руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
15 дек.
21:06
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Энциклопедия / Таристы

Изменить категорию | Все статьи категории

Маммадов Гаджи

1920

Прогуливаясь по улице Хагани, у дома номер 26, подняв взор на стену, читаешь надпись на барельефе: "Гаджи Мамедов".
Гаджи Мамедов - народный артист, гениальный тарист, хранитель национальных традиций азербайджанского музыкального искусства.
История сохранила его первое выступление в Государственной филармонии в 1931 году, когда на афишах, расклеенных по всему городу, ярко анонсировали выступление 11-летнего тариста Гаджи Мамедова. Зрителям было интересно посмотреть, кто он, этот маленький мальчик, выступающий на одной сцене со знаменитым на всем Южном Кавказе и Средней Азии Азербайджанским государственным восточным оркестром. "Забул". Исполняет на таре 11-летний Гаджи Мамедов". Зал замер. На сцену вышел невысокого роста мальчик с живыми, горящими глазами. Прижимая тар к груди, он чувственно, эмоционально исполняет. А после - поздравления, наставления знаменитых ханенде, музыкантов.
"Всегда так же достойно держи свой тар у груди, и в будущем станешь вторым Гурбаном Примовым". Пророчество сбывается. Он становится вторым в истории азербайджанского музыкального искусства таристом после Гурбана Примова. Его наследие огромно. Основной его заслугой стала пропаганда азербайджанской музыки для мировой публики, сохранение и возрождение многовековых национальных музыкальных традиций.
Уроженец города Шамаха открыл глаза на окружающий его мир в 1920 году. Еще с детства его душа очень чутка к музыке. Понимая, что мальчик одарен свыше, дядя Гусейн дарит маленькому Гаджи волшебный инструмент - тар, который всю жизнь так и будет его сопровождать. Они шли по жизни вместе - музыкант и его инструмент.
Лишь один раз в жизни Гаджи Мамедов забывает о своем спутнике, когда встречает прекрасную девушку, музу души своей, Алию ханум. Их встреча была очень необычной. Они поздоровались левой рукой, и в голове мелькнула мысль: "К чему бы это? Ведь левая рука ближе к сердцу". С той минуты их сердца принадлежали друг другу. Любовь преподнесла ему испытания на пути к своему счастью. Перед ним встал выбор - или тар, или его любимая девушка, семья которой никак не хотела мириться с его пристрастием к музыке. Они хотели жениха с серьезным высшим образованием для своей дочери.
Молодой Гаджи, влюбленный всем сердцем в Алию, бросает обучение в консерватории и поступает в медицинский институт, и вскоре женится на своей любимой. Своим поступлением в медицинский институт он вызывает негодование учителей. Узеир Гаджибеков лично звонит тогдашнему ректору института с просьбой отчислить студента Гаджи Мамедова, уповая на то, что если он посвятит себя медицине, в его лице азербайджанское искусство потеряет гениального тариста. Но ректор отклонил просьбу великого Узеира Гаджибекова, и Гаджи Мамедов получает профессию врача.
Три года он проработал в больнице номер 5 главврачом. Многие видели в его лице людей, таких, как писатель - врач Чехов и композитор, химик, ученый Бородин, которые своей деятельностью и заслугами прославили родину. Он был талантлив в каждом деле, за которое брался. Будь то музыкальное творчество или врачевание.
В 1957 году Гаджи Мамедов получил звание заслуженного артиста, а в 1963 году - звание народного артиста Азербайджана, хотя, я думаю, никакими званиями не измерить всего величия этого человека.
Гаджи Мамедов первым исполнил европейскую классическую музыку на таре. Он ввел азербайджанских слушателей в мир Чайковского, Шуберта, Бизе, Листа и Моцарта. Виртуоз, прекрасный импровизатор, создатель новых музыкальных концепций, используя богатейший музыкальный потенциал азербайджанской музыки, выступает новатором, но при этом остается истинным стражем искусства тара.
В 1967-1968 годах маэстро Ниязи создает в составе филармонии школу Гаджи Мамедова для особо одаренных, подающих надежды таристов. Среди 200 человек, желающих пройти школу великого тариста, ярко светили пять звездочек: Рамиз Гулиев, Агасалим Абдуллаев, заслуженный артист Гамид Векилов, директоры сельских музыкальных школ Муртуз и Рамиз Алиевы. В памяти своих учеников он сохранил светлый образ Учителя. Рука помощи, поддержка, бесценные знания - всем, чем мог, он делился. Его золотой фразой были слова о том, что еще половина тех нюансов, которые заложены в уникальном, восточном инструменте - таре, еще не раскрыты.
О своих предшественниках он вспоминал с восторженностью, влюбленностью в их искусство: "Я слышал игру многих таристов, но искусство лишь двух таристов повлияло на меня, перевернув все мое представление об игре на таре, - Гурбана Примова и Согамона Сейранова. Если бы мне не посчастливилось их услышать, я никогда бы не познал тар и из меня никогда бы не получился тарист".
В памяти своих близких он остался как человек удивительной скромности. Ни слава, ни почет, ни огромное количество наград не смогли затмить в нем присущие его душе человечность, искренность и простоту. Гаджи Мамедов сохранил и пронес сквозь годы прекрасную душу, полную любви к своей Отчизне, искусству и народу. Он делился искусством с остальными странами мира, подчеркивая все богатство азербайджанской музыкальной культуры. Музыка, исполняемая на таре Гаджи Мамедовым, изливалась и была услышана во Франции, Бельгии, Тунисе, Ливане и многих других странах. Красивые черты его души каждая струна тара вбирала в себя и воспроизводилась прекрасной музыкой. Он плакал, смеялся, негодовал и поощрял. Его исполнение словно ветер, уносящий куда-то далеко, за пределы сознания, где воплощаются мечты, грезы и тайные желания.
Он так играл, потому что знал, чувствовал все нюансы азербайджанской музыки. Лишь зная ее, проводя сквозь каждую клеточку своего тела, можно в своем исполнении передать нежную прохладу весеннего ветерка, раскаты грома, радость первого снега, первого признания в любви, крик родившегося младенца, и только ощущая в себе силу, данную свыше, можно заставить человека плакать, смеяться, мечтать и летать при каждом ударе об струны тара.
Удивительный полет тонких пальцев, изящный изгиб сильного запястья, устремленные в душу зрителя яркие, полные музыки глаза - таким Гаджи Мамедов сохранил свой образ в душах близких людей, почитателей и ценителей.
Время летит. То, что, казалось бы, было совсем недавно, оказывается в далеком прошлом. Что-то сохраняется, что-то напрочь стирается из памяти. Отмахиваясь со словами "еще успею", мы все дальше и дальше завязаем в озере беспамятства и потерь. Найти и не потерять - это и есть задача каждого из нас. Наша история "нашла" для поколений выдающегося тариста и завещала нам не забывать и помнить его имя - Гаджи Мамедов.
Сегодня его именем названы улицы, музыкальная школа в Шамахе, на доме, в котором он когда-то жил и творил, есть барельеф с его именем, но мало кто помнит и знает этого выдающегося тариста, который внес немаловажный вклад в историю азербайджанского музыкального искусства. Невозможно вырезать или стереть то, что было. Не будь Гаджи Мамедова в истории, очень многое было бы потеряно для грядущих поколений.