руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
22 февр.
16:57
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно

Форум: Иветта Плям "С любовию к искусству"

3

Начало

дек. 12, 2019 18:33

Иветта Плям "С любовию к искусству"

Community: Музыкальная Академия (Консерватория)

Статья: Иветта Плям "С любовию к искусству"
Автор: violine
Опубликовано: четверг, декабрь 12, 2019

С любовию к искусству

или Георгию Шароеву посвящается...

 

Азербайджанская государственная филармония имени Муслима Магомаева с 25 апреля начала месяц музыки, посвященный 120-летию со дня рождения заслуженного деятеля искусств, известного педагога и музыканта Георгия Шароева. Сегодня мало кто из представителей молодого поколения знает, что он был одним из ближайших соратников Узеира Гаджибекова, неоднократно выступая в периодической печати со статьями о произведениях Гаджибекова и воспоминаниями о нем..

Что говорить, с музыкальными квалифицированными кадрами в Азербайджане в 20-е годы прошлого столетия были проблемы. Можно сказать, что их просто не было. Остатки музыкальной интеллигенции Баку, не приемля советскую власть, эмигрировали. Молодой стране, чтобы не погибнуть в зачатке, как хлеб нужны были квалифицированные кадры. И тогда в Народном комитете просвещения Азербайджана (Наркомпросе) решили бросить клич к видным музыкальным деятелям того времени, работающим в Москве и Петрограде ( Санкт-Петербург). Предложение было заманчивое, в Баку гарантировались более высокая, чем в столице Страны Сове

...
читать полностью
Всего ответов: 39
Страницы:
21Рейтинг
Ответы
1
дек. 22, 2019 00:48
ЕЛЕНА ПЕРЕВЕРТАЙЛО

НОСИТЕЛЬ ДРАГОЦЕННЫХ ТРАДИЦИЙ
Г.Г.Шароев принадлежит к числу меньшинства – а именно к числу музыкантов-пианистов, которые, во-первых, видят в исполнительстве искусство воплощения мысли, чувства, образа, идеи, и во-вторых, исходят в своих исполнительских решениях не от каприза, не от вкуса, не от мысли о том, что так будет красивее, так будет интереснее, но от серьезных, глубоких познаний в искусстве, от знания стилей. Он был носителем драгоценных исполнительских традиций, известных ему от его великих учителей: В.И.Сафонова, А.Н.Есиповой, К.Н.Игумнова, Г.П.Пахульского. Он вырос в Москве и Санкт-Петербурге в атмосфере нового расцвета русской культуры. Художники, поэты, писатели, композиторы, певцы, режиссеры, пианисты, скрипачи, виолончелисты – все те, кто составили русскую историю в искусстве и чьи имена значатся в числе классиков не только нового времени, но и даже принадлежат к прежней эпохе, – все они были тогда именно там, где он рос. В таком окружении он мог получить только настоящие, истинные представления об искусстве и музыке. Будь он сам обычным, заурядным человеком – и тогда бы отблеск созвездий освещал его облик. Но он был эмоциональным, даровитым, – и среда, в которой он вырос, сделала его художником. Это художническое начало проявлялось во всем – в смелой инициативности, в неутомимой жажде деятельности, в самоотдаче духовной и физической (кажется, он никогда не отдыхал). Вся его энергия и страсть были отданы на службу музыке – высшему и загадочному искусству, которому он был предан как жрец. Не сочетание звуков, не блеск и, конечно, не использование ее как трамплин для достижения славы или благосостояния (как это, увы, чаще всего встречается), но возможность ощущать себя в другом, возвышенном и идеальном мире – вот что приковывало его к музыке.
Он был тем самоотверженным педагогом, который не стремился к благодарной и всеми высоко и легко оцениваемой цели – сделать из своих учеников виртуозов. Его цель была незаметной и неблагодарной – сделать из своих учеников романтиков-музыкантов и воспитать благородных людей. Трудная и неоплачиваемая задача! Сколько раз ему это удалось – неизвестно, но отпечаток благородных стремлений, романтических порывов был виден на всех его учениках.
дек. 22, 2019 00:44
Е.Д.ВИТКОВСКАЯ-ДАДАШЕВА

ИГРАЙ, КАК ЧУВСТВУЕШЬ…
Я училась у проф. Г.Г.Шароева с 1938 г., из коих два года в музучилище БОНО (на этом месте сейчас находится Макдональдс) – это 3-4 курсы II-й ступени, а затем в 1941 году поступила в консерваторию в класс проф. Шароева. В 1942 г. я уехала с мужем в прифронтовую зону. Мой муж был военным летчиком и погиб в бою. Вернувшись в Баку в 1943 г. с грудным ребенком, я пошла к проф. Шароеву на беседу, рассказала свою судьбу. Внимательно выслушав меня, он сказал: «Милая, иди домой, приходи завтра». На следующий день он мне сказал, что я восстановлена на 2-й курс, и назначил дни занятий. Он мне дал программу, как сейчас помню – вариации Рубинштейна, сказав, что они восстановят мою технику. Так и получилось.
Заниматься с ним было интересно. С первых уроков новой программы он не признавал «голые ноты», а всё исходило «от музыки», фразировки, которые он тщательно отрабатывал и требовал осмысленного исполнения.
Был такой случай, только не помню, над каким произведением работали. Он мне показывал как играть и требовал повторения исполнения. У меня не получалось – то ли я не была собрана, или не понимала, чего он хочет. Он стал сердиться, а потом говорит: «Играй как хочешь, как ты сама чувствуешь и понимаешь». Я сыграла. Он обнял меня и сказал: «Вот так это и надо играть».
А этот случай я никогда не забуду (это было, кажется, на III или IV-м курсе): я пришла на урок, начали заниматься, у меня ничего не получалось. Он стал возмущаться. Я расплакалась (а слёз он не переносил) и сказала, что ничего не ела с утра. Он возмутился, назвал меня дурой и сказал: «Встань, пошли в буфет». Накормил – и пошли опять заниматься. Урок прошел благополучно. Это его чисто человеческие качества. Он любил свою профессию, студентов своих.
Георгий Георгиевич устраивал тематические вечера-концерты своего класса, составленные из сонат Бетховена, произведений Листа и др. композиторов.
Во время занятий он никогда не смотрел на время. Он увлекался уроком и не прекращал его, пока не добивался результатов.
Иногда в дружеской беседе он рассказывал о своем творческом пути.
Как известно, проф. Шароев из Петербурга. Обычно летом интеллигенция выезжала на Кавказские Минеральные Воды. Там устраивались пикники, самодеятельные театры. На одном из таких спектаклей Георгий Георгиевич исполнял роль, в которой он пел и играл на пианино. Он так увлекся своей ролью, и все ему кричали «браво», «бис». Ему казалось, что он играет прекрасно, а оказалось – безобразно.. На следующий день он идет в театр и видит карикатуры на него с подписью «талант в искусстве» и, конечно, критические заметки. После этого он уехал с курорта.
Эту историю он рассказал нам, чтобы в дальнейшем мы не зазнавались и самокритично относились к своим занятиям и работе.
Когда я училась на V курсе, мне было очень трудно материально, я даже хотела бросить консерваторию. Он буквально приходил за мной и приводил на урок, объясняя, что я должна получить диплом. Он попросил Л.Н.Егорову, чтобы она мне дала репетиторскую работу, за что им большое спасибо.
Так, благодаря его внимательному, поистине отеческому отношению и всесторонней помощи, я в 1947 году окончила консерваторию и получила диплом с квалификацией педагога-исполнителя за подписью профессора Гольденвейзера. По окончании консерватории я поступила на работу в музыкальную школу БОДО, где бессменным директором был проф. Г.Г.Шароев, который организовал эту школу в 1934 году и руководил ею совершенно бесплатно. Нас, молодых педагогов, обязывал добросовестно относиться к работе тот факт, что профессор Шароев лично принимал у наших детей экзамены, причем не только гаммы, но и всю программу. Во время экзаменов он делал нам кое-какие замечания, давал советы. Я проработала в школе БОДО до конца его жизни. Там же я вела хор – опять-таки по его инициативе. И так вся моя педагогическая работа была все время под контролем незабываемого Георгия Георгиевича Шароева.
Я благодарна судьбе, что училась у этого человека с добрым сердцем, прекрасного педагога-музыканта с большой буквы.
Светлая ему память.
дек. 22, 2019 00:32
ТАРЛАН СЕИДОВ

УРОКИ ТВОРЧЕСКОГО ВДОХНОВЕНИЯ
И МУЗИЦИРОВАНИЯ

Мое знакомство с Георгием Георгиевичем Шароевым берет начало с 1961 года, со времени моего обучения в выпускном классе специальной музыкальной школы при Азербайджанской консерватории имени Узеира Гаджибекова. По рекомендации певицы Шовкет-ханум Мамедовой и композитора Васифа Адигезалова, с которыми наша семья находилась в очень близких отношениях, мне посчастливилось получить ряд консультаций у знаменитого профессора. Занятия со мной проходили в его квартире по старому адресу, на улице Губанова. При первом посещении его дома я сразу же ощутил атмосферу особой доброжелательности. Излучающий теплоту взгляд Георгия Георгиевича выражал отсутствие даже какого-либо намека на официальность. Впечатление было дополнено также и «творческим беспорядком» его рабочего кабинета. Повсюду, где это было возможно, - на столе, стульях и на рояле хаотично были разбросаны книги и ноты. Это незначительное на поверхностный взгляд обстоятельство как-то вмиг сняло невольное чувство скованности от ожидания первой встречи и дало мне соответствующий деловой настрой к предстоящим занятиям у выдающегося музыканта.
Со мной он прошел одну из прелюдий и фуг «Хорошо темперированного клавира» И.С.Баха, Сонату № 8 до минор Л.Бетховена, Десятую венгерскую рапсодию Ф.Листа, первую часть ля-минорного Концерта Р.Шумана и несколько пьес из цикла «Мимолетности» С.Прокофьева. Замечания Георгия Георгиевича отличались предельной конкретностью, направленностью на главный, решающий момент в работе. Несобранный в быту, поражавший многих своей рассеянностью, он был строг в занятиях. Со скрупулезностью, достойной педагога-педанта, он обращал внимание буквально на всё, что относилось к художественной и технической стороне исполнения. Заботясь о выявлении образного содержания музыки, Георгий Георгиевич пояснял характер пьесы или ее отдельных построений. Приводимые им аналогии и сравнения отличались образностью и меткостью. При этом Шароев не давал каких-либо догматических советов, всячески поощряя проявление личного вкуса и инициативы.
Особенно запомнились его советы к исполнению юмо-ристических и саркастических пьес из «Мимолетностей» С.Прокофьева. Желая помочь мне в их интерпретировании, Георгий Георгиевич решил привлечь мое внимание к некоторым свойствам человеческой натуры автора. Для этого он рассказал мне об одном эпизоде из времени своего совместного обучения с Прокофьевым в Петербургской консерватории под руководством А.Есиповой.
К началу одного из занятий, когда собрались все ученики ее класса, молодой Сергей Прокофьев с кем-то поспорил, что ему удастся первым получить урок. Так и вышло. Приветствуя А.Есипову, по-джентльменски элегантно поцеловав ее руку и что-то тихо сказав ей на ухо, он тут же получил ее согласие. Сев за рояль, перед тем, как начать играть, он, состроив гримасу, победоносно «показал нос» всем присутствующим своим товарищам.
Наглядное описание Шароевым этого комического эпизода из студенческой жизни Прокофьева лишний раз подтвердило один из самых важных методических приемов профессора, заключающийся в максимальной активизации творческого воображения учащегося для достижения большей художественной достоверности музыкального восприятия.
В заключение своих кратких воспоминаний о.Г.Г.Шароеве хочу отметить следующее. После каждого урока у профессора я уносил с собой частицу его таланта и вдохновения, получал творческий и эмоциональный заряд для дальнейшей работы. Несмотря на то, что прошло уже немало лет со времени моего общения с Музыкантом большого таланта, его уроки творческого вдохновения и музицирования оказались для меня незабываемыми.
28069
1
дек. 22, 2019 00:15
Изменено Koba4509 ® : дек. 22, 2019 00:36:11
ФАРХАД БАДАЛБЕЙЛИ

ВСЕГДА ПОМНИТЬ
Георгий Георгиевич Шароев – это одна из блистательных страниц истории Бакинской Музыкальной Академии – нашей консерватории, и все те, кто имел счастье общаться с этим замечательным человеком, навсегда сохранили о нем благодарную память.
Вспоминаю такой случай из детства. В 7-ом классе, в бюльбюлевской школе, я участвовал в концерте класса. А было известно, что Георгий Георгиевич имел обыкновение спать на концертах, когда ему было неинтересно. И после моего выступления моя мама очень гордо сказала, что когда я играл, Шароев проснулся и сказал: «Какой способный мальчик», - и опять заснул. Я очень этим гордился – ведь сам Георгий Георгиевич Шароев меня отметил! Это было очень давно. А потом, когда я поступил в консерваторию, здесь происходило некоторое негласное соревнование между двумя школами – Бреннера и Шароева. Бреннеровцы были всегда такие точные, вышколенные, безупречные, а у шароевцев было больше импровизации, больше романтики. Иногда, конечно, это было опасно с точки зрения вкуса. Но сам Георгий Георгиевич был мастером замечательным и всегда умел держать грань между сентиментальностью и сентиментальщиной. (Сентиментальность – это даже очень хорошо. Петр Ильич Чайковский написал замечательный «Сентиментальный вальс»). Это соревнование между школами оказывало положительное влияние на процесс обучения - то, чего нам сегодня не хватает. Такие гигантские фигуры, как Майор Рафаилович Бреннер, Георгий Георгиевич Шароев, Илья Семенович Айсберг, Леопольд Морицевич Рудольф, Николай Семенович Чумаков – это и есть история азербайджанской музыкальной культуры, и здесь еще раз поражаешься дальновидности Узеирбека, который очень ценил этих людей, всячески поощрял их деятельность, оберегал их, создавал им все условия, чтобы они чувствовали себя здесь как дома, работали в нормальных условиях.
Шароев был из тех профессоров, которые мало обращают внимание на свой внешний вид, не придают значения своей одежде. Он мог быть и не очень опрятно одетым, но его мысли, талант, увлеченность профессией и богатый внутренний мир ставили его много выше некоторых вышколенных, безупречно одетых, но совершенно бесполезных людей.
Это примечательно, что мы празднуем в один год юбилеи Узеирбека и Георгия Георгиевича, потому что они вместе работали, вместе создавали основы нашей Академии.
Мы очень признательны Иветте ханум, благодарной и достойной ученице Шароева, за проявленную инициативу и приложенные усилия для создания этого сборника воспоминаний.
Многочисленные выпускники шароевской школы, разбросанные сейчас по всему миру, я думаю, всегда будут помнить замечательного музыканта, потрясающего педагога, очень добродушного и милого человека Георгия Георгиевича Шароева.
28071
дек. 16, 2019 09:32
Евгения Перевертайло мама Елены Перевертайло?
дек. 16, 2019 08:53
Я очень хорошо это понимаю! Не знаю, в курсе ли Вы, но несколько лет назад в Баку вышла книга (и тоже малым тиражом), посвящённая 100 летию со дня рождения Владимира Цезаревича Аншелевича. Она открывается биографической статьёй, которую я писала много лет и много лет собирала информацию. В ней также воспоминания педагогов профессоров консерватории. Не помню, публиковала ли я её здесь...
Я считаю, это наш долг вспомнить и записать наши воспоминания о наших талантливых педагогах. Тем более, что есть такая замечательная платформа здесь и на Фейсбуке, где можно всё опубликовать и фотографии тоже. Ведь воспоминания бесценны!
27970
2
дек. 16, 2019 02:12
Иветта Григорьевна была бы очень рада, если бы узнала, что изданная ее стараниями книга о Шароеве вызвала интерес. Она считала своим долгом оставить воспоминания о своём Педагоге. Женщина она была энергичная (хоть и передвигалась в последние годы при помощи трости), напористая - обзвонила всех на тот момент живых, кто учился у Шароева, кто его знал и кто мог черкнуть хотя бы пару слов, и не отставала от них, пока не получила их заметки или статьи.
В продаже этой книги не было. Тираж всего 100 экземпляров. Иветта Григорьевна издала ее за свой счёт и раздарила своим друзьям и знакомым.

Иветта Григорьевна Плям (фото не из книги):
27964
дек. 15, 2019 21:45
Спасибо! Жаль, невозможно купить... вряд ли есть на полках даже в Баку. А уж у нас...
Огромное спасибо за выдержки из книги и бесценные фотографии!
Я стараюсь дублировать на Фейсбуке. Вы там есть?
 
Всего ответов: 39
Страницы:
21Рейтинг