руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
13 нояб.
06:39
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Энциклопедия / "Неизвестные" бакинцы

Изменить категорию | Все статьи категории

Алмасзаде Гамар Гаджи Ага кызы - первая балерина Азербайджана

«Пусть зритель запомнит меня молодой!» - так она и оставила большую сцену. Ей было тогда всего 35 лет - первой балерине Азербайджана, легенде нашего балета Гамар Гаджи Ага кызы Алмасзаде.

«Пока я была в форме и всем нравилась, - вспоминает балерина, - я танцевала, а как только почувствовала, что мне тяжело, тут меня уже не уговорили остаться, я была уверена, что поступаю правильно».

Народная артистка СССР и Азербайджанской Республики, лауреат Государственной премии СССР, Главный балетмейстер Азербайджанского театра оперы и балета, в котором начала танцевать с 19 лет.

2 ордена трудового и красного знамени вручал ей лично Калинин, а еще в ее коллекции - Орден Ленина, орден Дружбы народов, орден Октябрьской революции, почетный лаосский орден 3 слонов и азербайджанский орден «Шохрэт». Она воспитала целую плеяду мастеров хореографии, ее ученики танцуют в Москве, Санкт-Петербурге, в городах Европы.

В партии Марии в «Бахчисарайском фонтане» Гамар Алмасзаде сравнивали с великой Улановой. И неслучайно - азербайджанской балерине преподавала мать Улановой - Мария Федоровна Романова. «Слушай музыку, - говорила она, - душой отзывайся на мелодию, а ноги сами пойдут».

Девочка занялась балетом в 6 лет, когда в Азербайджане были еще очень сильны национальные традиции и строги нравы. Ее отец Гаджи Ага был владельцем обувного магазинчика, а мама Марьям ханум - врачом-акушером. Поначалу родители даже не подозревали, что их чадо посещает танцевальный кружок. У Гамар во дворе была подружка Ира Степанова, которая так много рассказывала о своих занятиях танцами, показывая разные движения, что в конце концов, окончательно заинтриговав Гамар привела ее на урок. У Гамар оказались все данные для занятий балетом, и преподавательница хореографии стала готовить из нее настоящую балерину.

Но вскоре секрет раскрылся, и в доме разразилась настоящая гроза. Возмущенный отец кричал: «Не хватало еще, чтобы дочка Гаджи Ага с голой попой выступала перед всеми, элэ о галмышды!»
Больше всех, конечно, досталось маме - это она, по выражению разгневанного родителя, «устроила дочь на танцульки, обрекая семью на стыд и позор».
А когда Томочка, так звали Гамар все вокруг, стала знаменитой, отец, продолжая выражать недовольство, потихонечку, чтобы дочь не знала, ходил на ее представления. «А я-то все знала, - улыбается Гамар Алмасзаде, - мне девушки-билетерши докладывали сразу, что папа в театре. Я тогда очень волновалась, чувствуя его строгий взгляд, и все же было приятно. В такие дни я старалась изо всех сил понравиться ему. Но придя домой, он и слова не говорил о том, что видел».

А после спектакля многочисленные поклонники ложились на асфальт и смотрели в узкую щель под железными воротами - по ногам они определяли, кто идет, а как только показывались точеные ножки Гамар, они всей гурьбой выбегали и провожали ее до самого дома. Не только комнаты, но и все лестницы до второго этажа дома балерины заваливали цветами.

Рассказывают, что в то время даже покушались на жизнь первой балерины ортодоксальные мусульмане. Однажды кто-то выстрелил в нее, когда она выходила из театра, но пуля по счастливой случайности попала в каблук примадонны.
В то время балет в Азербайджане не был развит, потому юной балерине необходимо было совершенствовать свое мастерство в Москве и в Петербурге, куда она и отправилась вместе со своим мужем композитором Афрасиябом Бадалбейли. Семья Бадалбейли жила тогда на Советской, на первом этаже дома располагалась школа, которая носила имя Бадалбека - отца, а на втором и третьем этажах жили они сами.
Брат Афрасияба Шамси был уважаемым в городе человеком и являлся директором музыкальной комедии. Его сын Фархад Бадалбейли в настоящее время ректор Музыкальной Академии им. Узеира Гаджибекова.

О ней ходили разные легенды, распускались всякого рода слухи. Но на все это она отвечала «Раз говорят, значит еще жива!». В ней было много жизненной мудрости. Она говорила о том, что мой жизненный путь был ярким, но не легким. После развода с мужем, она не была обделена вниманием, но всегда повторяла одну фразу: «Мне есть с кем спать, а просыпаться не с кем». И это было для нее тягостым.
Ее же свекровь, говорят, не признавала других жен своего сына, а любила всегда Тамару и даже подарила ей фамильный драгоценный пояс и фарфоровую статуэтку.

Вместе с Тамарой Афрасияб написал музыку для балета «Девичья башня» специально для своей жены. Недавно «Девичья башня» была снова поставлена на сцене театра оперы и балета в городе Баку после недолгого перерыва.
«Девичья башня» была первым балетом на Востоке, поставленным на восточную музыку.
Художественный руководитель театра Аликишизаде Юлана сохранила в «Девичьей башне» всю хореографию Гамар Алмасзаде, ничего не изменив. Потому как он характерен тем, что в нем классические балетные движения сочетаются с азербайджанским танцем. Это сочетание впервые было привнесено в балет самой Алмасзаде и в том «аромат» ее находки, который нельзя трогать.

«Петербург - это была самая светлая пора в моей жизни, - вспоминает Гамар, задумчиво улыбнувшись, а затем добавила, я окунулась в настоящее искусство и поняла, что балет - это моя судьба, за которую я благодарна богу». Ее сестра Аделя тоже пошла в балет, но ей видно не суждено было. Заболев туберкулезом в Санкт-Петербурге, куда ей категорически нельзя было ехать из-за сырого климата, ее не смогли спасти и она умерла.

Приехав в Баку Тома выступает на бакинской сцене с ошеломляющим успехом.

Придя к ней в гости, первое, что бросается в глаза это статность и стройность осанки, по комнате Гамар ханум ходит непременно в туфлях на каблуках. Мне сразу вспомнился рассказ одной из жителей старого Баку, которая восхищалась ее фигурой, она была похожа на статуэтку. В определенные дни Гамар посещала баню «Фантазия», что недалеко от ЦУМа, «она знала, что на нее обращают внимание, и видно было, что ей самой льстило, когда весь хамам смотрел и поражался красоте ее тела». В комнате Гамар стоит у стены огромный портрет первой балерины Азербайджана во весь рост. Из-за склероза ей трудно было вспомнить некоторые события жизни, но стоило заговорить с ней о занятиях балета и попросить ее преподать мне маленький урок, Гамар Алмасзаде словно преобразилась. Она поднялась, строго расправив свои плечи, спросила меня: «А вы знаете наши позиции?» Меня приятно обескуражило слово «наши». Все что касалось балета, принадлежало ей, было ею, она жила балетом и олицетворяла его.
Ее хрупкие руки юрко манипулируя, расставили в определенную позицию мои плечи, голову и руки, причем так, что я сама не успела заметить что произошло. Но в этот момент мне показалось, что я балерина. И этот урок, которая преподала мне сама Гамар Алмасзаде мне запомнится надолго.

В ее доме побывало много именитых гостей, в том числе Плисецкая, Райкин, Григорович, Версаладзе, Эссамбаев, Ростропович, Вульф и все, кто гастролировал в Азербайджане непременно заходили на огонек к Томочке. Их излюбленная компания с Райкиным, Гурвичем, Афрасиябом и Шамси Бадалбейли, где тамадой был Фима Гурвич (отец Григория Гурвича - ведущего «Старой квартиры»), очень остроумный и веселый, душа компании.

Статная, красивая, она покоряла сердца всех, кто хоть раз видел ее на сцене.
Склероз приносил много неприятностей Гамар Алмасзаде. Некоторые пользовались этим, ее добродушием, когда она приглашала к себе домой голодных ребятишек с улицы, чтобы покормить, а они потом обкрадывали квартиру, обманывая ее. Другие уносили с собой и до сих пор не возвратили ценные рукописи.

Все, кто был знаком с Алмасзаде отмечали ее волевой и строгий характер. Когда она заходила в зал у учеников подкашивались ноги и пробирала дрожь по всему телу от страха. «Как руководитель, вспоминает нынешний руководитель театра оперы и балета Юлана Аликишизаде, - она была очень жесткой, а порой беспощадной. Однажды на репетиции ей не понравился мой выход. «Что это такое? Заменить!» Таков был ее приговор, и никто не смел с ней спорить. Я только вышла, еще даже не станцевав. Но для нее того было достаточно, чтобы в течение 6 лет не обращать на меня внимания и не давать мне исполнять ведущие партии. И спустя эти долгие и мучительные для меня годы обиды, она как-то посмотрев, она сказала : «А что, Юлаша, ты ничего, у тебя хорошо получается!». А потом приглашала на дополнительные занятия в хореографическое училище, где она преподавала».

Не каждый танцор мог выдержать такие испытания от нее, многие ломались, бросали сцену, уходили из балета вообще. Сегодня вряд ли кто из хореографов может позволить так бросаться кадрами, кадров совсем нет. Но тогда у нее был выбор, и очень большой, была конкуренция. Она спокойно могла заменить одного танцора другим: «Не тот, так этот!». Сегодня в театре приходится даже упрашивать прийти на занятия, репетиции. Если раньше трупа состояла из 90 танцоров, то в настоящее время и 40 трудно набрать, да и те не на достаточном уровне.

«Только после того, как я сама оказалась на ее месте, я поняла насколько оправдана была ее строгость. В годы ее правления балет был на очень высоком уровне. После нее все развалилось. И только сейчас мы пытаемся заново возродить все».

В 1969-70 годах в Париже на ежегодном фестивале балетных коллективов, азербайджанская трупа во главе с Гамар Алмасзаде заняла гран-при.

Как руководитель, как главный балетмейстер она сделала все, чтобы наш балет был на должном уровне. Она приглашала всех известных балетмейстеров, мастеров, таких как Сергеев, Гусев, Григорович, Болтачеев, Федоров. Это были выдающиеся школы, разные стили. Ученики получали самые необходимые уроки от лучших балетмейстеров Советского Союза.

Дома же Тамара была само очарование, чудная хозяйка, очень милая женщина. У нее было много увлечений, романов, поклонников. Она могла поделиться с близкими ей людьми своими невзгодами. Принимала шутки. Но все это могла позволить только вне работы.

...Она была на сцене королевой, великой актрисой. До сих пор многие танцоры вспоминают как она в балете «Девичья башня» могла обыкновенный проход вслед за катафалком пройти так, что слезы на глазах у всех стояли. «Эта простая проходка была на уровне гениальной актрисы!, - вспоминает Аликишизаде. Помимо того, что она была обаятельна, элегантна, красива, в то же время в ней было столько душевной наполненности. Самое простое движение она так подавала, как это смогла бы сделать только Уланова, хотя технически можно было бы что-то сделать лучше».

Когда она просто шла по городу, казалось, что это идет королева. У нее взгляд был королевский. Одевалась она с иголочки. В то время была очень дорогая портниха француженка, мать художника Тогрула Нариманбекова, и Тамара заказывала себе платья у нее. Она умела носить одежду. Простой ситец на ней выглядел словно бархат.
Была очень капризна, ей было трудно угодить, в особенности перед спектаклем в гримерке.

Мало кто знает, что Алмасзаде была одним из создателей ансамбля песни и пляски Азербайджана. В 1937 году вместе с Арбатовым они отправились по районам республики, отбирая талантливых девочек и мальчиков.
Она является крупным специалистом по азербайджанскому классическому танцу.
Сейчас танцуют далеко не классический азербайджанский танец, а она преподавала чисто академический характер. Даже было написано ею пособие, где она сама демонстрирует те или иные движения.

Очень сложно приходилось первой балерине Азербайджана после того, как она оставила свою работу. Пенсия была незначительной и все обращения в Министерство культуры оставались без внимания, пока не вмешался в это дело сам президент.
Гамар Алмасзаде была назначена пожизненно президентская пенсия.


из статьи Нонны де Гюбек

***********************

Гамэр Гаджиага кызы Алмасзаде (азерб. Qəmər Almaszadə; 10 марта 1915, Баку — 7 апреля 2006, Баку) — азербайджанская балерина и педагог, Народная артистка Азербайджана, Народная артистка СССР.

Гамэр Алмасзаде родилась в семье сапожника и акушерки. Впервые она занялась балетом в 6 лет в частной студии, позже преобразованной в Бакинское хореографическое училище. После окончания обучения в 1930 году, она начала работать в Азербайджанском Государственном академическом Театре оперы и балета (позже стала его главным балетмейстером), одновременно получая среднее специальное образование в педагогическом училище. В 1932 году она была приглашена сыграть второстепенную роль в опере Рейнгольда Глиэра «Шах-сенем». В 1933 году она была зачислена в Ленинградское хореографическое училище, в класс Марии Романовой-Улановой (матери балерины Галины Улановой). В 1936 году Алмасзаде возвратилась в Баку, а через год основала Азербайджанский Государственный Ансамбль песни и танца при Азербайджанской Государственной Филармонии. Она участвовала в экспедиции в районы Азербайджана под руководством композитора Узеира Гаджибекова с целью собрать образцы народных танцев для пополнения репертуара ансамбля и их пропаганды. В 1939 году она приступила к педагогической деятельности в Бакинском хореографическом училище, а позже стала его директором (до конца 1990-х). В 1940 она выступила на премьере балета Афрасияба Бадалбейли «Девичья башня». Впоследствии Алмасзаде выступала с гастролями во Франции, Индии и Непале. В 1970 году она была приглашена Министерством культуры Ирака в Багдад, где под её руководством был основан Иракский ансамбль народного танца.[1]

Гамэр Алмасзаде являлась Народной артисткой СССР и Азербайджанской Республики, лауреатом Государственной премии СССР. В 1931 она вышла замуж за Афрасияба Бадалбейли, однако брак распался вскоре после их совместной работы над «Девичьей башней».



© Jonka

Source: http://ru.wikipedia.org/wiki/Алмасзаде,_Гамэр_Гаджиага_кызы
 
Сайт: http://baku.ru/blg-list.php?s=1&blg_id=4&id=6278&cmm_id=0&usp_id=73942

loading загрузка