руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
13 нояб.
06:44
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Энциклопедия / "Неизвестные" бакинцы

Изменить категорию | Все статьи категории

Мирзоев Гасан Борисович - Президент Гильдии российских адвокатов

11.12.1947

Президент Гильдии российских адвокатов, член Совета при Президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия, Почетный работник юстиции России, доктор юридических наук, профессор, ректор Российской Академии адвокатуры, почетный адвокат России, Заслуженный юрист Российской Федерации.

Родители - ”Детство”:

Мой отец, Евдаев Борис Натанович, выходец из состоятельной семьи. Его отец, мой дед, был очень знаменитым человеком, звали его Натан бен Ягуда. Он учился в Иерусалиме, посещал Париж, ходил с бабочкой и с тростью, был богат, имел свои трикотажные фабрики, дома в Баку и в Кубе. В преддверии советской власти он сдал все свое имущество, и поэтому избежал репрессий.
Дедушка был очень верующим, и до сих пор о нем в синагоге помнят как о добрейшем человеке. Много евреев приходили к нему за помощью, он всем раздавал цдаку.
Его сын, мой отец, в 1946 году, тогда еще молодой, окончивший Бакинский железнодорожный техникум, был назначен главным инженером железнодорожного депо города Грозного.
Его мама, моя бабушка, была в очень добрых отношениях с маминой старшей сестрой, тётей Раей, которая была подлинным горским дипломатом. Благодаря этим отношениям, мой отец увидел мою маму – Алхазову Дору Шафадьяевну (тогда ей не было и 16 лет). После войны она работала на Грозненской телефонной станции.
Через несколько месяцев целый вагон его родственников из Баку приехал сватать мою маму в Грозный.
Так, 7 ноября 1946 года состоялась свадьба – сначала в Грозном, потом в Баку, и спустя год и 1 месяц – 11 декабря 1947года, – родился я.
Мои родители недолго оставались в Баку, до получения отцом квартиры в Грозном. Прожили мы там год-два , карьера отца сложилась удачно, он достиг высокого звания генерала-полковника, его назначили главным инженером Северо-Кавказской железной дороги и перевели в Дербент, где мы прожили примерно три года. Когда мне исполнилось четыре года, отца перевели в Георгиевск, где я и пошел в 1 класс. Прожили мы там до 1962 года.
Потом центр железной дороги перевели в Баку, отец стал работать в службе путей, стал кандидатом технических наук, заслуженным изобретателем Союза ССР, автором многих книг, на его счету более 150 изобретений. По его теоретическим разработкам и книгам до сих пор учатся студенты-железнодорожники.
В 1968 году отец продал свое изобретение в ФРГ (по их просьбе), а все полученные деньги, 25000 рублей, – перевел в Фонд мира. Таким вот был коммунистом.
Учился я в георгиевской школе, гулял по лесам, любил природу. Однажды нашел там настоящий немецкий боевой автомат, к счастью, без патронов, иначе не миновать беды, я все время на него нажимал. Интересное было детство, хотя и голодное и холодное, время-то было послевоенное. В те годы даже нечего было купить, жили мы весьма скромно, несмотря на то, что отец был состоятельным и уважаемым человек. Он получал высокую зарплату, 140-150 рублей в месяц, и жили мы в 3-х комнатой квартире.

Я не могу сказать, что когда я жил в Георгиевске, то я вообще знал, что я еврей, хотя и родился в первый день Хануки. Мы тайком дома говорили, что "Иму жуури", что у нас свои законы, свои обычаи, что нам нельзя кушать молочное с мясным, запрещено есть свинину. Однажды нам измазали окна и написали: "Здесь живут жиды", такое тогда было отношение к евреям. Тем не менее в школе я учился на одни пятерки, у меня была четверка только по пению и по физике, причем по физике из-за того, что я пытался доказать, будто существуют еще и паранормальные духовные явления, а не только физические, и что человек не может родиться без помощи Б-га. Мы чувствовали Б-жественное окружение вокруг. Об этом я написал в своих книгах – "Ощущение справедливости", "Презумпция справедливости". Моя третья книга – "Письмо к детям или духовное завещание" – написана на основе многолетнего изучения различных религий. Я написал, что нужно в этой жизни сделать человеку, чтобы в следующей жизни оказаться уже в вечном теле у стоп Г-спода, как у нас говорят – "а пой Худо биём" или по-другому : " Э Йерушалаим гарши гордом".

Снова в Баку:” Когда отца перевели в Баку, я стал учиться в школе 39-й, потом 812-й. По окончании 8-го класса пошел работать на завод рабочим-оператором. Уже через месяц, в 16 лет, стал зарабатывать больше отца (160 рублей). Матери нелегко было – трое детей. Отец был инженер, коммунист, честный, никаких купи-продай, хотя бабушка в свое время доставала тазами бриллианты, затем продавала их и кормила пятерых детей. Потом райком направил меня на работу в милицию. Я ведь мечтал попасть в милицию, на партах писал: "Оперуполномоченный, лейтенант-майор", искренне это говорю, мечтал.
Будучи по фамилии Евдаев, я поменял ее на Мирзоева, так как наши старшие дали обещание обменяться фамилиями, чтобы прекратить вражду между двумя кланами – лезгинами и евреями.
Я был единственный среди горских жууро, кто поступил на юрфак в Баку в 1967 году, когда на одно место было 20 кандидатов. Так сын простого инженера, да еще некоренной национальности, с одной четверкой прошел по конкурсу.

Мама меня провожала "Худо кумэк", наливая вслед стакан воды. Еще будучи студентом, уже работал в отделе охраны, задерживал воров, бандитов, хулиганов, обо мне писали в газетах. Как-то задержал племянника секретаря ЦК, но мне сказали, что его надо отпустить, хотя тот признался во многих кражах. А у меня советское воспитание! Даже прокурор, к которому я сам ходил за санкцией на арест, говорил, чтобы я освободил его. В общем, никого я не послушался, стал спорить с прокурором, доказывать свою правоту. Нашли повод о переводе меня на заочный факультет, а потом вообще отправили в армию. В армии за месяц вырос от ефрейтора до сержанта.
Так уж получилось, что все мои товарищи закончили институт в 1972 году, стали судьями, прокурорами, все на больших должностях. А я приехал из армии в 1973 году и в следующем году поступил на 4-й курс заочного отделения. И только в 1976 году защитил диплом с отличием и стал адвокатом.
После окончания университета меня назначили заведующим самой крупной юридической консультацией Советского Союза в городе Баку”.

Семья:

“От первой жены у меня двое детей, дочка – актриса, oкончила Щукинское училище, играет в театре Сатиры у Ширвиндта, по мужу Нижинская, Гюльнара Гасановна (известная телезрителям по сериалу "Моя Прекрасная Няня" - корр.), муж её – правнук знаменитого танцовщика Нижинского. Cын – старший лейтенант милиции, решил пойти по моему пути и стать адвокатом, а младшей дочке – 10 лет. Жена – адвокат, брат – адвокат, одна племянница – адвокат, вторая племянница – адвокат, cестра – адвокат, живет в Израиле, одна с тремя детьми, она – корреспондент журнала "Российский адвокат", пишет статьи, практически все время в Москве, брат – адвокат, руководитель Российской Академии адвокатуры. Вобщем, у нас потомственная семья адвокатов. Без гордости, скажу: вряд ли в Москве найдется семья с таким количеством адвокатов!”

Первый опыт в адвокатском деле и …

“ Это было еще в Баку. Произошел наезд со смертельным исходом, отец троих детей, жена рожала, во время родов она умерла, а он вышел в таком состоянии подменять товарища, и случайно задавил человека. Прокурор потребовал пять лет лишения свободы.
Я говорю: "Товарищи судьи, вы поймите, человек был в таком состоянии, дайте ему условное наказание, матери нет, детей кто будет воспитывать?" И представляете, моя первая адвокатская победа! Три года условно...

В дальнейшем у меня было несколько наиболее успешных процессов. Это - дело генерала Бондаренко, поэтессы А.Лифтуновской, дело Р.Пуровой. А сейчас я веду дело одного из олигархов –Дамирова Назира, которого обвиняют в том, что он обманул своих вкладчиков, собрал деньги и не построил жилье. Посмотрим, что из этого получится.”

Работа в Москве и …:

”Прошли годы, в 1986году меня пригласили на работу в Президиум Верховного Совета СССР в Москву. Дали ключи от квартиры, показали мой кабинет, предложили завтра уже выходить на работу. Так вот, иду по коридору, навстречу – высокий седой Ларионов Виктор Васильевич, как выяснилось позже, главный государственный арбитр Советского Союза, и говорит мне: "Так-так, а вы же такой адвокат, а что Вы здесь делаете?", я отвечаю: "Да вот, меня пригласили на работу". Он говорит, "У меня для Вас есть предложение, зайдите ко мне завтра".
Мне уже выходить на работу, но я все-таки послушался внутреннего голоса и пошел к нему, где меня сходу назначили главным арбитром города Москвы.
Через полгода меня вызывают к секретарю горкома партии, Б.Н. Ельцину. Все его боятся, вся Москва буквально на ушах со страха: "Как это так, назначили арбитром кого-то из Баку, а он по-русски вообще говорить умеет?"
Вы представляете, в Москве, Госарбитр – и вдруг нерусский человек? Через полгода меня уже знает вся Москва, министры ко мне на очереди в приемной сидят, водитель, машина.

В 1993году меня отправили указом Президента Ельцина в США в качестве официального представителя Российской Федерации в миссии ООН. Зарплату мне установили высокую – 5500 $, крутых тогда для меня американских долларов, водителя, машину.
Находясь в здании Мирового Торгового Центра, который взорвали 11 сентября, я там выполнил очень серьёзную миссию по спасению российских денег.
Мне предложили сразу должность генерального директора Российского Торгового Дома США, успел поработать полгода заместителем генерального директора Российского Торгового Культурного Центра США. А затем предложили контракт, от которого я отказался и вернулся в Москву.
Отнюдь не обижая американцев, тем более, что там много моих земляков живет и даже очень много родственников, но за время пребывания в Америке не почувствовал того поля свободы реализации своих человеческих возможностей, которое я имел в своей любимой стране. Ко мне поступали предложения от адвокатских фирм, причем официально – на 150, на 300 и даже на 500 тысяч долларов в год. Но я от всего отказался и вернулся в Москву, в Российский Дом адвоката, который я потом объединил со всеми коллегиями и превратил в Гильдию Российских Адвокатов.”

Что люблю:

“Песах, Хануку, Йом-Кипур соблюдал и соблюдаю, всегда пощусь – от восхода солнца и до захода, читаю религиозную литературу.
Утром, поднявшись с постели, полчаса занимаюсь йогой, обязательно два часа в день пишу от руки, хотя на столе компьютер, пишу по-советски, потом отдаю распечатывать. Также люблю играть в шахматы и нарды.Люблю плавать.У меня в загородном доме есть бассейн. Меня мама за руку водила на плавание, начиная с 8-летнего возраста, занимался водным поло, увлекался Самбо, был мастером спорта по велоспорту, мастером спорта по шахматам.
Люблю нашу кавказскую музыку, особенно азейрбаджанскую. Люблю песни, творчество Высоцкого, Шуфутинского, Звездинского”.



Source: Cпециальный корреспондент Juhuro.com Марина Мишиева