руccкий
english
РЕГИСТРАЦИЯ
ВХОД
Баку:
15 окт.
19:37
Помочь нам долларом - рублём ЗДЕСЬ
> подробно
Все записи | Книги
суббота, сентябрь 29, 2018

Книжный развал. Сентябрь 18

aвтор: Eugene ®
 
view

А вот и сентябрьский урожай поспел. Подходи, налетай, книжечки разбирай

А порою очень грустны Джеффри Евгенидис
The Marriage Plot. by Jeffrey Eugenides

Митчелл любит Мадлен,  Мадлен любит Леонарда,  а у Леонарда биполярное расстройство личности. Все трое только что окончили колледж, и теперь им предстоит  решить, как и с кем жить. Это совсем не книга о беззаботной студенческой юности,  а скорее о непереносимой тяжести бытия взрослой жизни. Жизни, где мама и папа не могут сделать за тебя выбор.
В оригинале роман называется совсем не так поэтично: "Матримониальный сюжет".  И это гораздо точнее передает содержание: Мадлен предстоит выбрать, за кого выйти замуж. Или совсем не выходить – такой выбор был невозможен для героинь романов викторианской эпохи (дипломная работа Мадлен), но возможен для нее (феминизма в романе тоже хватает).
Впрочем, выбирать надо не только Мадлен. Митчеллу предстоит разобраться с верой – он специализируется на истории религии (вот вам и капля теологии в романе)- и теперь эта история стала для него настоящим.  Ну, и Леонарду надо понять, как ему дальше жить со своим биполярным расстройством (сериал "Родина" тогда еще не показывали по телику, и широкие круги населения были не знакомы с этой болезнью).
Честно говоря, мне абсолютно непонятны восторженные отзывы. Лично меня совсем не зацепило. Книга, несомненно, хороша, но совсем не моя.

Бесконечные дни. Себастьян Барри
Days Without End by Sebastian Barry  

А вот этот роман пошел просто на ура, и я готов рекомендовать его от всей души.
Итак, прерии, кровожадные индейцы, приключения и любовь.  Да, да, вы правильно вспомнили о Фениморе Купере.  Барри пишет красивее, темы затрагивает более глубокие, но, все-таки, как ни верти,  это приключенческий роман об индейцах.
Итак, перед нами история рядового Томаса МакНолти, рассказанная им самим. Не стану пересказывать приключения Тома и его друга Джона, которых на их долю выпало немало: тут и индейцы, и война Юга с Севером. Куда только не бросала судьба наших друзей – читайте сами, оно того стоит.
Видимо, для того, чтобы осовременить роман, Барри сделал наших героев не просто друзьями, но еще и любовниками. Что, впрочем, ни капельки не мешает.  А вот то, что вначале очень мешало, это манера изложения – не может простой солдат писать таким языком. Впрочем, со временем к этому привыкаешь. А чтоб вы оценили, насколько это красиво, вот вам абзац из текста:
Ближе к полудню этого ужасного дня сержант вдруг встрепенулся и перестал распевать. Он показывает на равнину, где от группы всадников отделился один. У него высокий шест с флажком, который развевался на ветру. Майор остановил весь наш отряд и велел сгрудиться. Он построил нас в десять рядов по двадцать всадников в каждом, с мушкетами наизготовку, нацеленными на приближающегося индейца. Индеец на это вроде и внимания не обратил, а продолжал ехать к нам, и теперь мы видели его яснее. Потом он остановился на полпути. Просто сидел на лошади, а она слегка пританцовывала на месте, лошади так делают. Грызла удила, отступала на шаг, всадник ее снова придерживал. Он стоял ровно за пределами мушкетного выстрела. Сержант хотел попробовать, но майор его остановил. Потом майор как пришпорит лошадь и выехал из строя, поехал вперед по скудной траве. Сержант кусал губу, ему это не нравилось, но он не мог выразить возражение. Только прошипел: «Майор думает, что индейцы – джентльмены, как он сам».

И вот мы стояли там, и, конечно, мухи нас отыскали мгновенно – это нам в прерии нечем поживиться, а им очень даже. Они тут же пошли по ушам, лицам, тыльным сторонам ладоней. Проклятые мелкие черные черти. Но мы их почти не чувствуем, все подались вперед, словно желая подслушать переговоры, которые вот-вот начнутся, но на это надежды нет. Там, в прерии, майор как раз доехал до всадника, вот остановился, вот задвигались губы индейца, голова закивала, руки зашевелились, разговаривая знаками. Воздух так напряжен, что даже мухи, кажется, кусаться перестали. Лишь бесконечные травы сгибаются и распрямляются, показывая темное подбрюшье – спрячут, покажут. И от этого тихий шорох. Но главное – небо. Огромное бескрайнее небо – должно быть, до самого рая. Майор с индейцем проговорили минут двадцать, потом майор вдруг разворачивается и едет шагом обратно. Индеец смотрит на него, сержант уже начинает наводить мушку на индейца, как тот вдруг натягивает поводья и спокойно поворачивает к своим. Майор возвращается к нам – вроде бы бодро, конь у него хороший, дорогой скакун, хоть и отощал теперь.

 
Итого, действительно очень хорошо. Приятного прочтения.

 Джентльмен в Москве. Амор Тоулс
A Gentleman in Moscow  by Amor Towles

 Нет ничего грустнее и смешнее, чем американский писатель, начитавшийся русской литературы и возомнивший, что он так глубоко понимает этот народ, что может написать о них роман…
Граф Александр Ростов находится под домашним арестом в гостинице "Метрополь". Большевики решили не расстреливать его в память об удачном стихотворении, но посадили под замок. И вот, наш граф, весь из себя джентльмен, живет в гостинице. За стенами отеля сменяются времена: нэп, голод, репрессии, война, а нашему графу все как с гуся вода. Он даже умудряется обзавестись своеобразной семьей, не выходя за пределы отеля…Ну и, конечно, (осторожно, спойлер!), когда нашему джентльмену захочется удрать на свободу, то этот человек, не выходивший на улицу полвека, запросто обведет гбшников и ускользнет. А что вы хотели, он ведь Джентльмен.
Надеюсь, что вы никогда не узнаете подробности пребывания графа Ростова в "Метрополе" – хватит уже того, что я свое время потратил на этот опус, где фантастически-нереальный и, можно смело сказать, глупый сюжет перемешан перворазрядными банальностями, периодически изрекаемыми графом.
Итого, в топку!    

loading загрузка
ОТКАЗ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ: BakuPages.com (Baku.ru) не несет ответственности за содержимое этой страницы. Все товарные знаки и торговые марки, упомянутые на этой странице, а также названия продуктов и предприятий, сайтов, изданий и газет, являются собственностью их владельцев.