руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
15 дек.
21:13
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Энциклопедия / "Неизвестные" бакинцы

Изменить категорию | Все статьи категории

Везир-заде Аслан Зейналабдин оглы - выпускник Парижского Горного Института, ученый-кристаллограф, филателист и нумизмат

6.1.1898

В газете "Азеррос" (11, 2004г.) была опубликована взволновавшая меня статья блестящего нашего дипломата Абуталыбова Рамиза Абуталыб оглы о судьбе группы молодых азербайджанцев, посланных в 1919 году на учебу в Европу. На фото в газете я узнал двоюродного брата моего отца Везир-заде Аслана Зейналабдин оглы, человека удивительной судьбы, которого я глубоко почитал.

Родился Аслан Везир-заде в Баку 6 января 1898 года.
Закончив реальное училище с золотой медалью, он в 1915 году поступил в Петербургский горно-промысловый институт. Активно учацтвовал в студенческих революционных кружках и выступлениях.
Со свержением царя и начавшейся смутой, он возвращается в Баку, где вновь включается в политическое движение, становится членом партии "Гуммет".
Пришедшее к власти мусаватское правительство озаботилось проблемой подготовки кадров для нефтяной промышленности, которую покинули тогда многие иностранные специалисты.

В сентябре 1919 года министерство просвещения АДР внесло в Парламент предложение о направлении в Европу 100 юношей для получения высшего образования.
В январе 1920 года группа абитуриентов отправилась из Баку в Батум, а оттуда пароходом в Рим.

Среди отобранных был и А.З.Везир-заде. Мать его Дурниса ханум и мой дед Рзакули бек были сестрой и братом.
Они происходили из карягинской ветви Везировых, а муж Дурнисы ханум - отец Аслана - Зейналабдин бек принадлежал к шушинской ветви Везировых и приходился дядей Сулейману Азадовичу Везирову, выдающемуся нефтянику и государственному деятелю страны.

Здесь следует сказать, что Аслан Везиров с ранних лет был заядлым коллекционером - филателистом и нумизматом.
До приезда группы в Батум там было провозглашено самостоятельное государственное образование, которое успело выпустить свои знаки почтовой оплаты. Аслан закупил несколько листов этих марок. Ко времени его прибытия в Рим "Батумская Республика" приказала долго жить. По этой причине её почтовые марки стали филателистической редкостью. Серьёзно заболевшей Аслан застрял в Риме, и деньги на проживание и лечение он имел, реализуя эти марки, резко возросшие в цене.

После выздоровления Аслан прибыл в Париж и приступил к занятиям в Горном институте. Вскоре начались трудности. С падением мусаватского правительства прекратилось финансирование студентов, и им предложили возвратиться на родину или же продержаться своими силами. А.З. стал совмещать учёбу со случайными работами, а в каникулы спускался в угольные шахты.

В 1925 году Аслан Везир-заде возвратился в Баку и, наряду с работой в геолого-разведочной конторе "Азнефти", стал преподавать в Политехническом институте, созданном при советской власти 14 ноября 1920 года. В этом институте, много раз менявшем свое название, он проработал всю свою последующую жизнь - более полувека - профессором, заведующим кафедрой кристаллографии, минералогии и петрографии. Это был один из самых уважаемых преподавателей, воспитавший плеяду выдающихся геологов - высококвалифицированных специалистов, докторов наук, академиков. Был награждён орденами и медалями СССР.

Как-то мне подарили небольшую тонкую книжечку в твёрдой обложке. Это был телефонный справочник г. Баку, изданный в начале 30-х годов. В нём были трёхзначные номера тогдашних владельцев телефонов -всего несколько сотен фамилий. Среди них: Везир-заде А.З., профессор.
Непререкаемым авторитетом пользовался Аслан Везир-заде в коллективе. Когда закладывался фундамент филиала индустриального института в Сумгаите, то капсулу с посланием будущим поколениям предложили заложить именно ему. Как правило, к нему, отлично владевшему несколькими иностранными языками, приводили зарубежные делегации, посещавшие институт. Особенно прекрасным был его французский. Иностранные газеты и журналы он выписывал многие годы.
Преподавал на азербайджанском и русском языках. Аудитории, где он читал лекции, всегда были заполнены до отказа. Один из его учеников - Мамедов Фаик Назар оглы, многие годы успешно руководивший разведкой нефтяных и газовых месторождений Севера, рассказал мне о лекции А.З., посвященной золоту. Это была лекция не только о свойствах минерала, но и о том, как золото стало вытеснять добродетели, унаследованные от прошлого.
Со студентами всегда был предельно вежлив, но непримирим к незнайкам и ленивцам. Помню, как его сын Фарид трижды пересдавал ему экзамен по кристаллографии.

Много лестного рассказывал мне о своем любимом профессоре один из его учеников - Фарман Курбанович Салманов, первооткрыватель тюменской нефти, Герой Социалистического Труда. Да и не только он. Он вспоминал:
- Мне посчастливилось провести с А.З. немало времени. В годы учёбы в Азербайджанском индустриальном институте я часто захаживал к нему на кафедру, располагавшуюся на первом этаже. Это был высокоинтеллигентный и широкоэрудированный человек. С ним было интересно и поучительно. Готовясь к поступлению в аспирантуру, я несколько недель прожил в его семье (моя семья из семи человек располагалась в двухкомнатной коммунальной квартире). Нуруш ханум, супруга А.З. - обаятельная, умная, сердечная - создала для меня идеальные условия. А какие она готовила блюда, особенно плов...

Ведущим в стране филателистом А.З. оставался до конца жизни. У него была одна из лучших в СССР коллекций марок всего мира, особенно западноевропейских стран. Он вел переписку с зарубежными филателистами, которые присылали нужные марки в обмен на дубликаты ранних советских марок. Многие годы возглавлял республиканское общество филателистов, пользуясь высоким авторитетом у коллекционеров. У меня сохранились его письма с рекомендациями начинающему филателисту.

Был страстным охотником. Институт предоставлял небольшой автобус, типа нынешней "Газели", для преподавателей, и нередко субботним вечером любители охоты и рыбалки выезжали в сторону Алят - к Санга-чальской косе. Подготавливались места предстоящего отстрела уток, расставлялись сети для ловли раков и лишь после этого разжигался костёр, выставлялись привезённые продукты, рассказывались забавные истории. Раза три с ними ездил я. С шутками и юмором определялся тот, у кого будет накрыт стол из охотничьих трофеев.

Когда в стране стали выпускать автомашины "Москвич", то право первыми купить их предоставлялось видным учёным, деятелям культуры. Так и А.З. стал обладателем легковушки. Это потом появилась присказка "Продам траву - куплю АУ" (в те времена автомобильные номера в Баку обознача-лись именно так). Он часто возил меня и сына купаться в Бузовны. Машину водил аккуратно и всегда нервничал, когда за руль садился Фарид, допускавший лихачество.
После своего пребывания в партии "Гуммет" А.З. коммунистом не стал. Мне он так объяснял: "Не хочу быть в партии, где в руководстве такие люди, как Берия", — которого он помнил по его деятельности в Баку.

В 1937 году, когда один за другим стали исчезать его знакомые из мира учёных, коллеги по институту, а также те, кто в 1919 году были посланы на учёбу в Европу, к А.З. заявился один из его бывших студентов, ставший сотрудником НКВД. Он показал ему список лиц, подлежавших аресту и расстрелу по постановлению "тройки". Там была и фамилия Везир-заде А.З.
Оказалось, энкеведешник отметил в том списке, что постановление "тройки" в отношении А.З. исполнено. Бывало и такое.

Внешний вид А.З. свидетельствовал о его чистоплотности. Воротнички его всегда были свежими, крепких напитков.
Был терпелив и лоялен, однако мог вскипеть, когда видел хамство, невежество, беспардонность.
В конце 70-х годов в Калькутте (Индия), где тогда я был Генеральным консулом СССР, оказался талантливый молодой писатель Анар, сын выдающихся азербайджанских литераторов - Нигяр ханум Рафи-бейли и Расула Рзы. Для меня была весьма приятна встреча с земляком. Я отвез его в Шантиникетан - на родину великого Рабиндраната Тагора, организовал встречи с бенгальскими писателями. Не помню в связи с чем, но у нас зашёл разговор о роде Везировых. Я поведал ему об А.З., человеке любопытнейшей биографии, вобравшей в себя много событий 20 века, и порекомендовал встретиться с ним. Впоследствии Анар сообщил мне, что такая встреча имела место, и он намерен описать жизненный путь А.З.

Свою статью Р.А. Абуталыбов завершил следующими словами: "Будучи студентом Азербайджанского Государственного университета, я слушал блестящие лекции по кристаллографии профессора Аслана Зейналовича Везир-заде, окончившего в 1925 году во Франции Горный институт. В конце 70-х годов я встретился с ним в Баку и передал фотографию студентов, на которой запечатлен и он. Выдержав паузу, я передал также фотокопию заявления, написанного им во Франции при поступлении в Горный институт. Изумлению профессора не было границ и он тут же перешел на французский. Договорились встретиться еще и обменяться информацией о бывших студентах начала 20-х годов. Но какие-то дела каждый раз мешали нам, и встреча всё откладывалась. Простить себе этого я не могу... простите, ради Бога, что я сейчас плачу и не могу продолжать писать...".

Действительно, невозможно без трепетного волнения вспоминать этого прекрасного сына азербайджанского народа.


Абдурахман ВЕЗИРОВ

Р.5. Род А.З. продолжают его внуки Самир и Эльчин, растут правнуки



© fran


Source: http://www.fnkaa.ru/pdf/03-2005.pdf
loading загрузка