руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
17 сент.
07:48
Телеграмма № 4: Грех Брюса Уиллиса, дуэльный кодекс, Анри Руссо и Эпитект
Все записи | Проблема
пятница, декабрь 8, 2000

Пока не утряслось ...

aвтор: У. Чертовских, Л. Стативина
 

“Я помню все твои

трещинки...”

Земфира

ТРАВМЫ И СТРЕССЫ

Землетрясение... Всего каких-то несколько секунд страха (да что страха - настоящего ужаса) и... вроде бы жизнь в городе течет, как обычно. Но это только на первый взгляд.

Страх сковал наши сердца. Он действует исподволь: только через неделю после землетрясения многие из нас смогли пересилить его и впервые спуститься в метро. И все то время, что им пришлось находиться под землей, испытывали очень неприятные ощущения - предательские струйки холодного пота, непроизвольно сжатые в кулак пальцы и до странности пустые платформы на станциях. А потом - радость идиота - глоток холодного ночного воздуха...

По распоряжению властей в медицинских учреждениях организованы кабинеты психотерапевтической помощи. К сожалению, ни мы лично, ни наши родственники, друзья или знакомые этой помощью не воспользовались. Спросите, почему? Да потому, что никто не верит в действенную помощь наших врачей: кто будет ее оказывать? Невропатологи из городских поликлиник? Да к ним и так никто практически не ходит! Разве у нас получают психологическую помощь участники карабахской войны или вынужденные переселенцы?

В ночь стихийного бедствия бакинцы снимали стресс в основном алкоголем, как наиболее доступным и приемлемым средством. Многие продолжают бороться со страхом при помощи этого средства до сих пор...

С катастрофами такого масштаба наши врачи не сталкивались никогда. Та ночка не прошла ни для кого даром - из-за перенесенного нервного стресса у многих возникла или обострилась масса заболеваний. От достаточно традиционных последствий переохлаждения (тонзилита, фарингита, бронхита) до различных фобий - в частности, клаустрофобии. О чем сразу же заявил главный психиатр республики, завкафедрой психиатрии АМУ им. Н.Нариманова, профессор А.А.Султанов.

А вообще, по сообщению Правительственной комиссии, уже свыше 606 человек обратились за помощью в медицинские учреждения. В настоящее время в больницах проходят лечение 57 человек, получивших во время землетрясения увечья тяжелой и средней степени.

Если до землетрясения каждый из нас, считая свой дом неприступной крепостью, спешил укрыться в собственной раковинке от бурь и невзгод, проносящихся над ней ураганными порывами - авось пронесет, авось не затронет - то теперь, по воле природной стихии, эта крепость может в любой момент превратиться в обыкновенный мавзолей.

Несколько месяцев назад все мы были потрясены телекадрами, обошедшими весь мир - землетрясение в Турции и его страшнейшие последствия. Но оно произошло где-то далеко, и нас коснулось, как беда братского турецкого народа. Теперь на своей шкуре мы почувствовали весь ужас природного катаклизма. Но осознали ли?

У одного нашего сотрудника малолетний пацан, почувствовавший недавно небольшой толчок балла в 2, оделся и уселся среди ночи на пороге дома в недоумении: “Почему никто никуда не выбегает из дома? Странные они, эти взрослые!”.

Большинство ждет повторения и боится его. Многие родители до сих пор не пускают в школы своих детей. Их можно понять - они боятся не самого землетрясения, а паники, которая неизбежно возникнет и в результате которой могут быть жертвы. В одной из школ уже на этой неделе во время уроков вдруг почувствовали толчок. Начались крики “Землетрясение!” и все кинулись к выходу. Представьте себе картину: все дети, от мала до велика, бежали по лестнице вниз, во двор. И никто не смог хоть как-то организовать этот человеческий поток, остановить его, успокоить детей. Педагоги бежали вместе со всеми. В подобной давке и панике могло произойти что угодно.

Когда мы смотрим западные видеофильмы, то очень часто удивляемся, как у них там все хорошо отлажено: вот возьмем, к примеру, славный город Лос-Анджелес или Сан-Франциско. Трясет их постоянно. Но у тамошних детишек выработался рефлекс - как только затрясло, каждый ребенок быстро, но без паники или занимает место под столом, или под руководством преподавателя эвакуируется.

Сейчас нашим детям как раз необходимы специальные тренинги по эвакуации на случай стихийного бедствия. А еще - серьезная психологическая помощь именно в учебных заведениях, которую бы оказывали профессиональные врачи-психотерапевты. Ведь за время, прошедшее со дня землетрясения, было зарегистрировано несколько сот подземных толчков.

СТЕНЫ, КРЫШИ И ПОЛЫ

Самое главное, что мы можем сказать о строительстве: строят у нас добротно! Это мы с удивлением узнали во время “тряски”. Мы так привыкли ругать наших строителей, что совершенно этого не ожидали и были приятно поражены. Ведь мощнейший удар подземной стихии выдержали как нобелевские дома постройки начала ХХ века, так и многоэтажные панельные монстрики, не вызывающие особого доверия после спитакского землетрясения.

Помимо недоверия к нашим строителям вообще, мы еще часто говорим об опасности, которую создаем своими же собственными руками. Проблема в том, что в результате перепланировки многие здания потеряли свою сейсмостойкость. Жители, совершенно не знакомые со строительными нормами и правилами, занимаются сносом несущих внутренних стен, выносом балконов, строительством каминов, выбиванием фундаментных блоков для увеличения полезной площади подвальных помещений и т.д. За всеми этими перестройками должны внимательно следить работники жилищно-эксплуатационных управлений и архитектурных отделов районной исполнительной власти. Наверное, ни для кого не будет откровением, что коррумпированные чиновники закрывают глаза на любое подобное нарушение. За определенную мзду, разумеется.

Вот и обрастают наши дома всяческими архитектурными излишествами - ну например балконами размером в два-три раза больше допустимых (причем - зачастую без поддерживающих столбов). Жители многих домов с такими “переделками” сейчас жалуются, что на балконах появились трещины, осыпалась штукатурка.

Не думаем, что после землетрясения с подобным будет покончено. Землетрясение пришло и ушло, ужас перед грозной стихией тоже постепенно исчезает... Словом, балконы останутся. И новые появятся - вряд ли местные нувориши задумаются о последствиях своего ремонта в случае стихийных бедствий.

Кстати, не нужно было ждать землетрясения, чтобы в очередной раз поднять вопрос по этой проблеме: еще несколько лет назад в центре города средь бела дня обрушился жилой дом. Пресса зашлась в крике, чиновники ушли в глухую защиту... Но все вернулось на круги своя.

Нынешнее землетрясение, к сожалению, не обошлось без человеческих жертв. Погибла 7-летняя девочка. Она жила в поселке, жители которого еще в советские времена подлежали переселению. Пятнадцать лет назад они стали получать новые квартиры. Но число этих квартир можно пересчитать по пальцам. Освободившуюся жилплощадь в поселке постепенно снова заселили. Помимо этого поселок (раньше он назывался Эрзерум) стал интенсивно застраиваться самостройками. За последние годы число эрзерумовцев выросло, как на дрожжах. Несколько раз на страницах различных изданиий поднимали проблемы этого поселка, но раньше до него никому не было никакого дела. Теперь же сюда зачастили съемочные группы бакинских телеканалов. Вопрос, надолго ли? Разве кто-то из наших крутых “акул пера” будет проводить журналистское расследование?

А расследовать, вообще-то, есть что. Мы поговорили с жителями поселка и узнали, что самостройка, в которой жила погибшая девочка, была пристроена к капитальному “нобелевскому” дому и, фактически, находилась в общем проходе, заняв его большую часть. Для прохожих был оставлен небольшой проход. И когда во время землетрясения началась паника, через этот проход мог пробежать только один человек. Им оказалась мать погибшей девочки с другим ребенком, а девочка, по словам соседей, бежала позади. И когда обрушилось то, что и должно было обрушиться (с одной стороны завалилась самостройка, с другой - каменный забор), девочка осталась под обломками. Кто ответит за эту смерть? Родители, которые построили этот дом? Они и без того наказаны, и винить их сейчас было бы кощунством. Сотрудники жэка, которые вовремя не спохватились, работники исполкомов? Конкретно - никто, ведь никто и не ожидал ничего подобного!

Но теперь нельзя исключать возможности повторения стихийного бедствия. И сейчас к нему надо быть готовым. А поскольку весь поселок застроен самостройками, эта зона на Проспекте Нобелей может считаться аварийной. Но куда деть людей, живущих там? Кто предоставит им квартиры в новых, сейсмически устойчивых домах? Да и есть ли у нас такие? Государственного строительства практически нет, в республике работают иностранные строительные компании, которые, в основном, возводят либо частные дома, либо предприятия, либо дома для работников нефтяных компаний.

Вернемся к тому, что многие родители не отпускают своих детей в школы. Вынужденные каникулы будут продолжаться, видимо, до тех пор, пока они не удостоверятся, что учебные здания в полном порядке. Например, около школы N 56 Хатаинского района было натянуто ограждение. Эксперты определили, что никакой аварийной ситуации не было, но пока это ограждение не сняли, родители предпочитали не рисковать здоровьем и жизнями детей.

Другим школам повезло меньше. Сейчас по городу аварийными признаны 20 школ (например, 51-я, 132-я, 134-я, 7-я, 171-я). Высшим учебным заведениям также нанесен ущерб - например, Нефтяной академии, Экономическому университету.

Здесь, кстати, хотелось бы заметить, что большинство вузов в последнее время почему-то обносятся заборами, что во время стихийного бедствия может создать дополнительные трудности при эвакуации. Представьте себе, как поток перепуганных студентов и преподавателей БГУ, например, будет протискиваться через две узкие проходные будки! И через забор не перелезешь - он состоит из высоких металлических пик...

КАК ЧИНИТЬ БУДЕМ?

Перефразируя классика, можно сказать, что все панельные дома похожи один на другой. Разница - в добросовестности строителей. Впрочем, и добросовестность не спасает от природной стихии: никакие дома при сильном землетрясении не дадут стопроцентной гарантии спасения. Каменные разрушаются хаотично, куда упадет каждый камень, сказать не может никто. А панельные, увы, складываются как карточный домик. Так что выбирай - не выбирай, не поможет.

Повторимся - на этот раз наши дома устояли. Почва ли повлияла, Бог ли помиловал, строители не выдали - гадать не будем.

Но панельные дома во время землетрясения все же “потрясло” сильно: жители верхних этажей испытали на себе настоящую “пляску святого Витта”, отделавшись, к счастью, испугом и ушибами. Домам повезло меньше - они скрипели, скрежетали, трещали по всем швам. А с улицы было видно, как они раскачиваются из стороны в сторону.

И понятно, что без повреждений не обошлось. Поэтому многие жители этих домов до сих пор предпочитают жить у знакомых, родственников, друзей.

А те, кто живет дома, видят последствия. Ну вот, например, в одной пятиэтажной “хрущобе” между пятым и четвертым этажом треснула водопроводная труба. В результате через три дня после землетрясения, когда дали воду, верхние соседи залили нижних. Интересно, считается ли эта ситуация аварийной? И что теперь делать? Кто будет менять трубы? Или жителям квартир заявят, что трубы старые и жильцы решили воспользоваться стихийным бедствием, чтобы их подремонтировать?

С одним из авторов этого материала случилась история посерьезнее. Живет она на девятом этаже в Ахмедлах. Помимо того, что в квартире все было перевернуто вверх дном (разбился телевизор, попадала мебель, треснули наружные стекла), бетонное кухонное перекрытие пола получило ощутимое повреждение. Скорее всего, нужна цементная стяжка. Подобный ремонт осилить непросто, здесь требуется работа специалиста. И денег это стоит немалых.

В соответствии с поручением Правительственной комиссии, в результате проведения группами специалистов работы по оценке жилых зданий и других строений с точки зрения их аварийности оследованы 4200 объектов, из которых 122 объекта повреждено. Из них 76 - жилые здания. Из жилых зданий, находящихся в аварийном состоянии, выселено 2500 человек. В 30-ти домах уже начались реставрационные работы.

Во избежание несчастных случаев Правительственная комиссия просит жителей столицы, дома которых находятся в аварийном состоянии, обращаться в штабы, функционирующие при исполнительных властях города Баку и районов. В представляющих опасность домах оставаться нельзя, говорят в комиссии. И предлагают переселиться в предлагаемое временное место жительства. Какое место? Гостиницы и отели, ну вот например, прошел слух, что в “Кресчен-бич отеле” размещены жители некоторых аварийных многоэтажных “турецких домов” по улице Мехти Гусейна. Мы созвонились с администрацией отеля и попросили рассказать об этом. Увы, отель оказался секретным объектом, а его сотрудники - настоящими партизанами на допросе. Мы спросили, правдива ли данная информация и услышали в ответ “Назовите фамилию!”. В разговоре выяснилось, что наши фамилии их не интересуют - нам сообщили, что дадут справку, только если мы сами назовем конкретные фамилии переселенных лиц. Единственное, что нам подтвердили - в отеле действительно проживают жители города Баку. Без комментариев...

Кстати, напомним, что “турецкие дома” были построены на склоне холма, именно там, где в свое время планировалось построить несколько жилых зданий для Азгостелерадио. В советское время Главное архитектурное управление города Баку разрешения на это строительство не дало. То есть - признало этот участок опасным.

После турецкого землетрясения престиж турецких строителей резко упал во всем мире. Но не у нас. У нас в стране они по-прежнему строят дома. В Турции ответственность за то, что произошло, за некачественное строительство, понесли виновные. А кто виноват у нас?

Но мы отвлеклись. Нас уверяют, что по завершении восстановительных работ жители смогут возвратиться в свои дома и что охрана всех освобожденных зданий, находящихся в аварийном состоянии, будет обеспечена Министерством внутренних дел. То есть родная полиция нас в который раз убережет! Но все равно - оставлять свою квартиру без присмотра рискнет не каждый.

Уже подготовлены технические проекты по восстановлению части зданий, находящихся в аварийном состоянии, и начались ремонтно-восстановительные работы. Кстати, работы, проводимые в области ликвидации последствий стихийного бедствия, находятся под контролем президента Азербайджанской Республики Гейдара Алиева.

Ознакомившись с этим постановлением, мы отправились в Хатаинский исполком, в штаб по ликвидации последствия землетрясения. Нас интересовало, каким образом граждане могут обратиться за помощью, а заодно мы хотели выяснить, что делать нашей сослуживице со своей квартирой (сейчас она живет у родственников. Временно бомжует, словом...).

“Штаб” представлял собой маленькую комнатку с телефоном, столом и двумя сотрудниками, которые явно были очень заняты: говорили по телефону и принимали посетителей.

Посетителей перед нами было человек восемь. Сначала мы подумали, что все восемь - владельцы квартир, которые в результате бедствия оказались аварийными. Потом выяснилось, что народ в “штабы” предпочитает ходить целыми семьями (для вящей убедительности, судя по всему, и чтобы на “понт” взять). Страсти кипели. Какой-то небритый мужик рвался пройти без очереди, крича и отталкивая милиционера при входе. “Жертва землетрясения!” - подумали мы. Жертва была воинственно настроена и размахивала шапкой. Судя по всему, его дом одной трещиной не обошелся: видно, разрушения были посерьезнее!

Чиновник в исполкоме оказался на редкость предупредительным и обаятельным, что было для нас приятной неожиданностью... Что землетрясение сделало с людьми! К слову, любезность была не показной - мы не представились ему корреспондентами.

- Сколько человек за время после землетрясения к вам уже обратилось?

- По нашим подсчетам - около полутора тысяч. И это только в нашем, Хатаинском районе!

- Я живу в Ахмедлах, на девятом этаже панельной многоэтажки и в результате землетрясения наша квартира пришла в аварийное состояние - бентонное перекрытие пола на кухне не внушает доверия. Когда стоишь полу, чувствуешь, что плита раскрошилась... Даже на линолиуме отчетливо видны трещины. Что мне теперь делать?

- Сначала вы должны пригласить сотрудников из жэка. Они осмотрят вашу квартиру на предмет разрушений, определят ее состояние, аварийность. То есть - произведут освидетельствование. Будет составлен акт, копию которого вы передадите нам в штаб. Ваше заявление мы зарегистрируем.

- А сразу к вам можно принести заявление, без жэка?

- Вы можете, конечно, написать его, но мы в штабе только регистрируем обратившихся. А освидетельствование квартиры все равно должно производиться жэком.

- А какие разрушения считаются аварийными?

- Это определяется на месте. Трещины в потолке, полу, на стенах, нарушения конструкции здания, представляющие опасность для проживающих в квартире граждан... Если повреждения серьезные, то всех жителей будут переселять из квартиры, а квартиру будут ремонтировать.

- А если разрушения не представляют опасность для человека - кто оплатит ремонт? Ну вот, например, у моих знакомых треснула водопроводная труба и теперь они заливают соседей. Кто докажет, что это произошло в результате стихийного бедствия?

- Это должны определить сотрудники жэка. Если раньше ваши соседи обращались в жэк с жалобой на то, что их заливают жители верхнего этажа, значит, неисправность была и до землетрясения. А если это началось только после стихийного бедствия, значит, это его последствия и они будут устранены за счет государства. Но пока штабы ведут только учет поданных жалоб и заявлений, а ремонтные работы начнутся тогда, когда государство перечислит нам необходимые средства. Все упирается в деньги.

КТО ПЛАТИТ?

Деньги - это, конечно, вещь полезная. Боимся только, что “ликвидация” последствий бедствия станет очередной кормушкой для наших чиновников.

Во-первых, много разрушений будут недоказуемы - как, например, в случае с водопроводной трубой или разбитых оконных стекол. Или, например, крыши домов, которые ремонтировались рубероидом как минимум десять-пятнадцать лет назад. С тех пор много воды протекло через эти крыши, и граждане сами, не дожидаясь милости сотрудников жэу, их ремонтировали. А если теперь подобные трещины в крыше станут больше - уже из-за землетрясения - никто не сможет ничего доказать! А ведь ремонт крыши над одной квартирой обходится в среднем от 100 до 200 долларов, и это - минимум.

А во-вторых, не секрет, что многие граждане сейчас, после бедствия, предпочитают в жэк вообще не обращаться. И ликвидируют мелкие разрушения собственными силами. Ведь от жэков и в хорошие времена добиться чего-либо было трудно. Так что вряд ли наши жэки пойдут навстречу “жалобам трудящихся”, и если повреждения небольшие, никакого акта составлено не будет, пусть даже они и вызваны землетрясением. Если, конечно, не “подмазать” нужных человечков.

А кроме того, есть и другая опасность. Разрушениями, настоящими и мнимыми, могут воспользоваться нечистоплотные граждане, желающие приобрести те или иные дома и здания. Ведь землетрясение, наряду с окраинами, прошлось и по центру города - по улице Басина, например, по Торговой. Дома там, как вы понимаете, хорошие, к ним и в благополучные времена приглядывались многочисленные фирмы и компании, жаждущие разместиться в престижном месте.

Ну вот, например, ситуация со школой N 160. В аварийном состоянии была котельная, а не сама школа. Но решением Главного управления образования города Баку школу решили перенести в другое здание. Якобы из-за аварийного состояния нынешнего. Но по слухам, здание это приглянулось какой-то иностранной компании, которая и захотела его приобрести, и “выселение” было заранее спланировано. К счастью, этого не случилось. Дирекция школы вызвала экспертную группу, которая определила, что никакой опасности нет, и в школе могут продолжаться занятия.

* * *

Словом, работы предстоит много. Да и денег - тоже. Только на работу Комиссии по ликвидации последствий землетрясения указом президента выделено 25 миллиардов манатов. А на саму ликвидацию - то есть на ремонт и восстановление зданий - потребуется сумма во много раз раз большая! Дай-то Бог, чтобы эти деньги были действительно потрачены на дело!

ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.

Телеграмма № 5: Расизм в "Бриллиантовой руке", триумф служанки Гитлера, молитва Марка Аврелия