руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
13 авг.
00:14
Обозрения
Книжный развал. Июль 2021
© Eugene
Все записи | Профи
пятница, декабрь 22, 2000

Профи

aвтор: Кямал Садых-Заде
 

“Богата нефтью страна родная

Страна большая,

Азербайджан!”

(Популярная песня)

Кто сказал, что нет в нефтяниках романтики? Как повернулся язык у какого–то западного острослова окрестить их “oil–field trash” — что в переводе с английского означает — “нефтяные отходы”?!! Да, их работа черная, но у кого хватит смелости поспорить с тем, что этот цвет — один из самых импозантных?..

Согласитесь, “держава наша” если на чем и держится, то на нефти. Когда–то очень давно наши предки поняли, что эта черная жирная жидкость оказывается вещь общественно полезная. Они научились ее применять и использовать для своих нужд.

Тогда–то и появились первые профи нефтяной индустрии. Так кто же они такие — люди, добывающие нефть?..

СУХОПУТНЫЕ

Они считаются нефтяной интеллигенцией, так как они, как правило, руководят, планируют и режиссируют все нефтяное дело. Место работы — главные офисы ГНКАР или любые другие конторы, связанные с нефтью. Возможны варианты, вроде Азербайджанской государственной нефтяной академии, где они передают опыт начинающим спецам. К этой категории относятся инженеры–плановики, геологи, геофизики, сейсмологи, проектировщики добывающих конструкций (их еще называют вышками). Ну, вообщем, этакая чертящая, пишущая и ставящая свои подписи братия, обитающая в кабинетах и принимающая различные мудрые решения.

Но не надо рассуждать о них, как о белоручках, не знающих даже как нефть пахнет и какого она цвета. Конечно, ни для кого не будет особой новостью, что многие молодые “профессионалы” посажены за конторские столы своими влиятельными родственниками. Но, поверьте, не они делают погоду в эксплуатации и разработке нефтяных и газовых месторождений. Такие ответственные шаги доверяют только тем, кто действительно “в курсе дела”. А стать таким специалистом не так уж и легко.

Для этого необходим теоретический фундамент. То есть все, что вы будете делать, вначале должно быть изучено и сотни раз проанализировано. Для этого необходимо, чтобы профессия соответствовала образованию. Согласитесь, нефтяное дело — дело государственной важности. От работника требуется КОМПЕТЕНТНОСТЬ, так как от шагов, им предпринятых, зависит успех порой многомиллионного проекта.

И прежде всего вам нужно быть уверенным в том, что вы действительно “техник” по складу своего мышления. Поэтому будьте готовы к тому, что вам придется поступать в нефтяной вуз. У нас в стране — это Азербайджанская государственная нефтяная академия. Конечно же, ни для кого не секрет, что учеба в техническом институте проходит для студентов, так сказать, от “сессии до сессии” — во время семестров большинство учащихся думает, где и как достать необходимое количество “бабок” для успешной сдачи всех зачетов и экзаменов. Не сравнивайте себя с ними. Они, как правило, поступали сюда только ради высшего образования, причем неважно какого. Настоящих специалистов из них никогда не выйдет. Вам же нужно сразу после поступления целиком посвятить себя учебе. Еще раз повторюсь, это азы, а именно от них зависит успех будущих рабочих проектов.

Не думайте, что успешно закончив вуз, вы покончили с теорией. Помните о том, что ваша будущая работа именно теоретическая, поэтому постояно подкрепляйте свои знания дополнительной информацией. Самообразование никогда никому не вредило!

Как бы хороша и содержательна ни была теория, она будет составлять только половину ваших знаний, если у вас не будет практического опыта. Если по окончании вуза вас пошлют стажироваться на промысел, где грязи по колено, не смотрите на вашего руководителя, как на своего врага. Запаситесь резиновыми сапогами и прикрепите себя к человеку, который “живет” нефтью. Не берите себе в наставники главного инженера, поверьте, простой помбур (одна из самых тяжелых работ на нефтяных промыслах) даст вам гораздо больше. Потрогав нефть, подышав, умывшись, поплавав в ней вы узнаете все то, что не написано в учебниках. Только после такой практической “грязи” вам можно спокойно садиться за конторский стол и быть уверенным в том, что ошибки в ваших решениях будут сведены до минимума.

МОРСКИЕ (ПРОМЫСЛОВЫЕ РАБОТНИКИ)

Вот она, романтика! Кто не мечтал в детстве о соленом морском ветре? Поверьте, моряком можно стать, даже если у вас морская болезнь. Воля, стальные мускулы, железные нервы, крепкие слова, и, опять–таки, профессионализм — вот что нужно иметь нефтепромысловому инженеру или технику.

Как стать нефтепромысловым инженером? Слово инженер уже подразумевает наличие высшего образования. Не будем повторяться, скажем только одно — пусть тот, кто выбрал эту профессию, докажет себе, что он не ленив, поднимет глаза и прочитает все о теоретической подготовке сухопутных работников. Она для всех едина. Разница заключается в практике. В отличие от офисных инженеров, промысловики должны набираться практического опыта годами. Они тоже руководители, но не сидящие за конторским столом, а руководящие непосредственно прикладной работой. Здесь, помимо профессионализма, требуется умение работать с людьми. И еще, промысловый инженер должен одинаково уметь работать как с чертежными принадлежностями, так и с кувалдой.

Сразу предупрежу, что работа в промысловых условиях отличается от обычной даже временем рабочего дня и в среднем составляет 12 часов. И так, на протяжении, как минимум, десяти дней. То, что работа на промысле идет беспрерывно и прерывается только в исключительных случаях, превращает рабочий график в ненормированный. Здесь возможны такие варианты, как работа по трое суток напролет, или ожидание в течение недели. Эта работа не терпит дублей. И малейшая ошибка может привести к нарушению всей системы в сложной работе определенного нефтяного промысла.

К примеру, вы инженер — руководитель бурения. По плану, сегодня вами должо быть пробурено триста метров. При нормальных условиях работы, можно уложиться за одну вахту (12 часов). Но что есть нормальные условия? В основном это правильные расчеты геологов того, что на нужной вам глубине грунт мягкий, и долото (тот самый инструмент, которым бурят) должно пройти, как по маслу. Вы начинаете бурить и, вдруг, долото упираетсь во что–то твердое. Бурильный инструмент сменяется на специальный измеритель (на это уходит время), который впоследствии показывает, что вы наткнулись на подземную скалу. Ошибка геолога, а в результате руководитель другой бригады — бригады колоннщиков (колоннщики укрепляют пробуренную скважину трубами — обсадными колоннами) вынужден ждать. Это пример незапланированного отдыха.

Промысловым техникам — работникам бригад, в отличие от инженеров, необязательно иметь специальное образование. Достаточно, чтобы этот человек был физически силен и умел мыслить логически. Поверьте, инженер, он хоть и главный, но без группы опытных помощников не сможет сделать ничего! Конечно же рост карьеры техника намного дольше и сложнее, чем инженера. Но все же, если простой такелажник имеет способности, то у него есть все шансы стать помощником бурильщика, бурильщиком и, наконец, буровым мастером.

ПАРАЛЛЕЛЬНЫЕ РАБОТЫ

Наверное все знают, что в любой работе принимают участие люди, к профессии никакого отношения не имеющие. Без них бизнес невозможен. Это те, кто занимается снабжением, охраной труда, техникой безопасности и др.

Во времена Советского Союза одной из самых “наваристых” профессий считалась профессия складчика. Складчик–нефтяник — это отдельная ипостась. Тут много не наворуешь. Согласитесь, кому, кроме нефтяников, нужны огромные сверла, двадцатидюймовые трубы, спецэлектроника, которая нигде, кроме буровых установок, не может быть применена.

Складчики тоже подразделяются на две катергории — промысловые и сухопутные. Каждую буровую обеспечивает оборудованием и материалами определенная база — склад вышеперечисленного. Главный на этой базе — сухопутный складчик.

Немного отвлекусь и скажу, что на каждого в нефтяном деле от главного инженера проекта до грузчика на буровой возложена большая ответственность. Здесь нет ненужных людей. От каждого в той или иной степени зависит успех. На складчика эта ответственность возложена в большей степени. Организаторские способности для человека, выбравшего этот профиль работы, стоят на первом месте. Складчик должен собрать на своей базе все, что должно найти применение на буровой установке, причем в нескольких экземплярах.

После силовых профессий (военные, полиция, спортсмены) профессия нефтяника стоит на втором месте по ВОЗМОЖНОЙ степени опасности и травматизма. Чтобы предотвратить несчастные случаи существуют такие служащие как инженеры по технике безопасности и охране труда. Все этапы работы буровой установки или целого промысла осуществляются с одобрения этого человека. Специалист по технике безопасности наделен большими полномочиями. Он, к прмеру, может остановить весь рабочий процесс, если безопасность работников находится под угрозой или не отвечает определенным требованиям.

Представим себе случай: на море построена новая буровая платформа. Она может быть сдана в эксплуатацию только после проверки на степень безопасности. Даже если, скажем, оградительные перила находятся на расстояние пяти сантиметров от борта (а допустимое расстояние десять сантиметров) специалист по безопасности имеет право запретить работу, пока все не будет переделано. Может быть из–за этой дотошностии, жесткости и строгости их недолюбливают непосредственно сами нефтяники. Но это чувство первично. На самом же деле, если задуматься, они отвечают за жизнь других людей. А ответственность за чужую жизнь — это самая большая ответственность, которая только может существовать. Кроме этого они следят за безопасностью оборудования.

РАБОТНИКИ ИНОСТРАННЫХ КОМПАНИЙ

Если я сейчас выйду на улицу и спрошу у первого встречного молодого человека, где бы он хотел работать, я уверен на сто процентов, что первое место в его списке займет западная фирма. Желательно, нефтяная компания, так как там лучше всего платят.

Устроиться работать туда сложно. Работа в таких местах считается “блатной”. В смысле, только по блату можно получить место в какой–нибудь американской нефтяной корпорации. Но есть и исключения. Если каким–то образом вам все–таки удалось пробиться на собеседование и со знаниями у вас все впорядке, то вполне возможно, что на вас обратят внимание. Обязательное условие — это конечно же знание иностранного языка, желательно английского. Этот язык уже выбран как международный язык общения на интернациональных буровых установках. В Каспийском море сейчас уже есть несколько таких платформ. У каждой платформы есть “хозяин” — операционная компания, которая вкладывает деньги во все работы, ведущиеся на данной установке. Не подумайте, что на буровой, принадлежащей, к примеру, ВР работают только представители этой фирмы. Операционная компания, как мы уже говорили, вкладывает деньги. Она же нанимает подрядчиков на каждый вид работы. Бурением, например, занимается одна компания–подрядчик, измерением в процессе бурения — другая, цементированием — третья, обсадными колоннами — четвертая...

Работа в операционной компании обычно требует качеств, которые мы упоминали, говоря о сухопутных нефтяных работниках. Нефтяники–подрядчики же, как правило, технари. Служащие иностранных нефтяных фирм более “элитарны”, ведь им приходится работать с суперсовременным оборудованием. И если умственная работа ГНКАРовского морского техника сводится к линейке и карандашу, то техник из компании SCHLUMBERGER должен уметь обращаться так же и с компьютерами. Ну и зарплаты их намного отличаются.

Все те специальности, о которых мы упоминали выше, есть и на буровых западных компаний. Только там, естественно, все намного организованнее и четче. К примеру, внимание, которое уделяют боссы иностранных фирм к технике безопасности намного выше, чем у начальников местных структур. Здесь и спецодежда для любых видов работ, и степень страховки для работ на высоте и наличие инструктора в том случае, если работник выполняет что–то в первый раз и т.д.

У многих сложился стереотип — иностранцы нас эксплуатируют. Да, конечно, зарплата, которую получает Мамедов Мамед в десять раз ниже, чем зарплата Джона Джонсона, который работает с ним вместе и выполняет те же функции. Существуют такие понятия как “international staff” и “local staff”. Это означает: международный штат служащих и местный штат. Работнику-международнику, будь он австралийцем или азербайджанцем, платят одинаково. Средняя зарплата техника доходит до пяти тысяч долларов. Разница лишь в подоходном налоге, который платит работник той или иной страны. Зарплата “местного” работника, конечно же ниже, но она составляется в соотношении к зарплатам местных организаций.

Короче, устроились на работу — делайте все, чтобы ваше стремление и трудолюбие были замечены. А там может и станете получать зарплату с тремя нулями...

* * *

Профессионально делая свое “черное” дело нефтяники приносят пользу той стране, в которой они живут. Ведь недаром у нас в Баку поставлен памятник труженнику нефтяных полей. Этот памятник без каких–либо надписей — фигура сильного мужчины с газовым ключом в руках — все говорит сама за себя.

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.

Журналы
Как возникло чувство любви у тебя?
© Saks