руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
19 сент.
12:21
Журналы
Бакинская школа морской авиации
© Power
Все записи | Книги
четверг, февраль 23, 2006

Амос Оз. "Повесть о любви и тьме".

aвтор: Ефраим
 

От Женьки: я давно прочел эту книгу, но вот написать обзор на нее никак не получалось. Тем с большим удовольствием представляю вашему вниманию обзор от Ефраима. Обзор, к которому мне нечего добавить, так все правильно и хорошо сказано.

Амос Оз. "Повесть о любви и тьме".


Не так давно я обещал одному из управляющих "Общества книгочеев" поделиться своими эмоциями по прочтении книги Амоса Оза "Повесть о любви и тьме". Обещания надо выполнять, что я с удовольствием и делаю.
Начну с того, что шестнадцать лет назад, приехав в Израиль, я попробовал, оценил и полюбил израильские вина. Был поражен тем, что в стране, современный период истории которой насчитывает всего сто лет, умеют делать такие прекрасные вина. И по сей день я предпочитаю их любым другим, включая французские.
Спустя более десяти лет я начал оценивать еще нечто, что, как оказалось, делается здесь на мировом уровне. Не хуже местного вина. Я говорю об израильской литературе. Благо в последнее время многие произведения израильских писателей переводятся на русский, а мы, в силу природной душевной лени, пытаемся получить все наилегчайшим способом.

Роман "Повесть о любви и тьме" во многом необычен.

Структура романа вызывает у меня ассоциацию с гигантской воронкой воспоминаний. Подобно шарику, мы, вместе с автором, скатываемся по ее стенкам. Движение шарика вначале подчеркнуто-замедленно. Его уносит то на несколько поколений назад, в прошлое, то бросает в будущее. Будущее - относительно того страшного события, которое находится внизу, в жерле воронки. События, от которого шарик пытается уйти, отдалиться, мечется то назад, то вперед - но сила тяготения влечет его именно туда, влечет со все увеличивающейся скоростью.
Это событие, о котором автор сообщает читателю почти с самого начала, но всячески оттягивает его, мечется, как бы выигрывая секунды - самоубийство матери писателя. То, чем заканчивается роман.
Причина самоубийства так и остается загадкой. Что это - депрессия, разочарование, разбитые иллюзии, душевная болезнь? Что может заставить молодую женщину решиться уйти, оставив своего единственного, любимого двенадцатилетнего сына без материнской защиты в этом жестоком мире? Единственное, что можно сказать наверняка - это повторить знаменитую фразу Толстого : "каждая несчастливая семья несчастлива по-своему..."
В эту дыру в центре воронки вываливается мальчик Амос Клаузнер. Вываливается за полгода до своего тринадцатилетия - бар-мицвы. Вываливается, чтобы появиться вновь на свет в качестве Амоса Оза, другого человека, в другом месте, распрощавшегося с семейным прошлым, фамилией и с теми несбыточными надеждами, которые возлагали на него, единственного отпрыска, его родители, не сумевшие реализовать себя.
Вываливается, чтобы со временем обнаружить, что воронка оказалась бутылкой Кляйна ( трехмерный аналог листа Мебиуса - тело с односторонней поверхностью, не имеющей изнанки) . Обнаружить, что убегая от своего прошлого, мы, помимо воли, возвращаемся к нему и все глубже и глубже в него погружаемся. Что мы повторяем наших родителей и родителей их родителей - даже когда испытываем к отвращение к их образу жизни и пытаемся специально жить наоборот.
Трудно определить жанр этого романа. Он и документален до мельчайших деталей, и художественен. Это и автобиография, и исторический роман. Жизнь евреев в России, сионистское движение, Холокост, алия в Эрец-Исраэль, Война за Независимость - все это описывается в романе лучше и живее, чем в любом учебнике истории. История ребенка, история семьи и история народа сливаются воедино. В книге много "ружей, висящих на стене, которые не выстреливают" - вроде бы малозначащих деталей, подробностей, эпизодов, происшествий. Но все эти подробности постепенно складываются в огромную мозаику личности ребенка. Еврейского мальчика в Эрец-Исраэль, чье появление на свет было случайным и маловероятным событием - его двоюродный брат и сверстник, родители которого остались в Европе, прожил всего три года и был убит нацистами. Так же как почти все друзья и подруги юности его матери, ее соученики по гимназии в городе Ровно, нашедшие смерть во рву вместе со своими учителями.
Случайным и маловероятным событием было рождение этого мальчика - и закономерным - впрочем, как любого из нас.
Рекомендую всем книголюбам прочитать эту книгу, преодолевая начальное "сопротивление материла". Когда вы перевернете последнюю страницу, вам захочется немедленно начать читать ее сначала.

loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.

Телеграмма № 5: Расизм в "Бриллиантовой руке", триумф служанки Гитлера, молитва Марка Аврелия