалов, играл летними вечерами в городском парке, и участие в нем стало для Асафа неплохой школой коллективного музицирования.

Когда Зейналлы исполняется 11 лет, семья решает переехать в г.Баку. Вскоре после переезда Зейналлы определяют в военную школу, где он постигает - наряду с другими предметами - начала нотной грамоты и даже учится играть на трубе. В 1923 г. Зейналлы поступает в недавно организованный по инициативе У.Гаджибекова музыкальный техникум. Здесь он продолжает занятия на трубе, начатые в военной школе, проявляя трудолюбие и настойчивость, свойственные ему с раннего возраста. Уже через год после поступления в техникум Асаф с успехом выступает на концертах, которые организует руководство техникума в различных рабочих клубах для широкой аудитории. На одном из таких концертов Зейналлы исполняет свое первое сочинение. Это была небольшая пьеса, предназначенная для соло трубы под названием "Песня".

Надо было видеть, с каким вниманием слушала юного исполнителя рабочая аудитория: ведь труба до этого ассоциировалась в ее сознании лишь со звучанием музыки маршей. А тут "Песня", да еще облеченная в знакомые интонации азербайджанского лада Раст, что приближало ее тем, кто слушал, создавало иллюзию давнего знакомства с нею."Песня", исполненная автором на трубе, явилась первой пробой пера начинающего тогда композитора; она послужила началом его увлечения композиторским творчеством.В стенах музыкального техникума происходит знакомство Асафа Зейналлы с Узеиром Гаджибековым, сыгравшим большую роль в воспитании одаренного музыканта. У него Асаф учится основам азербайджанской народной музыки. Между учителем и учеником постепенно складываются самые доверительные отношения. Не удивительно поэтому, что следуя совету своего учителя Зейналлы спустя некоторое время переходит в класс виолончели, где занимается с привычным для него усердием и трудолюбием. И успех не заставляет себя ждать. Очень скоро Зейналлы начинает выступать в открытых концертах как солист и как участник ученического оркестра при техникуме, совмещая это с занятиями по фортепиано.

С 1921 года начинает функционировать Азгосконсерватория - основная кузница музыкальных кадров республики, - и Асаф Зейналлы становится одним из ее первых воспитанников. Поступив в 1926 г. в консерваторию первоначально на оркестровый факультет (он к этому времени уже достаточно хорошо овладел виолончелью), Асаф Зейналлы вслед за этим решает - не без влияния У.Гаджибекова - перейти на композиторское отделение. Правда, для этого ему приходится выдержать дополнительный экзамен по теоретическим дисциплинам, который он сдает довольно успешно. На композиторском факультете его педагогами становятся такие видные музыканты, как профессора Б.В.Карагичев, Л.Е.Абб и Л.П.Яблонко, преподававшие в то время в Азгосконсерватории.Годы, проведенные в консерватории, наиболее важный во многих отношениях этап творческого пути Асафа Зейналлы. Особенно много они дали для формирования творческой индивидуальности композитора.С детских лет Зейналлы жадно тянулся ко всему новому, с большим интересом воспринимал окружающую жизнь, с полной отдачей привык учиться. Все эти качества по-особому раскрылись именно в годы учения в консерватории.

Обстановка в консерватории, общение с видными преподавателями, под руководством которых он постигал основы композиции и музыкально-теоретические предметы, благоприятствовала не только максимальному развитию заложенных в нём творческих возможностей, но и активизировала его общественные интересы. Так, например, не довольствуясь приобретением знаний только на занятиях, Зейналлы по собственной инициативе организует в консерватории кружок по изучению западноевропейского и русского классического наследия, привлекая к участию в нем своих товарищей-композиторов, а также студентов с других факультетов. На собраниях этого кружка студенческая молодежь не только пополняла свои знания о произведениях западноевропейской и русской музыки. Много внимания посвящалось на этих занятиях пропаганде азербайджанского народного творчества. С особым интересом собравшиеся всякий раз выслушивали выступления и доклады Асафа. Студенты незаметно для себя тянулись к этому пытливому, эрудированному и энергичному юноше, который всегда был в курсе всех событий музыкальной и общественной жизни.В консерватории, как и в музыкальном техникуме, Зейналлы изучает основы азербайджанской народной музыки под руководством У.Гаджибекова, который и здесь с большим интересом наблюдает за профессиональным ростом любознательного и одаренного юноши. Общение с выдающимся азербайджанским композитором, занятия в его классе превращались для Зейналлы каждый раз в праздник. На этих занятиях Асаф не только изучал основы азербайджанской народной музыки; он учился у У.Гаджибекова профессиональному отношению к изучаемому предмету, учился понимать и любить музыку и музыкальное творчество, учился, наконец, постигать непреходящую ценность и нетленную красоту народных мелодий. Результатом занятий в классе У.Гаджибекова стали произведения Асафа Зейналлы, использующие привычные интонационно-ладовые и ритмические структуры азербайджанской народной музыки, порою же - прямо цитирующие какую-либо подлинную народную мелодию.

Кропотливое, упорное изучение специфических особенностей азербайджанской народной музыки, а также творческая работа над собственными сочинениями шла у Зейналлы в эти годы рука об руку с истинно исследовательской деятельностью: он неоднократно выступает с докладами, где с присущей ему принципиальностью и остротой ставит самые животрепещущие для своего времени вопросы национального музыкального искусства.Так, в докладе "О мугамате и о европезации музыкальной системы тюрков", он пишет: "Все народные песни и мотивы исходят из мугамата, все они основаны на мугамате, и, наконец, народные песни и мотивы являются составными частями мугамата (в виде ренга, дирингя и др.)". В том же докладе встречается и такая мысль: "Техника Европы плюс мугамат и творчество народа - вот тот основной материал, из которого будет строиться наша будущая музыкальная культура".

В другом докладе, написанном Зейналлы в студенческую пору, он горячо отстаивает созданные азербайджанским народом непреходящие ценности в области музыкального искусства, в том числе народные инструменты, доказывая всю необходимость их сохранения для музыкальной культуры будущего. Особенно горячо выступает он в защиту тара. "Тар, - пишет Зейналлы, - единственный в своем роде и по своей конструкции инструмент, который правильно и точно может передать народное творчество и мугамат. Отсюда, уничтожив тар, мы не только лишаемся возможности иметь ясное представление о народной музыке, но также сугубо повлияем на технику мышления народного творчества, а может быть, и на форму и продукцию этого мышления. Мы не имеем никакого права реквизировать то, что является природной принадлежностью самого народа". И далее: "Совершенно необоснованно заявление о непригодности тара в ансамбле. Тар, как участницу оркестра, мы знаем с постановки "Аршин мал алан". На роль и значение тара нужно смотреть более рассудительно. Если мы безразлично будем ломать старое, то постройка нового будет стоить непреодолимых трудов"Тогда же, являясь еще студентом консерватории, Зейналлы совместно с Ф.Эфендиевым, С.Рустамовым и А.Гасановым начинает работать над книгой "О нотной музыкальной грамоте".Кипучая, активная натура Зейналлы жаждет все время разносторонней деятельности. С 1928 г., еще не окончив консерватории, Зейналлы начинает преподавать в музыкальной школе, организованной при консерватории, где ведет теоретические дисциплины на азербайджанском языке. Почти одновременно его, уже известного отдельными сочинениями, приглашают на работу в тюркский рабочий театр, впоследствии переименованный в Сатир-агит-театр. Здесь Зейналлы берет на себя руководство всей музыкальной частью театра, что для него, начинающего тогда композитора, было делом, несомненно, нелегким и ответственным, В течение короткого времени он создает музыку к драматическим постановкам пьес: "Дочь Индии", "Янгын" ("Пожар"), "Севиль", "Тайная рука", "В кровавой пустыне" и некоторым другим. Работа в театре в качестве музыкального руководителя имела для Зейналлы положительное значение: она, с одной стороны, стимулировала его творческие возможности, расширив поле его деятельности, а с другой, - способствовала дальнейшему развитию заложенных в Зейналлы навыков хорошего организатора и общественного деятеля.1929 год выдался для композитора особенно плодотворным в творческом отношении. Он сочинил ряд произведений, многие из которых не утратили своей привлекательности и значения даже сейчас, много лет спустя.

Среди них - романс "Олкем" ("Страна моя"), ставший излюбленным в репертуаре вокалистов, "Детская сюита" для фортепиано, дуэт для 2-х виолончелей на тему азербайджанской народной песни "Гоюнлар", "Чаргях" для фортепиано, "Карабах шикестеси" для большого симфонического оркестра и другие.Созданные совсем еще молодым композитором, эти произведения обнаруживают вместе с тем признаки зрелости. К ним можно отнести точное ощущение формы, мастерское использование народно-ладового материала, свежесть в трактовке профессиональных жанров музыкального искусства.

Стремление расширить свой творческий кругозор, приобрести побольше знаний и практических навыков сопровождало Зейналлы на протяжении всей его жизни. В любое свое начинание он вкладывал горячую увлеченность души и максимум энергии. Но мере роста Зейналлы как композитора расширялись и его духовные потребности, раздвигался круг его интересов как личности. Эта особенность натуры Зейналлы приводит его к серьезной заинтересованности культурой стран Востока, их историей, языком, искусством, и он поступает в Азербайджанский государственный университет, на факультет востоковедения, где учится в течение года. У Зейналлы возникает даже мысль продолжить учение в университете, а затем поступить в аспирантуру.Однако приходит время окончания консерватории, и Асаф Зейналлы решает сосредоточить свое внимание на музыкальном творчестве.В 1931 году Зейналлы успешно заканчивает консерваторию, и его, как самого знающего и активного студента оставляют работать здесь, поручив преподавание теории, сольфеджио и гармонии. В тот же год Зейналлы избирается председателем Азербайджанской ассоциации музыкантов. Находясь на этом видном и ответственном посту, молодой композитор много времени и внимания уделяет созданию в республике молодых творческих сил во всех сферах музыкальной культуры, а также делу пропаганды профессиональной азербайджанской музыки.

С этой целью Асаф Зейналлы не раз едет в Ленинград. Здесь, в одном из центров музыкальной жизни страны, он организует цикл концертов азербайджанской музыки, на которых выступает с докладами. Находясь в Ленинграде, Зейналлы пишет письмо своему учителю и идейному наставнику:"Многоуважаемый Узеирбек!Ленинградцы проявляют большой интерес к тюркской музыке и творчеству тюркских композиторов. Пользуясь случаем моего пребывания в Ленинграде, я задался целью познакомить ленинградскую общественность с нашей музыкой; прошу не отказать в любезности выслать по почте наиболее характерные Ваши произведения"...На одном из таких концертов в Ленинграде впервые прозвучали "Гимн" У.Гаджибекова, "На полях Азербайджана" М.Магомаева, а также некоторые романсы самого Зейналлы.

Во время своего пребывания в Ленинграде Зейналлы не теряет из виду деятельность Сатир-агит-театра, продолжая осуществлять руководство музыкальной частью его постановок. Он посылает в театр новые произведения, написанные им в Ленинграде, дает необходимые наставления по поводу музыкального оформления спектаклей. Так, например, в одном из писем А.Гасанову, который в те годы начинал свою дирижерскую деятельность в Сатир-агит-театре (позже народный артист республики), Зейналлы пишет о необходимости обогатить состав оркестра с помощью привлечения молодых исполнительских, кадров. В другом письме тому же адресату он сообщает, что завершил музыку к пьесе Погодина "Поэма о топоре", и просит друга (с А.Гасановым Зейналлы связывали дружеские отношения) проверить звучание его музыки, т.к. ему пришлось писать без фортепиано. И хотя сама эта музыка бесследно исчезла, как и некоторые другие его рукописи, о ее существовании свидетельствуют отдельные наброски, сохранившиеся в архиве композитора.

В Ленинграде происходит знакомство Зейналлы с профессорами консерватории А.И.Рязановым и Л.В.Поповым. В целом же поездка в Ленинград имела самое серьезное значение в развитии Зейналлы как профессионального музыканта, а также для его дальнейших творческих планов. Она дала молодому композитору прилив новых сил и энергии. После приезда в Баку у Зейналлы зреет замысел монументальной симфонии, в ритмах и музыкальных образах которой должны были быть запечатлены грандиозные перемены современной социалистической действительности, а также отзвуки прошедших революционных бурь.Неожиданная болезнь и смерть обрывают на полуслове жизнь этого неутомимого, талантливого музыканта. Остается в зародыше замысел монументальной симфонии, которую он задумал посвятить родному городу. Не осуществленными оказываются и многие другие творческие замыслы, связанные с сочинением новых произведений, а также с работой на посту руководителя. Смерть, последовавшая 27 октября 1932 года, настигает композитора в возрасте, когда ему едва исполняется 23 года.

Смерть помешала осуществлению многих его творческих планов. Об отдельных из них узнаётся по нотным наброскам, эскизам и перенесенным в записи мыслям композитора. Некоторые произведения существовавшие в виде рукописей, бесследно исчезли. (Более других это относится к вокальному и камерно-инструментальному наследию Зейналлы). "Следы" других его произведений - в основном это музыка к драматическим спектаклям - через много лет были обнаружены в Гяндже, куда на несколько лет выезжал Сатир-агит-театр.Драматические спектакли, музыку к которым создал Зейналлы, каждый по-своему откликались на общественно-политическую атмосферу того времени. Содержание каждой пьесы по-своему переплеталось с актуальными темами и сюжетами эпохи 20-х-30-х годов. Если "Севиль и "Дочь Индии" поднимали злободневную для той поры тему освобождения женщины Востока в результате революционных преобразований действительности, то пьеса "В кровавой пустыне" воплотила борьбу порабощенных народов с гнетом колониализма, а "Тайная рука" - борьбу с интервентами.

Из музыки Зейналлы к театральным постановкам наилучшим образом сохранилась партитура музыкального сопровождения к драме "Севиль", включающая в себя 8 законченных по своему строению эпизодов: "Новруз-байрамы", "Лезгинка", "Вальс", "Колыбельная", "Севиль и Адиля", "Норд", "Смертный наряд" и "Финал". Уже в период, когда Зейналлы создавал музыку к различным драматическим постановкам, у него постепенно выкристаллизовалась идея объединить в одно целостное произведение все наиболее ценное и интересное по содержанию из этой музыки. Этот замысел ему удалось претворить в симфонической сюите "Фрагменты", в отдельных частях которой композитор использовал тематический материал своей музыки к театральным постановкам. Сюита "Фрагменты" - наиболее масштабное к значительное произведение Асафа Зейналлы - является одним из первых в истории азербайджанской музыки произведений для симфонического оркестра. К симфоническому творчеству Зейналлы примыкает и ряд, его произведений для голоса с оркестром. В первую очередь это относится к произведению под названием "Шикесте" для хора в сопровождении симфонического оркестра. В этом сочинении так же, как и в музыке "Фрагментов", постоянно ощущается тенденция композитора соединить неразрывными узами интонационно-ладовые особенности, заложенные в азербайджанских мугамах, с формами, выработанными практикой профессионального творчества. Таковы здесь, например, опора на повторность музыкальной структуры, аналогичная куплетной форме.

"Шикесте" включает вступление и заключение, основанные на одинаковом тематизме, что, как и в сюите "Фрагменты", позволяет скрепить композицию изнутри, придает произведению черты монолитной структуры.Темы "Шикесте", раскрывающие различные грани лирического дарования композитора, особенно "выигрывают" при их интерпретации отдельными оркестровыми голосами. Композитор придал оркестровому сопровождению "камерное" звучание благодаря умелому использованию солирующих тембров деревянной духовой группы (флейты, гобоя, кларнета). В отдельных случаях, когда в оркестре выделяются струнные, композитор насыщает музыкальную ткань расцвечивающими ее подголосками, придающими музыке особую выразительность звучания.К числу произведений для симфонического оркестра не без оснований можно отнести также отдельные романсы с оркестровым сопровождением. Имеются в виду романсы "Олкем" ("Страна моя"), "Сейран", "Пограничник", исполняемые как в сопровождении фортепиано, так и оркестра.Характеризуя симфоническое творчество Асафа Зейналлы, было бы неправомерным упущением не остановиться хотя бы вкратце на его планах создания крупномасштабного монументального произведения, посвященного родному городу - Симфония "Баку". Сочинение монументальной симфонии должно было явиться, по планам самого автора, серьезным испытанием на профессиональную зрелость. И хотя этому замыслу так и не суждено было реализоваться, большая предварительная работа, которую проводит композитор перед тем, как начать сочинять симфонию, говорит достаточно веско о масштабности и размахе его намерений. Так, например, известно, что с целью лучшего изучения исторического прошлого и настоящего своей республики, Зейналлы не раз посещает бакинские нефтяные промыслы, фабрики и заводы, знакомится с письменными документами, связанными с историей Азербайджана, а также выезжает в сельские районы.

Столь тщательная подготовка Зейналлы к сочинению этой симфонии, свойственные ему требовательное отношение к собственному творчеству и музыкальная одаренность, дают основания думать, что если бы симфония "Баку" была бы все же создана, она, по всей вероятности, прозвучала бы как гимн родной республике, ее славному историческому прошлому. Подобное предположение подтверждается отношением Зейналлы к симфонии как к "документу эпохи". Этот взгляд композитор обстоятельно раскрыл в одной из своих записей. "Симфония - документ эпохи, только в этом ее историческая ценность, значит нужно быть сыном эпохи, т.е. знать и прочувствовать ее ясно. Отобразить жизнь, борьбу, настроение, психологию той общественной прослойки, представителем которой я являюсь - задача симфонии" - писал Зейналлы.

Общительный и открытый по натуре композитор обычно не скрывал свои творческие планы. Делясь с друзьями по поводу замысла симфонии, Зейналлы рассказывал им, что у него уже созрел ясный и последовательный план всего произведения, что у него создалось четкое представление о характере всех ее музыкальных образов и что ему осталось только перенести все это в музыку.У.Гаджибеков, вспоминая о работе Асафа Зейналлы над симфонией, рассказывал, что "Асаф работал незамкнуто, постоянно делился по поводу своих и чужих композиций. Охотно вел беседу на всякие музыкальные темы... В беседе со мной перед роковой болезнью Асаф говорил, что его голова полна роем самых причудливых звучаний, почерпнутых из наблюдений над разными отраслями народной музыки. Все это он собирался художественно оформить и передать в задуманной им симфонии".

В архиве Зейналлы сохранился литературный план и записи отдельных мыслей по поводу симфонии, дающие представление о ее общей концепции и особенностях предполагаемого образного содержания. Имя Асафа Зейналлы справедливо связывается с зарождением в Азербайджане жанра романса. То внимание, которое уделял Зейналлы в течение жизни сочинению образцов этого жанра и то место, которое они занимают в его музыкальном наследии, позволяет говорить, что вокальная миниатюра была одним из самых излюбленных видов творчества композитора.Первые опыты в области жанра вокальной миниатюры относятся к 20-ым годам. Сначала они носили характер обработок народной песни. Первый сборник с такими обработками ("Азербайджанские народные песни"), вышедший в свет в 1927 г., принадлежал У.Гаджибекову. Вслед за ним появились первые азербайджанские песни У.Гаджибекова и М.Магомаева, вобравшие в себя отдельные особенности массовой песни и прежде всего - её обращенность к широкой аудитории, волевой, жизнеутверждающий пафос. Эти песни отражали в своем содержании злободневные темы действительности, новой нарождающейся жизни. Как правильно отмечал М.Магомаев, перед композиторами Азербайджана встала задача "на основе родной песни создать новую песню - отображающую новый быт, наши достижения, наши недостатки, песню, зовущую к труду, к победам,... песню, развлекающую по-новому".Различия между романсами затрагивают и их жанровую природу. Если "Аракс", предназначенный для вокального дуэта, близок строем образности колыбельным песням, бытующим в азербайджанском фольклоре, то романс "Десять лет" по своей жанровой основе - марш, посвященный юбилею азербайджанского драматического театра. А такой романс, как "Не быть тебе милой моей", по существу представляет собой художественно-свободную интерпретацию народной песни.

Искренность и теплота чувств, запечатленных в образном содержании романсов, "общительность" вокальной интонации, разнообразие оттенков лирики - все это вместе вдохнуло в романсы Зейналлы ту жизненную силу, благодаря которой они и сейчас, много лет спустя, получают эмоциональный отклик у слушателей, являются "репертуарными" у исполнителей.В романсах Зейналлы, как и в его симфоническом творчестве, проявляется ясно ощутимая на слух связь с ладоинтонационным миром азербайджанской народной музыки. Композитор многообразно использует в интонационной основе своих романсов характерные обороты азербайджанских ладов-мугамов. Особый интерес у него вызывает ладовая сфера Баяты - шираз, привычные попевки которой звучат в романсах "Суал" ("Вопрос"), "Не быть тебе милой моей" и некоторых других произведениях композитора. В отдельных случаях в романсах Зейналлы можно заметить непосредственное использование средств мугамного импровизирования. Таким представляется, например, фортепианное вступление к романсу "Чадра".

Не все, что было создано в ту эпоху, сохранило для наших современников свою первоначальную силу художественного воздействия и значение. Многие произведения воспринимаются сейчас как естественная проба пера в тех или иных жанрах и формах композиторского творчества. В этом направлении Асафу Зейналлы принадлежит немаловажная заслуга в истории азербайджанской музыки. Он был творцом нового времени, мечтая "выдержать экзамен на звание музыканта".

Произведения Асафа Зейналлы и сейчас звучат по радио и с концертной эстрады, они входят в исполнительский и учебно-педагогический репертуар, неизменно трогая искренностью запечатленных чувств, красотой и выразительностью своих мелодий. Имя этого композитора носят музыкальное училище в Баку, улицы в разных городах республики. Все это - свидетельство жизненной силы искусства Асафа Зейналлы, его всенародного признания.

 
Сайт: http://www.druzya.com/forum/showthread.php?t=26632